USD 70.88

-0.36

EUR 80.4134

+0.01

BRENT 42.43

+0.06

AИ-92 43.21

+0.05

AИ-95 47.28

+0.04

AИ-98 52.87

+0.03

ДТ 47.78

+0.04

17 мин
305
0

Нефтегазоносность арктических глубин

Изучение регионального глубинного тектонического строения океанической коры Арктического региона, позволяющее выполнить анализ перспектив нефтегазоносности этой территории.

Целью данной работы является изучение регионального глубинного тектонического строения океанической коры Арктического региона, позволяющее выполнить анализ перспектив нефтегазоносности этой территории.

В работе представлены некоторые результаты интерпретации комплекса различных геолого-геофизических данных, полученных для глубоководной части Северного Ледовитого океана, которые могут позволить проводить более качественное изучение глубинного строения Арктического нефтегазоносного бассейна. Для изучения глубинного строения недр и нефтегазовых перспектив в глубоководной части Северного Ледовитого океана были использованы данные аномального магнитного [15, 16, 9-11], гравитационного [4, 10] и волнового полей [10]. Проведено сопоставление полученных автором результатов с некоторыми другими опубликованными геолого-геофизическими данными. Выполнено сравнение полученных автором данных о нефтегазовой перспективности некоторых глубоководных регионов Восточной Арктики с результатами прогнозов других исследователей.

Некоторые данные об истории изучения Арктического региона

Регион глубоководной части Восточной Арктики, по мнению таких исследователей как Гаврилов В.П. [1], Каминский В.Д. [4], Ким Б.И. [5], Клещев К.А. [6], Погребицкий Ю.Е. [7], Шеин В.А.[12], Шеин В.С. [12] и многих других, является очень перспективным для поисков и разведки месторождений нефти и газа.

Российская глубоководная часть Северного Ледовитого океана, по мнению некоторых специалистов [1-7, 12], должна быть богата запасами нефти и газа. Однако, как видно, из приведенной на рисунке 1 схемы условного раздела акватории Северного Ледовитого океана, территория Российской Федерации, на которой могут проводиться в настоящее время буровые и эксплуатационные работы по добыче нефти и газа, в соответствии с международными законами, пока ограничена двухсотмильной зоной, примыкающей к береговой линии России.

 

РИС. 1. Схема условного раздела недр под акваторией Северного Ледовитого океана. Территория расширенного континентального шельфа Российской Федерации в пределах 200-мильной зоны (200 М – синяя линия). Коричневой точечной линией обозначена условная линия разграничения между странами (РФ, США, Канада, Дания, Норвегия) глубоководной части акватории Северного Ледовитого океана. Серым цветом выделена глубоководная область Восточной Арктики, на которую РФ подала заявку в международные организации на присоединение к владениям Российской Федерации с (учетом данных[4]).

Насколько может быть богата месторождениями углеводородов глубоководная часть акватории Северного Ледовитого океана, на которую Российская Федерация подала заявку в международные организации на присоединение к своим владениям? Попытаемся с помощью имеющихся в распоряжении автора некоторых геолого-геофизических данных ответить на поставленный вопрос о возможной перспективности на нефть и газ глубоководной части Северного Ледовитого океана.

Методы исследований

По результатам статистического анализа расположения месторождений нефти и газа [8] известно, что значительная их часть (особенно газовых месторождений) находится в окрестностях рифтовых или палеорифтовых зон. Поэтому так важно было проанализировать с этой точки зрения исследуемую территорию Арктического региона. В пределах глубоководной части Северного Ледовитого океана, по результатам анализа расположения спутниковых интенсивных электромагнитных аномалий (магнитных линиаментов), автор выделил глубинное положение современной рифтовой ветви Арктического срединно-океанического хребта, называемой хребтом Гаккеля (II) и двух палеорифтовых ветвей Арктического срединно-океанического хребта, называемых хребтом Ломоносова (IV) и поднятием Менделеева (V) (рис. 2, 3). Опираясь на статистические данные, автор считает, что недра этих палеорифтовых зон Северного Ледовитого океана – хребет Ломоносова (IV), поднятия Менделеева (V) – должны быть богаты значительными запасами углеводородов.


РИС. 2. Аномалии электромагнитного поля (аномалии вектора индукции так называемого «постоянного» электромагнитного поля Земли) Арктического нефтегазового бассейна, по данным космического аппарата «MAGSAT». Жирная линия показывает положение береговой линии. Изолинии электромагнитного поля проведены через 2 нТл. Аномалии постоянного электромагнитного поля, осредненные по сетке 5 х 5 градусов, заштрихованные темным цветом, соответствуют положительным значениям аномального электромагнитного поля, а светлыми тонами отмечены отрицательные аномалии электромагнитного поля (с учетом данных [11, 16]). I – расположение Атлантической ветви мировой океанической рифтовой системы срединно-океанических хребтов, II а – расположение Чукотско-Беринговоморской Арктической асейсмической ветви мировой океанической палеорифтовой системы срединно-океанических хребтa СЛО, II b – расположение зарождающейся Арктической сейсмически активной ветви континентальной Верхояно-Байкальской рифтовой системы, II с – расположение зарождающейся Арктической сейсмически активной ветви континентальной Верхояно-Колымской рифтовой системы, III – расположение Тихоокеанской сейсмически активной ветви мировой океанической рифтовой системы срединно-океанических хребтов. Синим цветом выделены зоны глубинных трансформных разломов Арктической рифтовой системы.


РИС. 3. Геоморфологическая схема глубоководного ложа Северного Ледовитого океана и географического расположения Арктического (II) и Атлантического (I) срединно-океанических хребтов (СОХ) (с учетом данных [14]). II – сейсмически активный рифтовый хребет Гаккеля; IV – палеорифтовый асейсмический хребет Ломоносова; V – палеорифтовое асейсмическое поднятие Менделеева; VIII – асейсмическое поднятие Ермак; IX – асейсмическое поднятие Воринг; Пунктиром выделены: XI - Шпицбергенская сейсмически активная зона трансформных разломов Арктического рифта (II) и XII – Ян-Маенская сейсмически активная зона трансформных разломов Атлантического рифта; (VI – X) – другие тектонические структуры срединно-океанического хребта Атлантики; Треугольниками обозначены эпицентры произошедших землетрясений.

Для подтверждения выводов о перспективности глубоководной части Северного Ледовитого океана и для постановки детальных геологоразведочных работ на поиск месторождений нефти и газа, сделанных на основании анализа спутниковых электромагнитных данных, также автором были проанализированы данные глубинного сейсмического зондирования вдоль регионального профиля, в пределах акватории Северного Ледовитого океана, протянувшегося от острова Врангеля до шельфа островов Шпицберген (рис. 4). 


РИС. 4. Схема прохождения региональных профилей (2 – 2*) и (7 – 7*) глубинного сейсмического зондирования по маршрутам о. Врангеля – о-ва Шпицберген и Аляска – Гренландия.

Значительная часть этого регионального сейсмического профиля (2 – 2*) длиной около 2 500 километров проходит в пределах как шельфовой, так и глубоководной части акватории Северного Ледовитого океана, входящей в зону владений Российской Федерации.  Однако глубоководная часть этого профиля (2 – 2*), показывает зону глубинного строения в пределах акватории Северного Ледовитого океана, на которую только подана заявка в международные организации на присоединение к владениям России. Поскольку на эту глубоководную территорию Северного Ледовитого океана претендуют также и другие государства (Норвегия, Дания, Канада, США). Поэтому так важно понять, могут ли содержать недра этой глубоководной части Северного Ледовитого океана значительные запасы углеводородов или нет? Для этого проанализируем глубинное строение океанической коры вдоль этого профиля (рис. 5).


РИС. 5. Региональный глубинный разрез океанической коры Северного Ледовитого океана вдоль профиля глубинного сейсмического зондирования, по маршруту о. Врангеля – о-ва Шпицберген (с учетом данных [10]). 1 – глубина уровня поверхности морского дна Северного Ледовитого океана; 2 – сейсмическая граница по кровле «гранодиоритового» слоя; 3 – сейсмическая граница по кровле «базитового» слоя; 4 – сейсмическая граница по «подошве» базитового слоя (границы Мохоровичича); 5, 6 – глубинное положение других сейсмических границ в верхней мантии; 7 – глубинное положение границы астеносферы; 1-2 – осадочный слой (1-ый слой океанической коры); 2-3 – «гранодиоритовый» слой (2-ой слой океанической коры); 3-4 – «базитовый» слой (3-ий слой океанической коры). Прямыми линиями показаны зоны глубинных литосферных трансформных разломов в бортовых зонах хребтов Гаккеля, Ломоносова, Менделеева.

Из сейсмического разреза на рис. 5 видно, что в сейсмических границах, в зоне хребта Гаккеля (II) и бортовых частях котловины Подводников (обозначенных на этом разрезе значками ??? или пунктиром), в так называемых зонах неуверенного сейсмического приема, нами предполагается наличие современной рифтовой зоны (II) срединно-океанического хребта Северного Ледовитого океана и крупных тектонических разломов №4, №5, которые нами также выделены по спутниковым электромагнитным данным и которые, по нашему мнению, являются вертикальными каналами тепломассопереноса углеводородов из нижележащих слоев газоперспективного складчатого фундамента к поверхностным зонам накопления УВ в осадочном слое океанической коры. Из результатов анализа регионального разреза глубинного сейсмического зондирования на рис. 5 видно, что вертикальная мощность осадочного слоя (1-го слоя) океанической коры составляет в пределах разломных зон по краям котловины Подводников около 1-3 километров, что значительно превышает среднюю величину мощности этого слоя в Мировом океане, которая составляет 0,4 километра, по данным работы [13]. В работе [3] нами проанализированы основные геолого-геофизические параметры среды в пределах исследуемого разреза земной коры, необходимые для образования месторождений углеводородов. Одним из основных геолого-геофизических параметров, способствующих образованию месторождений углеводородов, является повышенная по сравнению со среднестатистической, для определенного вида морфоструктур, вертикальная мощность пород различных слоев земной коры, где могут возникать структурные «ловушки» для накопления углеводородов. Поэтому этот факт о большой вертикальной мощности осадочного слоя океанической коры (3-4 километра) свидетельствует в пользу перспективности данной территории Восточной Арктики на наличие месторождений углеводородов в пределах тектонического разлома № 5 в бортовой зоне хребта Ломоносова (IV), на границе с котловиной Подводников и разлома № 4, в бортовой зоне поднятия Менделеева (V), так как большая вертикальная мощность осадочного слоя позволяет создать многослойную систему залежей углеводородов. Вертикальная мощность 2-го грубообломочного слоя (базитового с прослоями теригенно-карбонатных пород) океанической коры также достаточно большая в палеорифтовых зонах хребта Ломоносова и поднятия Менделеева (в среднем 2,5 километра) по сравнению со среднестатистической (1,5 километра) по Мировому океану в целом, что также позволяет надеяться на возможность образования в пределах этого слоя месторождений углеводородов в этой зоне Северного Ледовитого океана. Да и общая вертикальная мощность океанической коры в этом районе Северного Ледовитого океана, составляющая по данным этого сейсмического разреза около 12-15 километров, также намного превышает среднестатистическую мощность коры в Мировом океане (7 километров), по данным работы [13].

Был проанализирован также региональный гравиметрический разрез, проходящий от шельфа островов Северная Земля до поднятия Менделеева (рис. 6), также подтверждает наши данные о перспективности глубоководной части Северного Ледовитого океана. В районе хребта Гаккеля (II), ниже поверхности Мохоровичича, видна типичная для океанических рифтовых зон срединно-океанических хребтов мантийная линза разуплотненного состава, образованная, по нашему мнению, в результате подпитывающей ее разогретой нижележащей мантией, поступающей по нашему мнению, по мантийному разлому или по зоне повышенной проницаемости верхней мантии (№ 1), а судя по ступенчатому характеру слоев океанической коры, предполагается наличие выделенных нами по спутниковым и сейсмическим данным разломов № 5 на борту хребта Ломоносова и борту котловины Подводников – № 4, также как и на вышеприведенном сейсмическом разрезе (2 – 2*) по маршруту о. Врангеля – о-ва Шпицберген.


РИС. 6. Гравиметрический разрез океанической коры Северного Ледовитого океана вдоль регионального профиля, по маршруту шельф о-в Северная Земля – поднятие Менделеева (с учетом данных [4]). 1 – слой верхней мантии; 2 – «базитовый» слой (3-ий слой) океанической коры; 3 – «гранодиоритовый» слой (2-ой слой) океанической коры; 4 – переработанный мантийными газогидратными флюидами слой (2-ой переработанный «гранодиоритовый» слой) океанической коры; 5 – осадочный слой (1-ый слой) океанической коры; 6 – слой морской воды; № 1 – вертикальная ослабленная зона интенсивного тепломассопереноса, подпитывающая разогретую мантийную линзу пониженной плотности – 3,13 г/куб. см, связанную с современной Арктической рифтовой зоной срединно-океанического хребта Гаккеля; № 5 – зона глубинных тектонических разломов на борту хребта Ломоносова, по которым происходит интенсивный тепломассоперенос мантийного вещества к поверхности Земли, обеспечивший переработку части гранодиоритового слоя; № 4 – тектонические разломы на борту поднятия Менделеева.

Из гравиметрического разреза (рис. 6) видно, что под хребтом Гаккеля расположена мантийная линза пониженной плотности (3,13 г/куб. см) относительно среднего значения плотности мантии на этой глубине, составляющего 3,30 г/куб. см. Такие мантийные линзы являются типичными для большей части активных участков рифтовых зон срединно-океанических хребтов Мирового океана. Поэтому нет сомнения, что в настоящее время именно хребет Гаккеля (III), а не хребет Ломоносова (II) является современной Арктической рифтовой зоной срединно-океанического хребта Северного Ледовитого океана. Можно предположить, что в более ранний геохронологический период развития рифтовых систем Арктики, за счет постепенного изменения в пространстве процессов мантийного тепломассопереноса, хребет Ломоносова (II) и поднятие Менделеева (I) являлись древними Арктическими рифтовыми структурами, потерявшими свою активность в настоящее время. Большая вертикальная мощность (2-3 км) первого (осадочного) слоя океанической коры стандартной плотности (2,04-2,50 г/куб. см) в районе центральной части хребта Гаккеля (III) и его бортовых частей (котловина Нансена и Амундсена), полученная по данным этого гравиметрического разреза, позволяет обоснованно предположить, что в пределах этого слоя может располагаться разноглубинная система месторождений углеводородов. Аналогичная ситуация с вертикальной мощностью этого слоя и на бортах хребта Ломоносова (3 км) и поднятия Менделеева (4 км). То есть вертикальная мощность первого (осадочного) слоя океанической коры в Арктике в 5-10 раз больше среднестатистической по Мировому океану в целом. Вертикальная мощность второго (гранодиоритового) слоя океанической коры (с прослоями карбонатов) (плотность 2,64-2,76 г/куб. см) в пределах хребтов Гаккеля (II), Ломоносова (IV), поднятия Менделеева (V) колеблется от 6 до 15 километров, что также больше среднестатистической в 4-10 раз. Этот факт открывает огромные возможности для размещения месторождений углеводородов в этих слоях океанической коры.

Независимые оценки перспективности различных районов Северного Ледовитого океана, в том числе и глубоководных, сделанные по комплексу различных геолого-геофизических ведомственных данных, совпадают с перспективными зонами накопления углеводородов, выделенными нами по спутниковым электромагнитным и некоторым другим геофизическим данным.


РИС. 7. Карта перспектив нефтегазоносности осадочных бассейнов Северного Ледовитого океана (с учетом данных [4]). Оранжевым цветом выделены высокоперспективные нефтегазовые зоны; желтым цветом выделены умеренно перспективные нефтегазовые зоны; сиреневым цветом выделены зоны с недостаточным количеством геологоразведочных работ для надежной оценки нефтегазовой перспективности. Лиловыми пунктирными линиями обозначено расположение сейсмически активной в настоящее время Арктической рифтовой системы хребта Гаккеля – II, Чукотско-Беринговоморской асейсмичной ветви Арктической океанической палеорифтовой системы – II a, погруженной под осадочный слой, сейсмически активной Верхоянской континентальной ветви Арктической рифтовой системы – II б и палеорифтовых систем (асейсмических зон хребта Ломоносова – IV, поднятия Менделеева – V). Зелеными прямыми линиями обозначены зоны различных трансформных разломов рифтовых систем № 1 – № 10: № 2 Обско-Ямальские, № 3 – Таймырский; № 4 – Енисей-Хатангские, № 5 – Ленский.

Последние геолого-геофизические исследования [2, 12], проведенные в глубоководной части акватории Северного Ледовитого океана, показывают, что хребет Ломоносова действительно является высокоперспективной нефтегазовой зоной, так как верхний этаж осадочного слоя (3) на хребте Ломоносова имеет относительно среднемировой большую вертикальную мощность (более 2 километров) и состоит из рыхлых нелитифицированных пологозалегающих пелагических отложений неоген-четвертичного возраста (N-Q), терригенно-угленосных отложений пермо-неогенового возраста (P2-N2), терригенно-карбонатных отложений кайнозой-пермского возраста (K2-P1) и средними сейсмическими скоростями в верхнем этаже осадочного слоя V = 1,7 – 2,4 км/с (рис. 8).


РИС. 8. Тектонические комплексы Северного Ледовитого океана вдоль регионального профиля ГСЗ «Хребет Ломоносова – поднятие Менделеева» (с учетом данных [12]), (сейсмическая основа по данным [2]). Поверхность кристаллического фундамента земной коры (1, 2): 1 – субконтинентального, 2 – океанического. Осадочный слой океанической коры (3-5): 3 – (верхний этаж 1-го слоя океанической коры) – нелитифицированные осадки (V=1,7-2,4 км/с); 4-5 – (нижний этаж 1-го слоя океанической коры ) – литифицированные осадки различной степени консолидации: 4 – литифицированные слабодеформированные терригенно-вулканогенные осадочные породы кайнозойского возраста (K1) (V=2.8-3.5 км/с); 5 – литифицированные терригенно-угленосные породы палеозойского возраста (Pz3) (V=3,9-4,3 км/с); 6 – складчатое основание (переработанный «гранодиоритовый» 2а-слой океанической коры) (V=5,0-5,5 км/с); 7 – верхний «гранодиоритовый» слой кристаллического фундамента (2б-слой) океанической коры (V=6,0-6,4 км/с); 8 – нижний «базитовый» слой кристаллического фундамента (3-й слой) океанической коры (V=6,8-7,2 км/с); 9 – коромантийный слой (V=7,3-7,5 км/с); 10 – верхняя мантия (V=7,9-8,2 км/с); 11 – предполагаемые тектонические нарушения; 12 – слой морской воды. 

Нижний этаж осадочного слоя (4-5), вертикальной мощностью более 5 км в районе хребта Ломоносова (рис. 8), также является достаточно перспективным и состоит из литифицированных слабодеформированных терригенно-вулканогенных осадочных пород (4) кайнозойского возраста (K1) (V=2,8-3,5 км/с) и терригенно-угленосных пород (5) палеозойского возраста (Pz3) (V=3,9-4,3 км/с).

Есть мнение [10, 12], что метаморфизованные терригенно-карбонатные породы складчатого основания (переработанного «гранодиоритового» слоя) под хребтом Ломоносова, вертикальной мощностью до 9 километров, расположенные под осадочным чехлом на глубине 7-15 километров (V=5,0-5,5 км/с) также являются перспективными на поиски средних по запасам месторождений углеводородов. И даже метаморфизованные породы переработанного «гранодиоритового» слоя кристаллического фундамента верхней коры, архей-протерозойского возраста (AR-PR1) могут быть перспективными на относительно небольшие залежи нефти и газа в выступах фундамента или горстах, обрамленных зонами дробления пород (V=6,0-6,4 км/с).

Анализ карт, приведенных на рис. 3 и 7, и геолого-геофизических разрезов, приведенных на рис. 5, 6, и 8, показывает, что достаточно большие месторождения нефти и газа (обозначены оранжевым цветом на рис. 7) найдены в пределах асейсмического поднятия Воринг, примыкающего к побережью Норвегии, которое выделено жирной штриховкой и обозначено римской цифрой IX на рис. 3. Аналогичными асейсмическими поднятиями (рис. 3) являются, по-видимому, хребет Ломоносова – IV и поднятие Менделеева – V, которые могут иметь в своих недрах достаточно значительные месторождения нефти и газа, так как по сейсмическим (рис. 5, 8) и гравиметрическим данным (рис. 6) в пределах их палеорифтовых долин и бортовых зон имеется высокая вертикальная мощность осадочных пород, относительно средней мощности осадочных пород по Мировому океану, с достаточно неплохими коллекторскими свойствами. Это является одним из основных, но, разумеется, не единственным фактором, характеризующим нефтегазовую перспективность асейсмических поднятий Ломоносова и Менделеева. Поэтому, конечно, требуется проведение дополнительных детальных геологоразведочных работ в этих, на наш взгляд, достаточно перспективных нефтегазовых зонах.

Выводы: 

1). По электромагнитным аномалиям, определенным с помощью космического аппарата «MAGSAT», были выделены две ветви Арктической палеорифтовой системы срединно-океанического хребта, расположенного в пределах Северного Ледовитого океана (СЛО): хребет Ломоносова и поднятие Менделеева.

2). Анализ сейсмических и гравиметрических разрезов океанической коры, построенных по региональным профилям, пересекающим глубоководную часть Северного Ледовитого океана, показывает, что палеорифтовые долины и бортовые зоны хребта Ломоносова и поднятия Менделеева имеют большую вертикальную мощность осадочных пород с хорошими коллекторскими свойствами, в которых могут размещаться значительные залежи углеводородов.

3). Особенно перспективными районами на поиски месторождений нефти и газа в глубоководной части Восточной Арктики являются зоны, связанные с расположением асейсмических поднятий Северного Ледовитого океана: поднятия Менделеева и хребта Ломоносова.

Литература:

  1. Гаврилов В.П., Федоровский В.П., Тронов Ю.А. и др. Геодинамика и нефтегазоносность Арктики. Под ред. В.П. Гаврилова. М.: Недра, 1993. 323 с.

  2. Исследование литосферы в работах петербургских геофизиков (Развитие идей академика Г.А. Гамбурцева). СПб.: ВИРГ-Рудгеофизика-ВНИИОкеанология, 2003. 224 с.

  3. Закиров А.Ш., Харитонов А.Л. Глубинное строение и перспективы нефтегазоносности Северного Устюрта // Глубинная нефть. Т. 2. № 11. 2014. С. 1059-1071.

  4. Каминский В.Д. Глубинное строение Центрального Арктического бассейна // Автореферат на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук. С-Петербург. 2009. 47 с.

  5. Ким Б.И., Евдокимова Н.К., Харитонова Л.Я. Структура, нефтегазовый потенциал и нефтегазогеологическое районирование Восточно-Арктического шельфа России // Геология нефти и газа. № 1. 2016. С. 2-16.

  6. Клещев К.А., Шеин В.С. Геодинамическая эволюция и перспективы нефтегазоносности Арктики. М.: Изд-во ВНИГНИ, 2008. 108 с.

  7. Погребицкий Ю.Е. Геодинамическая система Северного Ледовитого океана и ее структурная эволюция // Советская геология. № 12. 1976. С. 3-22.

  8. Порфирьев В.В. Особенности глубинного строения земной коры и теоретические обоснования неорганического генезиса нефти. К.: Наук. Думка, 1982. 328 с.

  9. Ротанова Н.М., Харитонов А.Л., Ан Ченчанг. Спектральный анализ магнитного поля, измеренного на спутнике МАГСАТ // Геомагнетизм и аэрономия. Т. 39. № 3. 1999. С. 101-107.

  10. Харитонов А.Л., Харитонова Г.П. Изучение потенциальной глубинной нефтегазоносности и тектонического строения Арктического региона по спутниковым геомагнитным и наземным геофизическим данным // Глубинная нефть. Т. 2. № 1. 2014. С. 46-60.

  11. Харитонов А.Л. Возможности методов аэрокосмического мониторинга для дистанционного зондирования глубинных морфологических особенностей активных тектонических разломов и прогноз аварий на технических объектах // В книге: Сборник тезисов докладов 14-ой Всероссийской открытой конференции «Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса». Электронный сборник тезисов докладов. Москва. ИКИ РАН. 2016. С. 322-323.

  12. Шеин В.С., Альференок А.В., Каламкаров С.Л., Книппер А.А., Шеин В.А. Тектоническое строение и нефтегазоносность фундамента Западной Арктики и сопредельных регионов // Геология нефти и газа. № 6. 2017. С. 5-29.

  13. Ботт М. Внутреннее строение Земли. М.: Мир, 1974. 375 с.

  14. Вакье В. Геомагнетизм в морской геологии. Л.: Недра, 1976. 192 с.

  15. Kharitonov A.L., Fonarev G.A., Serkerov S.A., Kharitonova G.P. The calculation of the topology of deep magnetic inhomogeneous of the Earth's mantle from geomagnetic satellite deep-sounding methods // Proceedings of the first international science meeting «SWARM». 3-5 May 2006. Nantes. France. WPP-261.

  16. Langel R.A., Berbert J., Jennings T., Horner R. MAGSAT data processing: a report for investigators // Technical Memorandum 82160. NASA. 1981. 328 p.

Автор:  

Харитонов А.Л.
ФГБУН Институт земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн им. Н.В. Пушкова Российской академии наук



Статья «Нефтегазоносность арктических глубин» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№5, Май 2018)

Читайте также
Система Orphus