Выход в Поднебесную - Актуально - Статьи журнала
6 мин
57
0

Выход в Поднебесную

Выход в Поднебесную

Еще несколько лет назад КНР стал крупнейшим потребителем энергии в мире, обогнав США. Сегодня он остро нуждается в гарантированных поставках газа по приемлемой цене. Казалось бы Китаю сам Бог велел не спешить с подписанием и выждать лучших условий, поскольку отношения России с Западом переживают острейший кризис со времен окончания холодной войны. Почему год назад Китай все же подписал 30-летний контракт с Россией по так называемому Восточному маршруту?


Будущее газовое партнерство с Китаем зарождается на фоне геополитических проблем между Россией и Европой. Но это, действительно лишь фон, который, безусловно влияет, но не определяет суть процесса.

Россия и Китай в хорошем смысле этого слова обречены на сотрудничество в газовой сфере. Причем на масштабное и стратегическое взаимодействие. Рано или поздно это бы произошло, что следует из географии, экономики, логики развития энергетики обеих стран. Вопрос лишь в деталях, в которых, как известно, кроется еще кое-кто. Поэтому и времени на их шлифовку уходит много.

С момента начала официальных переговоров между «Газпромом» и CNPC до момента подписания первого полновесного долгосрочного контракта прошло 10 лет, а до момента первых поставок пройдет еще около 5 лет. Но газовые проекты настолько серьезны и фундаментальны, что суеты не терпят совсем. И даже в условиях повышенной политической целесообразности – новое китайское направление, так или иначе противопоставляется европейскому, где позиции российского газа подвергаются нешуточному политическому и регуляторному давлению – пока удается достигать достаточно сбалансированных и взаимовыгодных соглашений. Хотя опасения по поводу того, что Китай воспользуется политическим моментом для получения исключительных условий газовых поставок, высказывались довольно часто. 

Ключевой вопрос, почему год назад Китай все же подписал 30-летний контракт с Россией по так называемому Восточному маршруту?

Напомню, что документ предусматривает, что с «Газпром» поставит за срок действия договора более 1 трлн кубометров. Поставки начнутся в 2018-2020 годах. В течение 5 лет объемы выйдут на проектный уровень 38 млрд кубометров в год. Цена определяется по формуле, привязанной к стоимости нефтепродуктов. Базовая цена, по оценкам ФНЭБ, рассчитанная при стоимости нефти 100 долларов за баррель, составляет около 390 долларов за тыс кубометров, что примерно соответствовало средней цене экспорта российского газа в Европу в период высоких цен на нефть.

Ресурсной базой для поставок станут Чаяндинское месторождение в Якутии, а затем гигантское Ковыктинское месторождение в Иркутской области. А для транспортировки газа будет проложен газопровод «Сила Сибири» протяженностью свыше 3000 тыс км. Точка сдачи – в районе города Благовещенска в Амурской области. Стоимость инвестиций на российской территории была оценена в 2 трлн рублей (около 55 млрд долларов по курсу на момент подписания соглашения). При этом стоимость самого контракта глава «Газпрома» оценивал в 400 млрд долларов.

рис 1.jpg

Казалось бы Китаю сам Бог велел не спешить с подписанием и выждать лучших условий, поскольку отношения с Западом переживают острейший кризис со времен окончания холодной войны. Но дело в том, что Китай остро нуждается в гарантированных поставках газа по приемлемой цене, особенно на северо-востоке страны. Дальнейшее промедление привело бы к консервации существующих в энергобалансе Китая проблем.

Еще несколько лет назад КНР стал крупнейшим потребителем энергии в мире, обогнав США. По размерам ВВП китайцы тоже дышат мировому лидеру в затылок, но имеют архаичную не соответствующую экономическим и социальным амбициям структуру энергобаланса. Практически весь рост потребления обеспечивался за счет роста использования угля. Только в последние годы потребление других видов энергии растет быстрее угля, доля которого в энергобалансе превышает 62%.

рис 1.jpg

Напомним, что у развитых стран доля угля в балансах не превышает 20%. И Китай похоже вынужден встать на путь ограничения потребления угля и его замещения другими видами топлива. И газ это единственное ископаемое топливо, которым можно замещать грязный уголь и при этом поддерживать рост спроса на энергию со стороны экономики. В 2014-м впервые в истории потребление угля в КНР не выросло к уровню предыдущего года.  Но для этого Пекину требуется диверсифицированный портфель импорта газа, поскольку собственные ресурсы не способны обеспечивать рост спроса.

рис 1.jpg

Китай стал импортером газа в 2006 году, начав закупать СПГ. К 2014 году доля импортного газа достигла одной трети потребления. Крупнейшим поставщиком является Туркменистан (свыше 25 млрд кубометров) или 44% импорта. Поставки СПГ обеспечивают 46%. Небольшие объемы импортируются из Узбекистана, Казахстана и Мьянмы. К 2020 году КНР законтрактовал 85 млрд кубометров в Центральной Азии. Так или иначе портфель не выглядит сбалансированным. Появление российского газа сделает его гораздо более безопасным и устойчивым.

рис 1.jpg

При этом Восточный маршрут, по которому контракт уже подписан, связан не столько с диверсификацией, сколько с поставками в северо-восточные провинции Китая, где иные источники поставок на сегодняшний день практически отсутствуют. Речь идет о провинциях Хейлунцзян, Ляонин и Гирин, где только в городах проживает более 110 млн человек, а потребляется всего 3-4 млрд кубометров газа в год. Конечно, поставки по «Силе Сибири» не будут ограничены только этими провинциями. Газопровод будет доведена до Пекина, а затем соединена с магистральными  газопроводами, которые снабжают самые густонаселенные и промышленно развитые районы восточного и юго-восточного побережья КНР.

Но меморандум о сотрудничестве в газовой сфере между «Газпромом» и китайской CNPC еще в 2006 году предполагал переговоры по двум перспективным направлениям поставок – восточному и западному. Западным маршрут, который получил название «Алтай», предполагает поставки газа на северо-запад Китая с действующих месторождений «Газпрома» в Западной Сибири. Базовый объем поставок - 30 млрд кубометров, стандартный газопровод.

Сразу после подписания в мае 2014 года первого контракта с CNPC глава «Газпрома» заявил, что стороны приступают к интенсивным переговорам по проекту «Алтай». За минувший год стороны существенно продвинулись на пути к подписанию еще одного договора. Перед визитом в Москву лидера КНР Си Цзиньпина на празднование 70-летия победы ходили слухи, что контракт может быть подписан уже сейчас, но в итоге стороны ограничились подписанием основных условий поставок, которые описывают все базовые параметры будущих поставок за исключением ценовых.

Рис. 4.jpg

Для России «Алтай» - возможность продать газ, который в настоящее время не законтрактован европейцами. Учитывая неопределенность на европейском газовом рынке, связанную с противоречивой политикой Еврокомиссии поиск альтернативного рынка сбыта становится не просто перспективной, но насущной задачей. А учитывая более короткое транспортное плечо до границы КНР (2600 км по сравнению, например, с 4000 км от Западной Сибири до границы Германии через «Северный поток»), проект может быть вполне привлекательным с коммерческой точки зрения.

Конечно, получение газа на северо-западе не такая жизненно важная цель, как на северо-востоке. Там находятся основные объекты собственной добычи, сюда приходит газа из Средней Азии, которая к 2020 году будет поставлять 20-25% всего китайского потребления. Но диверсификация импорта позволит Пекину более уверенно чувствовать с точки зрения безопасности газоснабжения. А главное – активнее развивать потребление газа, которое сейчас ограничено именно доступностью и надежностью ресурсов.

Цена в этом контексте важна.  Но уже не является непреодолимым препятствием, как это было несколько лет назад, когда цены на газ на внутреннем рынке Китая в разы отличались от стоимости импорта. В 2014 году средняя цена импорта газа в Китай составила 400 долларов за тыс кубометров. А средняя цена экспорта в Европу для «Газпрома» сложилась на уровне 340 долларов за тыс кубометров. Даже чуть дешевле стоимости поставок трубопроводного газа, основу которого формировал импорт из Туркменистана.

А по итогам нескольких раундов реформирования системы внутренних цен на газ, промышленные покупатели в среднем будут платить около 415 долларов за тыс кубометров, а индексация цен будет производиться с учетом колебания оптовых цен на нефтепродукты, прежде всего, дизельное топливо. С учетом падения импортных цен на газ, привязанных к нефти, цены в Китае станут привлекательными для импортеров, а значит у них будет стимул активнее вкладывать средства  в развитие спроса и расширение самого рынка.

рис 1.jpg





Статья «Выход в Поднебесную» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№5, 2015)

Авторы:
Комментарии

Читайте также