USD 74.0448

-0.39

EUR 89.4461

-0.93

BRENT 62.77

-0.54

AИ-92 44.38

0

AИ-95 48.28

+0.01

AИ-98 53.72

0

ДТ 48.81

+0.03

13 мин
150
0

Альянсы энергетической безопасности Значение проекта. Северного союза для военной политики Швеции

Сегодня внимание к странам северной Европы со стороны игроков нефтегазового рынка особенно высоко. В условиях, когда мечты о газопроводе Южный и Турецкий поток канули в Лету, а к ветхой украинской ГТС «Газпром» не пускают, за газопровод Северный Поток-2 будут бороться, прибегая ко всем возможным приемам, включая запрещенные и ретроспективные. В недавнем докладе генсек НАТО Й. Столтенберг поведал о том, что в свое время СССР готовил ядерный удар по Швеции, а в 2013 г уже российская армия провела учения, имитировавшие нанесение ядерного удара по Швеции и на протяжении последних 3-х лет продолжает отрабатывать этот навык. До 90-х гг. Швеция и Финляндия, являлись составной частью международного политического субрегиона «Северный баланс». Как сегодня находят баланс энергетической и военной безопасности?

Альянсы энергетической безопасности  Значение проекта. Северного союза для военной политики Швеции

Анализ внешнеполитического курса Швеции в контексте ее военной политики с начала 1990 гг. до настоящего времени показал, что вплоть до 1990-х гг. Швеция, как и Финляндия, являлись составной частью международного политического субрегиона, получившего название «Северный баланс». Характерно, что все элементы этой системе выполняли собственные функции и имели свою специфику. Так, членство в НАТО других скандинавских стран, таких, как Дания, Норвегия и Исландия было ограничено обязательством со стороны датского и норвежского правительств о неразмещении на их территории, во-первых, иностранных войск и ядерного вооружения в мирное время, и, во-вторых, что является крайне важным, изменения собственных вооружённых сил. В систему «Северного баланса» входил и нейтралитет Финляндии в сочетании с ее активным внешнеполитическим курсом, базировавшимся вплоть до 1990-х гг. на партнерских отношениях с СССР на основе советско-финляндского Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 1948 г. Однако после окончания «холодной войны» с учетом формирования нового миропорядка многие процессы, происшедшие как во всем мире, так и в самой Европе, отразились и на системе «Северного баланса». При этом, нельзя не отметить, что политика безопасности как самой Швеции, так и соседней Финляндии претерпела наиболее значительные изменения.  

В этом контексте особо следует отметить тот факт, что статус нейтралитета Швеции имеет свою специфику. Так, Положение о нейтралитете Швеции не зафиксировано ни в конституционных актах страны, ни в международных договорах.  

В этой связи следует отметить, что с начала XIX века существовал так называемый «фактический нейтралитет», сложившийся после наполеоновских войн, основанный, прежде всего, на доверии стран-соседей. Пересмотр же основных принципов политики безопасности начался с приходом к власти в Швеции в августе 1991 г. правоцентристской коалиции во главе с К. Бильдтом. Тогда и встал вопрос о целесообразности дальнейшей политики нейтралитета. Этому способствовало, прежде всего, то обстоятельство, что основные парламентские партии в этой стране пришли к компромиссу, заключавшемуся в неприсоединении страны к каким-либо военным альянсам и блокам для того, чтобы сохранить возможность нейтралитета во время войны, что могло обеспечить Стокгольму большую свободу для действий как на международной арене, так и на внутриполитическом поле. Эксперты прогнозировали, что изменения в политике безопасности Швеции после ее вступления в ЕС в 1995 г. повлечет за собой неминуемое членство этой страны в НАТО, однако этого до сих пор не произошло.  

После окончания Второй мировой войны в Швеция характеризовалась периодом так называемого «неполного участия» или «частичной вовлеченности». Именно такое положение дел способствовало получение ею определенных выгод от собственного нейтрального статуса при параллельном неофициальном сотрудничестве с США и НАТО, базировавшемся на широкомасштабном экспорте вооружений. Тот факт, что нейтралитет Швеции не был закреплен ни в одном из существующих законодательных актов страны, предоставлял ей возможность свободно трактовать данное положение и одновременно с этим извлекать некоторые дивиденды. При этом Финляндия рассматривалась Швецией в качестве своеобразного буфера, позволяющего обезопасить Стокгольм от возможных провокаций со стороны СССР, что способствовало заключению нового договора между Финляндией и ее восточным соседом, в котором были пересмотрены основные принципы политики безопасности. Таким образом, Швеция могла не торопиться со сменой своего военно-политического курса. Начиная с 1992 г., правительство этой страны постоянно подчеркивало, что принцип военного неприсоединения и сохранение нейтралитета в случае войны в регионе, должен оставаться неизменным. В то же время, по мнению многих аналитиков, дискуссии о политике безопасности Швеции накануне проведения референдума о вступлении в ЕС сознательно приглушались правящей элитой для того, чтобы не допустить волнений электората и негативных результатов голосования. Более того, правящая на тот момент партия социал-демократов взяла на себя обязательство не рассматривать членство Швеции в ЕС как подготовку для вступления в НАТО. Однако, с начала 1990-х гг. в политике безопасности шведских социал-демократов наметился явный отход от активных оборонительных позиций в сторону наднациональных структур, направленных на создание совместной безопасности. Об этом, прежде всего, свидетельствует то обстоятельство, что под давлением критики правых партий социал-демократами были внесены изменения в традиционную формулировку шведской политики в сфере безопасности: если ранее речь шла о нейтралитете и неприсоединении к военным блокам и альянсам, то в феврале 2002 г. социал-демократическое правительство совместно с оппозицией выработало новое положение. В нем, в частности, не было прямого упоминания о необходимости сохранять нейтралитет, а также был сделан акцент на более широкой трактовке военного неприсоединения этой страны с целью достижения «возможности для коллективных действий» с другими странами в борьбе с новыми угрозами и вызовами безопасности. Несмотря на то, что в новом положении НАТО не упоминалось прямо, многие эксперты сразу увидели в этом шаге подготовку Швеции к более тесному партнерству с Североатлантическим альянсом. Тем не менее, в настоящее время о вступлении этой страны в НАТО говорить не приходиться. Это может определяться, прежде всего тем обстоятельством, что Швеция, в своей политике безопасности уже была вынуждена считаться с положениями, содержащимися в ОВПБ/ОЕПБО (Общеевропейская политика в области безопасности и обороны) и закрепленными в договорной базе Евросоюза.  

Так, конституционный договор 2004 г. включает ряд важных положений, относящихся к сфере ОЕПБО. В частности, текст Договора содержит два формата кооперации стран-участниц ОЕПБО - к традиционной трактовке «усиленной кооперации» добавилось так называемое «структурированное сотрудничество». Согласно этому, сраны-члены берут на себя обязательства по мобилизации ресурсов с целью противодействия террористическим угрозам, а также для оказания помощи члену ЕС, который подвергся атаке. Однако при более тщательном изучении этого положения обнаруживается, что коллективная оборона рассматривается странами ЕС как прерогатива НАТО. В свою очередь, еще при разработке Конституционного договора с ЕС Швеция добилась учета своей позиции по военному неприсоединению.  

Более того, вышеназванный Лиссабонский договор следует рассматривать с позиций его интерпретации в самой Швеции. В этой связи также следует отметить, что негативные последствия мирового финансового кризиса 2008 г. резко повлияли как на процесс политической консолидации ЕС, так и на политику ОВПБ/ОЕПБО в целом. 

Таким образом, два ключевых военно-политических принципов Швеции - отказ от нейтралитета и «Декларация о солидарности» - стали наиболее значимыми вехами в современной политике безопасности этой сраны. Причем в «Декларации о солидарности» не содержится разграничения между Северными странами, входящими в ЕС (Финляндия и Швеция), членами НАТО (Норвегия и Исландия) и Данией, являющейся членом обеих организаций. Согласно этой же Декларации, Швеция также не может препятствовать использованию своей территории силами ЕС или НАТО. Более того, она должна быть готова предоставить собственные военно-морские и воздушные базы Альянсу.  

Таким образом, в настоящее время Швеция активно развивает свое сотрудничество с НАТО, связанное, прежде всего, с вопросами коллективной безопасности в регионе, что способствует ее сближению с США. Между тем представляется, что шведское общество все еще не поддерживает идею вступления своей страны в НАТО. Это объясняется, как нежеланием Стокгольма обострять отношения с Москвой, так и его неприятием постоянно растущего оборонного бюджета страны.  

В этом же контексте необходимо также отметить, что в рамках ЕС Швеция уже участвует в так называемой группе сил быстрого реагирования в рамках уже активно функционирующего Северного контингента, и обоснованно считает, что содержать еще один контингент в НАТО для нее будет крайне проблематично. Тем не менее, число сторонников вступления Швеции в НАТО продолжает расти. Немаловажным фактором в этой ситуации стал конфликт в Украине, интерпретируемый западным сообществом как «российская агрессия». Так, 18 сентября 2013 г. согласно опроса, проведенного исследовательской организацией TNS Sifo-ведущий Шведский центр по изучению общественного мнения в этой стране, число сторонников, поддерживающих вступление Швеции в НАТО за четыре месяца выросло на 10%, в результате чего общественное мнение в этой стране разделилось ровно пополам.  

Если сравнить данные опроса, проведенные этой же организацией в 2012 г. , то тогда идею присоединения к альянсу поддерживали только 17%, а к концу 2013 г. уже 29%. Показательно, что к 2015 г. эти показатели снова снизились – в настоящий момент в Швеции около 70% населения выступают против ее членства в военном блоке. Тем не менее, на саммите НАТО, состоявшемся в Уэльсе в сентябре 2014 г., как Швеция, так и Финляндия подписали соглашение, согласно которому силам быстрого реагирования НАТО будет обеспечен доступ на шведскую и финскую территорию. В то же время именно идея создания военно-стратегического союза Швеции с Финляндией как альтернатива НАТО может принести социал-демократам определенные дивиденды, поскольку шведское общество выступает против вступления страны в Североатлантический Альянс, о чем явно свидетельствуют результаты проведенных в этой стране опросов общественного мнения. Если социал-демократам удастся раскачать в своей политической риторике те вопросы, которыми они могут реально маневрировать, то они, с большой вероятностью, смогут сохранять если не свой политический статус, то хотя бы имидж партии, необходимый им для проведения успешных выборов в будущем. Однако определенный скепсис вызывает то обстоятельство, что действующее правительство Швеции в последнее время упорно пытается «втащить Швецию в НАТО» под предлогом укрепления обороноспособности страны. В частности, это демонстрирует тот факт, что в апреле 2015 г. Швеция провела международные военные воздушные учения Arctic Challenge Exercise на территории своих провинций Норрботтен и Вэстерботтен, в которых приняли участия и другие страны региона - Норвегия и Финляндия. Такие учения проходят не впервые, однако на сей раз они носили более масштабный характер. Таким образом, похоже, что в настоящее время Швеция пытается наладить более тесное взаимодействие с США в военной сфере, особенно в вопросах, связанных с перевооружением шведской армии, что также свидетельствует о тенденции этой страны к милитаризации. При этом, министр обороны Швеции Петер Хультквист открыто призывает к налаживанию трансатлантических связей с США в виду агрессивной политики России в последнее время.  


Характерно, что общую позицию действующего правительства относительно вступления этой страны в НАТО озвучил в своем выступлении на политических дебатах, состоявшихся в июне 2015 г. в парке города Висбю, главного города острова Готланд, министр обороны Швеции Петер Хультквист. В своей речи он заявил, что проводимые Россией военные учения вблизи от финляндской границы в марте 2015 г. – это проявление российской агрессии по отношении к скандинавским странам. Именно поэтому, на его взгляд, в настоящее время вступление Швеции в Североатлантический Альянс было бы крайне целесообразным. Показательно, что риторика министра произвела большое впечатление на избирателей еще и потому, что его лексика изобиловала англоязычными выражениями, сделавшими ее сильно похожей на выступления его коллег из США. При этом министр не преминул упомянуть и события в Украине как основной аргумент для вступления Швеции в НАТО. Тем не менее, как показали результаты опросов общественного мнения в Швеции, конфликт в Украине еще более усилил скептическое отношение населения этой страны к ее вступлению в НАТО, поскольку эта идея рассматривается большинством шведов, как потеря суверенитета в вопросах внешней и внутренней политики.  

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что последовательное укрепление военно-политического взаимодействие Хельсинки и Стокгольма в будущем может привести к созданию военного союза в регионе. Данная тенденция подтверждается и тем, что в начале 2015 г. обе страны заявили о расширении военного сотрудничества.  

В этой связи крайне показательным является то, что еще в 2010 г. так называемый политический «Альянс за Швецию» не упоминал о потенциальном сближении страны с блоком НАТО. Это было обусловлено тем, что такое сближение потребовало бы от правительства этой страны утверждения новых расходов на содержание контингента Швеции в составе Североатлантического Альянса, против чего высказались 6 партий из 8, входящих в шведский парламент. Лидеры коалиции учли мнение и шведов, которые согласно опросу, проведенного в 2008 г., высказались против сближения страны с НАТО. Тем не менее, в 2014 г. Швеция и Финляндия все же подписали соглашение о создании двустороннего военного союза, направленного на укрепление обороны обеих стран. Таким образом, правительству Швеции удалось к 2014 г. не только сохранить свою суверенность, но и фактически взять курс на военную интеграцию в скандинавском регионе.  

При этом как Швеция, так и Финляндия создали объединенное военно-морское подразделение, которое уже к 2023 г. должно, иметь все оперативные возможности быстрого реагирования на военные угрозы. Кроме того, к 2020 г. руководством Швеции и Финляндии также планируется разработка концепции совместных финско-шведских армейских подразделений. Активность Швеции, направленная на укрепление сотрудничества с Финляндией в военной сфере, включает и намерение создать «пояс безопасности» на случай агрессии извне. Причем под агрессором понимается не только угроза международного терроризма, но с недавних пор и сама Российская Федерация. Вместе с тем следует отметить, что панические настроения по поводу вероятного нападения России в Швеции не столь сильны, как в Финляндии, которая еще в 2013 г. заявила о реальной возможности вступления в НАТО. Еще одним обстоятельством, объясняющим позицию Швеции в вопросе о неприсоединения к НАТО, является ее устойчивое стремление сохранить независимую внешнюю политику и ослабить зависимость от действий США. Как известно, оборонный бюджет НАТО на 80% финансируется США, что позволяет американскому руководству продвигать собственные интересы в НАТО. Европейские же страны не в состоянии обеспечить собственную оборону, прежде всего, в силу отсутствия средств на дополнительные оборонные расходы. Настойчивые требования США в 2014-2015 гг. об увеличении доли участия европейских стран в финансировании НАТО не увенчались особым успехом из-за последствий мирового финансового кризиса.  

Таким образом, внешнеполитический вектор развития Швеции был определен еще в начале 1990 – х гг. и пока нет сомнений в том, что укрепление партнерских отношений с США и НАТО могут радикальным образом снизить самостоятельность шведской внешней политики. Не вступая в НАТО, Швеция сохраняет не только принцип неприсоединения к военно-политическим блокам, но и проявляет собственную самостоятельность в вопросах военно-политического характера. Планомерное укрепление военно-стратегического сотрудничества с Финляндией позволяет сделать вывод о том, что обе эти страны находятся на пути реализации проекта «Северный союз» как альтернативы НАТО и выступают против гегемонии США на внешнеполитической арене.  

 

Литература  

  1. Артюхов В.Н. Военные блоки Северной Европы: перспективы и проблемы взаимодействия. М.: ИНИОН РАН. 2014., 358 с.  

  2. Дерябин Ю. Финляндия и НАТО / Юрий Дерябин // Международная жизнь. 2007. № 7–8. С. 110. 12 Pokój w Europie – nieprawdopodobna wizja? Rozmowa z profesorem Wilhelmem Agrellem ze szwedskiego uniwersytetu w Lund // Rzeczpospolita. 1995. 23 maja. № 118.  

  3. Жарский А., Коршунов Э. Северные соседи: прощай нейтралитет / Анатолий Жарский, Эдуард Коршунов // Военно-промышленный курьер : интернет-сайт. 2010. 3 марта. № 8 (324). URL: http://vpk-news.ru/articles/5540.  

  4. Ильчинский Г. НАТО и США – кто правит бал? // Европейская безопасность. - №7, 2013. – ИНИОН РАН.- С. 5-12.  

  5. Колосов Ю. М. Место постоянного нейтралитета в международных отношениях и в современной Европе (к 50-летию постоянного нейтралитета Австрии) / Ю. М. Колосов // Московский журнал международного права. 2005. № 4. С. 56.  

  6. Мишель Л. Новый этап расширения НАТО может пойти в северном направлении / Лео Мишель ; Defence News, США // inoСМИ.ru : интернет-сайт. 2010. 10 ноября. URL: http://www.inosmi.ru/europe/20101110/164150134.html.  

  7. Натовская воронка затягивает Европу. URL : http://voicesevas.ru/euro/12299-natovskaya-voronka-zatyagivaet-evropu.html ; «Доктрина» Стефана Левена URL: http://inosmi.ru/world/20150527/228247073.html ; Старые маневры – новые масштабы и угрозы URL: http://inosmi.ru/world/20150527/228247073.html  

  8. Попов А. Без гарантий и без опасности / Алексей Попов // Еженедельник 2000 : интернет-сайт. журн. 2006. 29 декабря – 4 января. № 52 (348). URL: http:// 2000.net.ua/2000/derzhava/12816.  

  9. Сотрудничество с США на пользу шведской обороне. URL: http://inosmi.ru/world/20150525/228215084.html  

  10. Huhta K. News Analysis: Finland assessing security guarantees again / Kari Huhta // Helsingin Sanomat. International Edition : website. 2012. May 7. URL: http:// www.hs.fi/english/article/NEWS+ANALYSIS+Finland+assessing+security+guarantees+a gain/1329104020822  

  11. Martenczuk B. The Legal Bases of ESDP / Bernd Martenczuk // The Future of ESDP. A Conference Report: "The (not so) Common European and Defence Policy" / Max-Planck Inst. for Comparative Public Law and International Law. Heidelberg, 2003. 19–20 September. URL: http://www.mpil.de/shared/data/pdf/ber200309191.pdf.  

  12. Michel L. G. Finland, Sweden, and NATO: From "Virtual" to Formal Allies? : Strategic Forum. National Defence University / Leo G. Michel. 2014. February. № 265. P. 4. 31  

  13. Pentilӓ R. E. J. Finland’s Security in a Changing Europe. A Historical Perspective / Risto E. J. Pentilӓ : Finnish Defence Studies : Vol. 7 / National Defence College. Helsinki, 1994. P. 59–60. 9 Жарский А., Коршунов Э. Указ. соч. 10 Nokkala Arto. Finland’s Security Policy ‘95: Consolidation and main Discussions / Nokkala Arto // Yearbook of Finnish Foreign Policy / Finnish Inst. of International Affairs. Helsinki, 1995. P. 9. ОБОРОНА И БЕЗОПАСНОСТЬ  

  14. Rhinard M. Views from the capitals – Stockholm: The Lisbon Treaty’s Solidarity Clause / Mark Rhinard // Europe’s World : website. 2011. February3.URL:http://www.europesworld.org/NewEnglish/Home_old/PartnerPosts/tabid/671/PostID/2242/ language/en-US/Default.aspx.  

  15. Topala O. How Common is CSDP? Solidarity and Mutual Defence in the Lisbon Treaty : European Security Review Briefing / Oana Topala // International Security Information Service, Europe : website. 2011. April. № 4. URL: http://www.isis-europe. eu/sites/default/files/programmes-downloads/2011_artrel_631_esr53-briefing4-solidarity-mutuality.pdf  

  16. Treaty Establishing a Constitution of Europe : CIG 87/04. Title IV. Chapter II. Article I-41 (7) // Council of European Union : website. Brussels, 2004. August 6. URL: http://ue.eu.int/igcpdf/en/04/cgoo/cg00087.en04.pdf. 19 Draft Treaty Establishing a Constitution for Europe : CIG 86/04. Title V. Chapter II. Article 40 (7) // European Union : website. URL: http://europa.eu.int/ futurum/constitution/



Статья «Альянсы энергетической безопасности Значение проекта. Северного союза для военной политики Швеции » опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№1-2, Январь 2016)

Авторы:
Читайте также