Russian English

ISSN 2410-3837

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЖУРНАЛ АРХИВ РЕКЛАМА ПОДПИСКА
 
Стратегия ускоренной геологоразведки Арктики и Антарктики Версия для печати

Таймырский сектор Арктики, где проводятся исследования, обладает огромным ресурсным потенциалом по многим стратегически важным для России видам как твердых полезных ископаемых (ТПИ), так и углеводородного сырья (УВС). В его пределах находятся открытые в советские годы крупнейшие месторождения меди и никеля (Норильск), нефти и газа (Ванкор). Здесь также выявлены месторождения золота, платины, алмазов и других высоколиквидных полезных ископаемых. Ожидаемые запасы их велики, а в некоторых случаях могут быть сопоставимы или даже превышать запасы всех известных в мире месторождений данного вида, взятых вместе (Попигайское месторождение импактных алмазов, угольные месторождения Тунгусского бассейна и др.). Впрочем, это всего лишь вершина айсберга, поскольку по целому ряду причин (сложные горно-геологические условия, интенсивное проявление траппового магматизма, искажающего результаты всех геофизических методов без исключения, неразвитая инфраструктура) регион остается одним из наименее изученных в Российской Федерации. Достаточно сказать, что значительная, если не большая его часть до сих пор не освещена основным поисковым методом – сейсморазведкой МОГТ, а до 1980-х годов – МОВ.

В данной связи при нефтегазопоисковых работах на Таймыре широко применяется как альтернатива нетрадиционный подход к исследованию недр, разрабатываемый автором с середины 1960-х годов под брендом «сейсмогравимагнитное моделирование», в аббревиатуре СГММ.

 

В рамках избранного направления реализована креативная, но труднодостижимая на практике идея неформального разделения гравитационного поля на две составляющие: искомую структурную и мешающую вещественную (в нашем случае трапповую) путем моделирования последней по магнитному полю через теорему Пуассона. В процессе совместного анализа, базирующегося на найденных точных (в конечных интегралах) решениях задачи Неймана для трехмерных сред, дважды наблюдается яркий методический эффект.

 

Первый раз – когда трансформируют магнитное поле ΔТ, изменяя его функциональную сущность и избавляя от непомерно высокого фона помех, и оно приобретает (в изображении расчетного параметра W) облик трапповой составляющей гравитационного поля Δg (рис. 2а).

 

Второй раз – когда освобождают само поле Δg от крайне негативного влияния трапповой составляющей, а также других помех, и оно становится (в качестве его структурной составляющей) похожим на рельеф отражающего (одновременно и гравитирующего) реперного горизонта, претерпевая при этом глубокие изменения, вплоть до появления аномалий обратного знака (рис. 2б).

 

Таким образом, уже на самых ранних стадиях исследований, сразу же после проложения первых сейсморазведочных (эталонировочных для СГММ) маршрутов, созданная технология способна в опережающем режиме обнаруживать и картировать на строгом количественном уровне, прежде всего, крупные нефтегазо- и рудоконтролирующие структуры, представляющие непосредственный интерес на региональном этапе геологоразведочных работ (ГРР). Причем изначально благоприятную предпосылку к такому подходу имеют высокоширотные территории Арктики и Антарктики (рис. 2в, 2г) как особые физико-географические области Земли с вертикально направленным магнитным полем, преобразование которого в аналог гравитационного поля (доминантное звено СГММ) по полученным алгоритмам осуществляется наиболее корректно.

 
 
Rambler's Top100

© 2000-2017 ИА Neftegaz.RU

 |  www.neftegaz.ru  |  Рекламодателям  |  Услуги  |  Обратная связь  |  Редакция  |