USD 74.1586

+0.73

EUR 87.2253

-0.06

BRENT 43.44

-0.42

AИ-92 43.35

+0.01

AИ-95 47.59

0

AИ-98 53.01

+0.01

ДТ 47.89

+0.02

47 мин
1081
1

Развитие Арктики: предложения и проекты

Автор статьи рассматривают особенности проектов по возможным российским инициативам в рамках рабочей группы по устойчивому развитию в Арктике и Арктическому совету в целом.

Своей историей и основными жизненными интересами Россия связана с Арктикой и Севером. В соответствии с решением Государственной комиссии Ненецкий, Ямало-Ненецкий, Таймырский, Чукотский автономные округа, три административных района Мурманской области и пять в Республике Саха - Якутия принадлежат арктическим территориям.

Некоторые изменения, касающихся земельных территорий арктической зоны, включены в Указ Президента Российской Федерации от 2 мая 2014 года № 296 «О земельных территориях Арктической зоны Российской Федерации». Тем не менее, существует неопределенность в определении координат арктических регионов, районов Крайнего Севера, а также территорий, относящихся к северным регионам.

В настоящее время к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям полностью отнесены 16 и часть 11 субъектов Федерации с площадью более 11 млн. кв. км, что составляет более 60% территории России. В АЗРФ создается 12-15% ВВП страны, обеспечивается около четверти экспорта России. Здесь добывается 95% газа, 75% нефти, 90% олова, основная часть золота и алмазов. 8% россиян, проживающих на территории Крайнего Севера, производят 1/5 национального дохода, обеспечивают почти 2/3 валютных поступлений.

Значимость развития севера России подчеркивает и президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, заявляя, что «Север - наш стратегический резерв в развитии государственности». Таким образом, в модели управления пространственным и социально-экономическим развитием страны особая роль должна принадлежать Северу и Арктике России. Глобальное усиление конкуренции за ресурсы Севера и Арктики еще более актуализирует вопросы функционирования северных и арктических местных народов, выявления и реализации на практике важнейших факторов их успешного развития в новой̆ модели национального развития и новых геоэкономических условиях.

В связи с вышеизложенным, наши «Предложения и проекты по возможным российским инициативам в рамках рабочей группы по устойчивому развитию в Арктике и Арктическому совету в целом» могут оказаться полезными для продвижения и соблюдения интересов РФ в Арктике.

России принадлежит самый большой секторальный участок акватории Северного Ледовитого океана (рис. 1). Это определяет роль России как главного «хозяина» региона, но и накладывает самую большую ответственность и обязанности в плане устойчивого развития, а также сохранения мира и экологической безопасности.

Для решения проблемы защиты и сохранения уникальной̆ природы северной̆ полярной̆ зоны от техногенных и иных воздействий̆ в 1991 г. состоялась международная конференция, на которой̆ была одобрена Декларация и стратегия защиты окружающей̆ природной̆ среды Арктики. Восемью приполярными государствами 19 сентября 1996 г. по инициативе Финляндии был создан Арктический̆ совет, включающий̆ Данию, Исландию, Канаду, Норвегию, Россию, США, Финляндию и Швецию.

Рабочая группа по устойчивому развитию в Арктике (SDWG) предлагает арктическим государствам меры для укрепления устойчивого развития. Результаты пяти из шести тематических областей SDWG включают следующее:

  • Культуры и языки Арктики: «Оценка, мониторинг и продвижение коренных языков Арктики (2013-2015); «Гендер и равенство в Арктике – современные реалии и будущие вызовы» (2015); и «Оценка памятников культурного наследия и исторических мест в Арктике» (2013).

  • Адаптация к изменениям климата: «Уязвимость и адаптация к глобальному потеплению в Арктике» (2009).

  • Арктическое здравоохранение: «Разделяя надежду – перспективные методы работы в сфере укрепления психического здоровья населения в Арктике» (2015); «Арктическая инициатива по здоровью человека - наследие международного полярного года 2007-2009» (2013); «Сравнительный анализ систем здравоохранения в Арктике» (2012); «Надежды и жизнестойкость - предотвращение самоубийств в Арктике» (2009); «Анализ показателей здоровья детей и молодежи Арктики» (2005).

  • Социально-экономические вопросы: «Сравнительный анализ человеческого развития в Арктике» (2004 и 2015 гг.); «Экономика севера» (2008); и «Устойчивая модель для арктического регионального туризма» (2006).

  • Управление природными ресурсами: «Молодежь - будущее оленеводческих народов. Молодежный проект оленеводства Арктического совета EALLIN 2012-2015» (2015).


Рис. 1. Арктика, полярные секторы

Культуры и языки Арктики

1. Доступ к удаленному образованию детей (и часто безграмотных взрослых): замена интерната на интернет. В настоящее время появился интернет, wi-fi, с помощью которого дети могут учиться, не покидая родительского крова и помогая им осваивать труд охотника, кочевника-оленевода, постигать ремесла, традиции, культуру и искусства своего народа. Такое обучение поможет решить научную часть задачи: облегчит мониторинг, поможет сохранить местные языки, так как дети останутся в семьях, поспособствует местными силами собрать данные о памятниках культурного наследия и исторических местах, собрать и сохранить легенды и местный фольклор. С помощью интернета дети смогут учиться не в интернатах, куда их собирали в советское время, так как технической возможности получать знания в удаленном доступе тогда не существовало, а право ребенка на среднее образование распространялось на все население СССР. Проведя большую часть времени в интернате, дети практически отрывались от традиций, культуры и главное быта своего народа, становились ненужными обществу и оставаясь чуждыми жизни в большом городе часто просто спивались.

2. Северные народы имеют особую кровь: их печень не вырабатывает ферменты, которые «перерабатывают» алкоголь. Поэтому, выпив один-два раза, они становятся алкоголиками по принципу наркомании. Алкоголизм – страшный бич коренных народов Севера. В царские времена в Беринговом проливе стояла русская военная эскадра, которая отлавливала нарушителей границ, приезжающих на маленьких судах с американского берега с целью обмена пушнины, добытой в России, на спирт. Таким образом, царское правительство заботилось не только о предотвращении контрабанды, но и о здоровье коренного населения своей державы. В современных условиях мы должны выработать меры по предотвращению попадания алкоголя коренным народам. Что делать? Извечный вопрос русской интеллигенции. Необходима стратегия антиалкогольной компании в современных условиях псевдодемократии, когда в соседних государствах легализованы даже наркотики.

3. Северные народы тысячелетиями жили в природных условиях абсолютной чистоты. Ненарушенная тундра по своим природным характеристикам сродни операционной: она совершенна в плане санитарии. Дело в том, что растительность тундры - ягель и лишайники обладают антисептическими свойствами: до изобретения ваты их использовали вместо нее для заживления ран, и по своим антисептическим и влагоемким свойствам эти растения превосходят вату, которой мы привыкли пользоваться. Более того, пройдя через сфагновый ковер, который задерживает все загрязняющие вещества, и разлагает бактерии и вирусы, вода становиться практически дистиллированной. Цивилизация приносит в тундру все свои болезни, к которым местное население не имеет иммунитета. Существуют традиции «борьбы с болезнями», которые нам кажутся неприемлемыми, но которые, вероятно, оленеводу нужно не забывать. Народы Севера исторически мылись всего два раза в жизни, не зная научную сущность этого правила: на 1 см2 человеческого тела живут с нами в симбиозе до 3 млн. бактерий (они не могут жить без нас, а мы не можем жить без них), которые защищают нас, борясь с чужеродными болезнетворными бактериями и вирусами. Было много случаев, когда помывшись в городе, представители коренных народов умирали через несколько часов от скоротечной чахотки.

Что делать? Цивилизация в тундру все равно проникает и преобразует жизнь. Нужны научные разработки, лекарства и БАДы, которые укрепляли бы иммунную систему каждой отдельной народности, нужны специфические мыла, которые не смывали бы полезные бактерии, селившиеся на наших кожных покровах. Кстати, такие косметические средства следовало бы разрабатывать для всего населения страны и всячески пропагандировать отечественную продукцию, которая наносит наименьший вред здоровью людей.

В плане сохранения здоровья населения коренных народов Севера, забота об экологии становится важнейшей государственной задачей. Необходимо:

  • усилить уборку мусора, накопившегося за времена освоения Севера Советским Союзом. Это, прежде всего, железный лом: бочки от солярки и других видов топлива, которому нет альтернативы в условиях Крайнего Севера, ржавый брошенный наземный и водный транспорт.

  • современный мусор – бич экологии всей нашей страны на суше и в водах. Необходимо в условиях Крайнего Севера постепенно отказаться от одноразовой тары, так как экосистема Севера, вследствие низких температур и соответственно низкой способности к самоочищению, крайне уязвима. Современный мусор разлагается очень медленно в любых природных условиях (табл. 1), а в условиях многолетнемерзлых почвогрунтов он не разлагается вообще, навечно вмерзая во вмещающие породы. По поводу создания свалки твердых бытовых отходов (ТБО) в криолитозоне академик В.П. Мельников (ТюмНЦ СО РАН) пишет: «С огромным трудом можно представить, для кого из наших потомком предназначается «этот подарок», если прекрасно сохранившиеся мамонтята «Дима» из пос. Сусуман, «Маша» и «Люба» с п-ва Ямал и безымянные останки гыданских мамонтов имеют возраст от 10 до 40 тысяч лет! Когда у берегов Новой Земли осуществляли захоронения ядерных отходов, всем казалось, что это никогда не коснется всех последующих поколений. Следует подчеркнуть, что строительство полигонов ТБО регламентировано «Программой…..». Нам представляется, что в 21 веке во вновь осваиваемых регионах Арктики недопустимо создавать полигоны бытовых отходов! Этот подход, на наш взгляд, должен быть искоренен полностью».

Таблица 1. Период разложения одноразовой тары


Именно в условиях Крайнего Севера в первую очередь необходимо внедрение биоразлагаемой тары, разработка новейших методов переработки мусора. Может быть, следует обратиться к опыту США на Аляске и в Канаде? Вероятно, эти страны имеют опыт и технологии утилизации мусора в условиях вечной мерзлоты.

  • следует расчистить реки от топляка (стволов деревьев, утонувших во время молевого сплава). Топляк тяжелее воды, так как впитал в себя воду. В настоящее время во многих сибирских реках, бывших когда-то пристанищем и нерестилищем ценнейших пород рыб (сибирского осетра и др.), а в настоящее заваленных топляком, полностью отсутствует вода. Очистив от топляка и другого мусора (например, затонувших судов) реки, мы вернем в них ценнейшую рыбу (объект промысла местных жителей), улучшим качество воды, которая отравляется дубильными веществами и смолами от молевого сплава. Кроме того, считается, что в дополнение, мы получим ценнейший продукт: вымоченный в течение многих лет (кстати, часто в золотоносных водах!) лес, который можно использовать в качестве древесных пород для производства дорогой мебели. Это весьма хлопотное предприятие, но его стоит проводить, так как со временем понесенные убытки будут покрыты.

  • С развитием газо- и нефтедобычи в Арктике в условиях вечной мерзлоты опасность антропогенного разрушения природных экосистем возрастает. Опасность нанесения экологического вреда Арктическому региону есть у каждой̆ из восьми стран, имеющей выход на побережье Северного Ледовитого океана. Это риски, связанные с нефтяными и газовыми месторождениями: при разведке месторождений, при добыче, хранении, погрузке, при транспортировке. Как минимум, разливы нефти в мерзлых регионах опасны и необратимы, потому что в мире нет еще успешно используемых технологий по извлечению нефти изо льда. Предварительно, можно дать рекомендацию, что наиболее рискованные работы, связанные с возможными разливами нефти, следует проводить во время отсутствия рыбных стад и скопления млекопитающих в местах проведения работ, а также в самый острый ледовый период, когда поверхностные разливы нефти можно собрать с поверхности льда.

Правительство Российской̆ Федерации готово идти на риск и планирует использовать возможности региона для добычи углеводородов, месторождения которых открыты во всех морях Северного Ледовитого океана, согласно данным 1987 г., и простираются до Северного полюса. Эксперты отмечают, что акватория шельфа изучена мало, поэтому в ближайшие годы могут быть открыты месторождения в дополнение к имеющимся, запасы которых по данным 2015 г. воистину безграничны, даже по сравнению с известными месторождениями, открытыми в Каспийском море.

На шельфе только Печорского моря обнаружено шесть месторождений, включая крупные Долгинское, Приразломное, Медынское море и Северо-Гуляевское. Действительно, в арктических морях — от Баренцева до Чукотского — проводятся масштабные исследования: в 2106 г. в Карском море было открыто крупное месторождение «Победа».


Рис. 2. Газогидратные области Северного Ледовитого океана (из книги В.А. Соловьева, Г..Д. Гинзбурга и др., 1987)

  • Для привлечения населения на Крайний Север на постоянное местожительство, особенно молодежи, следует использовать положительный опыт США. Там по итогам референдума среди жителей штата Аляска, в 1976 году был создан специальный нефтяной фонд, в который отчисляется 25% средств, полученных правительством Аляски от нефтяных компаний и из которого все постоянные жители (кроме заключенных), получают ежегодную субсидию (максимум в 2008 году — $3269, в 2010-м — $1281). В наших условиях вкладчиками фонда могут стать не только нефтяные компании, но и Газпром. 

Гендер и равенство в Арктике – современные реалии и будущие вызовы

Традиционная культура и самобытность коренных народов российского Севера с трудом предполагает гендерное равенство (как бы это странно не звучала в современных реалиях). Я полагаю, что те, кто придумал гендерное равенство в Арктике, никогда не покидал субтропиков. Гендерное равенство в Арктике равносильно самоубийству местного населения, так как в тяжелейших погодных условиях, в полярную ночь, в жесточайшую метель и стужу, в яранге, женщина самостоятельно просто не сможет выжить, так как обыкновенная ежедневная и еженощная тяжелейшая физическая работа, выполняемая мужчиной ей просто не плечу. Поэтому часть формулировки темы «будущие вызовы», несомненно, окажутся весьма пророческими, если Россия не прислушается к голосу разума и будет слепо следовать за ценностями, сформированными в других климатических условиях и совершенно другими по образу жизни людьми. Напоминаю, что к тяжелейшим природным условиям Крайнего Севера приравнено более 60% территории России.

Адаптация к изменениям климата

Известная всему миру фраза: «Арктика – кухня погоды» - сегодня актуальна как никогда. За последние 100 лет температура на территории России в среднем повысилась в полтора-два раза и достигла увеличения на 3,5oС (рис. 3), в то время как глобальное потепление земного шара в целом составило 0,6±0,2oС. Что характерно, наиболее значительное потепление наблюдается в северных районах страны. Эксперты- климатологи предупреждают о дальнейшем росте среднегодовых температурных показателей на территории России, особенно в Арктической зоне.

Изменение климата увеличит существующие и создаст новые риски для природных и антропогенных систем (увеличение количества и балльности штормов, ураганов, наводнений). По оценкамам Всемирной метеорологической организации риски распределяются неравномерно и обычно являются более значительными для менее защищенных людей и сообществ в странах, находящихся на всех уровнях развития2.


Рис. 3. Изменения температуры приземного воздуха в России с 1884 по 2013 гг. с прогнозом до 2050 г.


Рис. 4. Глобально усредненные аномалии совокупной температуры поверхности суши и океана

Проблемы и пути решения

1. С целью предупреждения опасных явлений в Арктической зоне, увеличения безопасности, улучшения навигационных условий на Северном морском пути необходимо улучшение надежности гидрометеорологических прогнозов. 


Рис. 5 Изменение средней температуры поверхности и на основе мультимодельных средних проекций на период 2081–2100 гг. в отношении периода 1986–2005 гг. по сценариям РТК2.6 (слева) и РТК8.5 (справа).


Рис. 6 Увеличение приземной температуры воздуха на территории России с 2003 по 2013 гг.

Метеорологическая сеть России своего максимального развития достигла к 1986 году, когда на ее территории насчитывалось 2308 станций и 3274 поста. С переходом на новые экономические условия за период с 1987 г.  по 2005 гг. число метеорологических станций сократилось почти на 30%, гидрометеорологических постов – на 35%. 


Рис. 7 Динамика количества метеорологических станций с 1725 г. по 2005 г.

Средняя по России плотность существующей ныне метеорологической сети (на одну станцию приходится 10,5 тыс. км2) сравнима с плотностью 1950 г. Плотность метеорологической сети крайне неравномерна, в отдельных регионах, в частности, в Республике Саха (Якутия) и на арктическом побережье она в 8–10 раз меньше, чем в центральных и южных районах Европейской части России.

Необходимо возрождать гидрометеорологические станции по всей российской Арктике, хотя бы до количества, утраченного в 90-е годы.

2. Также необходимо возрождать регулярные судовые экспедиционные исследования океанологических характеристик Северного ледовитого океана и Арктического шельфа, в частности, для получения комплексной океанологической информации (о скорости и направлении течений, погодных условиях, состояний и дрейфа ледового покрова, миграционных путей ценных промысловых рыб и млекопитающих и др.) Данные полученные нашими учеными до 90-х годов требуют корректировки, так как климатические флуктуации, наблюдаемые в северных широтах в последние десятилетия, вносят серьезные изменения во все процессы, протекающие в северных океанических водах.

Это одно из главных условий стабильного и надежного развития Северного морского транспортного пути и активной безопасной разработки углеводородов на шельфе Северного Ледовитого океана.

3. Для достоверного прогнозирования успешной нефтедобычи в Арктических морях и правильной статистической обработки результатов необходимо также учитывать гидрометеорологические характеристики, такие как: скорость и направление ветра, возможные волнения, скорость и направления течений, наличие или отсутствие льда, скорость и направление ледового дрейфа, опасность появления айсбергов.

Для того, чтобы построить модель риска нефтяного разлива требуется задать все возможные гидрометеорологические условия в зоне добычи и транспортировки нефти и получить актуализированные гидрометеорологические модели.

В настоящее время включение гидрометеорологических характеристик, получение которых не входит в стандартный объем проектных изысканий, осуществляемых при разработке углеводородов на шельфе. Проектные изыскания преимущественно ориентированы на изучение локальных условий в местах проведения работ с целью определения предельных воздействий и нагрузок. Исходные данные для моделирования риска разливов нефти требуют задания всех возможных гидрометеорологических условий в районах добычи и на маршрутах транспортировки нефти. Подготовка таких исходных данных задача весьма трудоемкая, но только в этом случае могут быть проверены, оценены и обоснованы плановые стратегии и технологии борьбы с разливами, выявлены объективные ограничения для реагирования по природным и гидрометеорологическим условиям и обеспечено оперативное прогнозирование с целью управления операциями.

4. Трудности освоения Арктической зоны состоят в том, что она расположена в криолитозоне. Криолитозона – верхняя часть земной коры, характеризующаяся отрицательными температурами. Глубина таких земель может составлять от 1м до 1 км, а температура от 0 оС до -16оС. Всего в России более 60% территории можно отнести к вечно мерзлым землям, что составляет 11 млн. км2. Темпы освоения криолитозоны в связи с развитием минерально-сырьевой базы страны нарастают, намного опережая геокриологические и геоэкологические исследования по обоснованию безопасного и рационального недропользования. Развитие наземной инфраструктуры невозможны без исследований криолитосферы Арктики и поведения многолетних мерзлых пород в условиях современных изменений климата. Примером могут послужить рисунки 13-15, на которых показано, как в результате потепления климата и размерзания почво-грунтов происходит разрушение строений на вечной мерзлоте.


Рис. 8 Примеры размерзания почво-грунтов под нефте-газопроводами в арктической тундре в условиях вечной мерзлоты

Геокриолитологические опасности криолитозоны, это термоабразионное разрушение грунта и расположенных на них строений, технических объектов, например, трубопроводов, берегов морей и рек, в том числе портовых сооружений, распространение крупных оползней-сплывов.

В своем докладе «КРИОЛИТОЗОНА КАК ОСНОВНОЙ ФАКТОР РИСКА ОСВОЕНИЯ АРКТИКИ» на международной конференции «Открытая Арктика», состоявшейся в Москве в 2015 г., академик В.П. Мельников (ТюмНЦ СО РАН), совместно со своими коллегами В.А. Дубровином (ФГУП ВСЕГИНГЕО) и Д.С. Дроздовым (ИКЗ СО РАН) показали, что 29% отказов и аварий технических связаны с мерзлотой, а стоимость поддержания работоспособности трубопроводов и ликвидации их деформаций, связанных с мерзлотой, составляет 55 млрд. руб./год. Причина: незнание и/или не учёт свойств мерзлоты, её чувствительности и ранимости как экологической системы и её разрушающего влияния на технические объекты. Ими были озвучены основные риски освоения и недропользования в Арктике:

  • Сложность и мозаичность геокриологического, гидрогеологического строения и теплового состояния криолитозоны.

  • Недостаточная изученность осваиваемых регионов криолитозоны.

  • Слабая предпроектная подготовка и проектирование защитных инженерных мероприятий и полное отсутствие полупромышленных экспериментов.

  • Отсутствие утвержденной нормативной базы разработки прогнозов изменения состояния криолитозоны и экологических последствий освоения на периоды среднесрочной и долгосрочной перспективы.

  • Низкая культура строительства.

  • Отсутствие открытых слушаний крупных региональных проектов  в профессиональной среде (экспертом совете профильных институтов) и, как следствие, слабый экологический и полное отсутствие геокриологического контроля при реализации проектов.

  • Не подводятся итоги хозяйственного освоения и недропользования на ранее нетронутых территориях Арктики.

В основополагающих программных документах в частности в «Программе комплексного освоения месторождений углеводородного сырья Ямало-Ненецкого автономного округа и Севера Красноярского края» и других документах полностью отсутствуют разделы гидрогеологического изучения территории. Нет оценки взаимодействия подмерзлотных вод, различной минерализации (от 3 до 5-10 г/л)  и напорами (от 10 до 25 атм) с конструкциями добывающих скважин. Недооценка этого взаимодействия может серьезно повлиять на устойчивость этих сооружений в период их эксплуатации. Также не запроектирована вдоль трассовая технологическая дорога: при аварии между крановыми узлами (30 км) в летний период ни один вид тяжелой техники для ремонтных работ не сможет быть доставлен.

Не упоминается также необходимость изучения и учета перераспределения снежного покрова на осваиваемой территории. Влияние этого фактора настолько велико, что никакие глобальные изменения климата просто не сопоставимы с ним. Расчеты и натурные данные показывают, что увеличение мощности  снежного покрова с 0,3-0,4 м до 1,5 м -2,5 м может обусловить в северных широтах повышение температуры грунтов на глубине 10 м в течение 4-5 лет на 3°С.

Несмотря на относительно длительный период интенсивного освоения недр в криолитозоне, до сих не разработана стратегия регионального и мониторингового изучения криолитозоны, как особого геологического тела в земной коре, обладающего принципиальными отличиями инженерно-геологических  и гидрогеологических  условий, которые практически всецело определяют исходную экологическую ситуацию на региональном уровне. Если геокриологическая изученность Ямала на региональном уровне (за исключением прибрежно-шельфовой зоны) может быть, весьма и весьма условно, признана достаточной, то остальную часть криолитозоны необходимо отнести к мало и недостаточно изученным. Отсутствие полноценных геокриологических исследований и опережающих полупромышленных экспериментов в период предпроектной подготовки по апробации защитных мероприятий от опасных геокриологических процессов, предопределяет  крайне низкую эффективность принимаемых  проектных решений. 

Рис. 9  Пример перераспределения снежного покрова в результате снежных заносов, что в последствии приведет к протаиванию грунта под трубопроводом

В настоящее время из 25 ранее (до 1993 г) действующих геокриологических стационаров различных ведомств на территории страны сохранились по разным оценкам не более 2-3 стационаров (Марре-Сале, Воркутинский, Чадыба) и несколько больше наблюдательных площадок периодического обследования, принадлежащих институтам РАН. 


Рис. 11. Схема охвата гидрогеологической съемкой масштаба 1:200000 территории России 

Рекомендации

Перечисленные выше проблемы могут быть решены в рамках ФЦП по реализации «Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года» в виде специальной подпрограммы «Криолитозона России». Этот документ должен определять концептуальный подход и стратегию комплексного регионального и мониторингового геоэкологического (гидрогеологического, инженерно-геологического, геокриологического) изучения криолитозоны на территории ближайшей и среднесрочной  перспективы освоения месторождений полезных ископаемых.

В целом слабая геологическая, гидрогеологическая, инженерно-геологическая и геокриологическая изученность криолитозоны требует особых подходов к ведению здесь региональных геокриологических исследований и мониторинговых работ. Этот подход, заключается в создании в рамках гидрогеологической мониторинговой сети наблюдений (ГМСН) системы государственных полигонов (особо охраняемых территорий с правом разработки недр), объединяющих существующие фоновые геокриологические и гидро-геокриологические стационары, режимные площадки и региональные наблюдательные профили, а также наблюдательную сеть объектного мониторинга добывающей промышленности и посты гидрогеохимического контроля на основных водных артериях территории.

Полигоны должны представлять собой наивысшую форму в иерархии мониторинговой сети и, по сути дела, являться объектами обобщения данных о режиме геокриологических и гидрогеологических  условий, полученных на стационарах и других объектах наблюдений. Нормативная база разработки прогнозов изменения состояния криолитозоны должна базироваться на проведении комплекса мониторинговых наблюдений на региональных геокриологических стационарах, обеспеченных кустами термометрических скважин, различной глубины и автоматизированной автономной регистрирующей аппаратурой.

Стационары целесообразно размещать в наиболее крупных (доминантных) типах природного комплекса в ранге ландшафтного района или подпровинции (см.  и . Выбор мест размещения опорных районов стационарного изучения необходимо проводить на основе материалов инженерно-геологической, либо комплексной ландшафтной съемки с учетом размеров и доступности изучаемой территории, морфологии толщи многолетних мерзлых пород (ММП), типов литологического разреза, типов растительности, представленности геоморфологических уровней, размеров и доступности изучаемой территории, близости населенных пунктов, гидрометеорологических станций и т.д. Всего таких комплексных наблюдательных пунктов (полигонов) на перспективу до 2020  необходимо не более 8-10.

Необходима разработка единой опорной сети комплексных стационаров на всю территорию криолитозоны РФ для изучения динамики криолитозоны и обеспечения объективности прогноза реакции криогенных геосистем на изменения климата и усиливающееся техногенное воздействия.

Компоненты и параметры криогенных геосистем, изучаемые на комплексных стационарах:

Климат:

  • Ветровой режим, скорость и направление

  • Температура воздуха

  • Температура почвенного горизонта

  • Осадки

  • Снежный покров

  • Геолого-геоморфологическое строение

Геокриологические условия:

  • криолитологическое строение

  • температурный режим многолетнемерзлых толщ

  • динамика глубины сезонного протаивания

  • криогенные процессы

Растительный покров:

  • Комплексные геоботанические описания

  • изучение видового состава растительности

  • структура растительных сообществ

  • встречаемость и проективное покрытие видов

  • оценка запасов фитомассы

  • Почвы

  • Животное население

  • Антропогенная трансформация и накопленный экологический ущерб.

Многолетняя успешная работа системы комплексных стационаров, основанная на вышеприведенных принципах на территории Ямало-Ненецкого Национального Округа (ЯНАО), оборудованная удобными вагончиками для проживания и лабораторных исследований, позволяет предложить распространить подобный методический подход на всю территорию Арктической зоны РФ.

Первоочередные задачи при реализации  подпрограммы «Криолитозона России»

  • Включать необходимые объемы и этапы проведения опережающих региональных и мониторинговых работ во вновь осваиваемых и недостаточно изученных регионах криолитозоны, включая шельф арктических морей. Воссоздание на новой основе системы мониторинговых наблюдений за основными параметрами криолитозоны на специальных стационарах и полигонах на территории Арктики и Субарктики. Организация Федерального центра ГМСН Арктики и Субарктики. (Размещение наблюдательных полигонов на территории криолитозоны Российской Федерации с учетом комплексного районирования территории криолитозоны показано на карте.

  • Составить региональные карты геокриологического районирования территории перспективного освоения криолитозоны  масштаба 1:500 000 на основе специального дешифрирования материалов дистанционного зондирования земли (КС, АФС и т.п.) с размещением на них ключевых участков съемки масштаба 1:100 000 (для недропользователей) и опорной наблюдательной сети гидрогеологических и инженерно-геологических скважин ГМСН. Основные картируемые регионы: Ямало-Гыдано-Тазовский (ЯНАО), Север Красноярского края, Талокано-Верхне-Чонский (Иркутская обл) и др.

Система комплексных стационаров, организованная на основе ландшафтного подхода, позволяет рационально разместить наблюдательные площадки, обеспечивает репрезентативность получаемых данных и позволяет повысить эффективность экстраполяции получаемых данных на соседние однородные по ландшафтно-геологическим условиям территории. Комплексные стационары позволяют решать широкий круг задач за счет привлечения к работе специалистов разного профиля и развития междисциплинарных исследований.

В развитие Программы «Криолитозона России» необходимо решение следующих крупных вопросов:

  • изменить процедуру прохождения государственной экспертизы крупных проектов недропользования в Арктике, включив в нее (процедуру) открытые обсуждения предлагаемых решений в специально создаваемых в экспертных советах при Минприроды России и РАН;

  • включать в лицензионные соглашения на право недропользования положения о проведении полупромышленных экспериментов по оценке эффективности мероприятий инженерной защиты территории криолитозоны;

  • предусмотреть меры по техническому переоснащению государственного сектора геологической отрасли, выполняющего работы и исследования  геокриологического, гидрогеологического и экологического содержания в криолитозоне России;

  • о координации региональных и федеральных мероприятий ежегодного, так называемого, "Северного завоза" с мероприятиями  «Северного вывоза» и утилизацией промышленных отходов арктических предприятий;

  • о создании специального ликвидационного фонда месторождений для полезных ископаемых с завершающейся  стадией промышленной разработки;

  • об изменении сложившихся узковедомственных подходов к использованию и хранению материалов геологических исследований, не представляющих государственную тайну.

Общие выводы по теме адаптации к изменениям климата:

Учитывая ведущую роль геологической отрасли в арктических регионах в формировании топливно-энергетического комплекса страны, а также исключительную важность региональных и мониторинговых геокриологических, гидрогеологических и инженерно-геологических  исследований, в целом позволяющим определить экологическое состояние регионов криолитозоны, следует констатировать значительное снижение работ упомянутого направления в системе РОСНЕДРА и МПР РФ в текущем столетии по сравнению с предшествующим периодом.

Региональные работы в арктической криолитозоне практически отсутствуют, а мониторинговые выполняются в ограниченном объеме и в недостаточном количестве. В этой связи, данные о фоновом тепловом состоянии многолетнемерзлых пород (ММП) в различных регионах криолитозоны, основывающиеся на результатах исследований преимущественно  80-х -90-х годов прошлого столетия, устарели и не соответствуют действительности. Не разработана и не утверждена в системе МПР РФ региональная методика прогноза изменения основных параметров криолитозоны, поэтому достоверные прогнозы дальнейшей динамики мерзлотно-климатических условий для проектных организаций, отсутствуют.

Существующая система фонового и объектного мониторинга в криолитозоне, в целом, мало соответствует современным требованиям и значительно отстает от зарубежных аналогов. Унаследованные проблемы обмена информацией между различными ведомствами не решаются и в настоящее время. Это обстоятельство самым серьезным образом не только препятствует эффективному, в научном плане, использованию имеющихся данных, но и  приводит к значительному удорожанию работ.

Темпы освоения криолитозоны в связи с развитием минерально-сырьевой базы страны нарастают, намного опережают геокриологические и геоэкологические исследования по обоснованию безопасного и рационального недропользования. В целом, геологическая, гидрогеологическая, инженерно-геологическая и геокриологическая изученность криолитозоны слабая. Все это требует особых подходов к ведению здесь региональных геокриологических исследований и работ по организации и ведению ГМСН. Этот подход заключается в создании в рамках ГМСН системы государственных полигонов, объединяющих существующие фоновые геокриологические и гидро-геокриологические стационары, режимные площадки и региональные наблюдательные профили, а также наблюдательную сеть объектного мониторинга добывающей промышленности и посты гидрогеохимического контроля на основных водных артериях территории. Полигоны должны представлять собой наивысшую форму в иерархии мониторинговой сети и, по сути дела, являться объектами обобщения данных о режиме геокриологических и гидрогеологических  условий, полученных на стационарах и других объектах наблюдений. В настоящее время из 25 ранее (до 1993 г) действующих геокриологических стационаров различных ведомств на территории страны сохранились по разным оценкам не более 2-3 стационаров ( Марре-Сале, Воркутинский, Чадыба) и столько же наблюдательных площадок периодического обследования, принадлежащих  институтам РАН.

Несмотря на отсутствие регулярного и достаточного финансирования мониторинговых исследований в криолитозоне, данные наблюдений, полученные на геокриологических стационарах (даже отрывочного характера) представляет собой весьма важную информацию для оценки фоновых деградационных изменений состояния криолитозоны в связи с периодическими колебаниями климата. Работы в этом направлении необходимо продолжить.

Отсутствие полноценных геокриологических исследований и опережающих полупромышленных экспериментов в период предпроектной подготовки, предопределяет крайне низкую эффективность основных инженерных мероприятий, предупреждающих развитие нежелательных криогенных процессов, а также способов утилизации промышленных и бытовых отходов. Признано недопустимым проектирование и строительство в арктических регионах полигонов твердых бытовых отходов (ТБО), регламентированных «Программой комплексного освоения месторождений углеводородного сырья Ямало-Ненецкого автономного округа и Севера Красноярского края».

Опыт исследований и предварительные экспертные оценки показывают, что экологические воздействия на окружающую геологическую среду в период строительства и эксплуатации объектов нефте-газодобывающей и транспортной инфраструктуры выходят далеко за границы лицензионных участков на недропользование. Это обстоятельство требует постановки проверочных научно-исследовательских работ по данному направлению.

Важным методом исследования и оценки влияния на тепловой режим многолетнемерзлых толщ является изучение закономерностей формирования снежного покрова в естественных условиях и, что особенно важно, в пределах осваиваемой и застроенной территории. Влияние перераспределения снега в арктической тундре по тепловому воздействию на ММП во много раз превышает воздействие климатических вариаций. Этот фактор, практически не учитывается в настоящее время при проектировании промышленных объектов в арктической криолитозоне. Следует отметить, что современные технические средства проведения снегомерных наблюдений в настоящее время не разработаны, также как и методы их обработки и экстраполяции результатов. Перспективным в этом плане представляется использование автоматизированных теодолитов с форматом 3D для выполнения инструментальных съемок территории в летний и зимний периоды. Разница в высотах летних и зимних замеров даст искомую мощность снежного покрова на конкретном участке.

В связи с планами освоения нефтегазовых запасов арктического шельфа особую актуальность приобретают мониторинговые исследования геокриологического и гидрогеологического направления  в его  мелководной части. Здесь на первый план выходит постановка работ по изучению в годовом и многолетних циклах температурного режима донных отложений в разрезе до глубины 30-100 м. Такие работы на акватории Карского моря в пределах изобаты 5 м и удалении от берега на 1 км начаты и успешно проводятся ФГУП ВСЕГИНГЕО с 2014 г. Из зарубежных исследований отмечены работы геологической службы Канады (2008 г) на мелководном полностью промерзающем участке акватории в устье р. Макензи.

Современные регламенты проведения государственного экологического (Росприроднадзор) и технического (Ростехнадзор) контроля не позволяют оценить эффективность воздействия крупных проектов недропользования на геологическую среду в целом и, соответственно, определить меру ответственности проектировщиков, строителей и эксплуатирующих организаций при установлении негативных реакций в процессе недропользования.  Это направление работ требует серьезной методической и правовой доработки.

В настоящее время назрела необходимость разработки и выпуска транспортной техники для работы в летний период в тундре и лесотундре, включая арктические побережья, поскольку ранее существовавшая система доставка грузов и персонала вертолетами стала абсолютно нерентабельной , а другая техника отсутствует. Признано, что если геологические исследования  по направлениям гидрогеология, инженерная геология, геокриология и геоэкология выполнены в арктических регионах не в летний период, то полученные результаты нельзя считать полноценными. В целом, это касается не только транспортной техники, но и буровой, геофизической и лабораторной аппаратуры. Реализацию проектов по техническому переоснащению, следует признать одной из приоритетных государственных задач поддержки научных и прикладных программ изучения и освоения Арктики, которые выполняют геологические организации Минприроды России, экспедиции институтов РАН, Министерство науки и образования и др.

Более 40 лет минуло с момента ввода в эксплуатацию первого из крупнейших на Севере Западной Сибири газоконденсатного месторождения «Медвежье». Позднее были освоены «Уренгойское», «Ямбургское» и др. ГКМ, однако до сих пор не подведены итоги геологических и экологических последствий и опыта освоения этих месторождений, занимающих ведущее положение в газовой экономике страны.

Общие рекомендации по теме:

В части геокриологических исследований:

1. В соответствии с задачами "Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года" дополнить ФЦП "Геологическое изучение недр и экология России" подпрограммой (блоком) «КРИОЛИТОЗОНА РОССИИ» с привлечением для ее составления и реализации специалистов профильных отраслевых НИИ, академических и вузовских организаций.

Подпрограмма «КРИОЛИТОЗОНА РОССИИ» должна обосновать концептуальный подход и стратегию комплексного регионального и мониторингового геоэкологического (гидрогеологического, инженерно-геологического, геокриологического) изучения  криолитозоны на территории  ближайшей и среднесрочной  перспективы освоения месторождений полезных ископаемых, с наращиванием объемов опережающих работ. Обосновать методы, масштабы и, главное, сроки опережающего комплексного геологического (геокриологического, гидрогеологического, инженерно-геологического и геоэкологического) изучения вновь осваиваемых территорий. Составной частью этой программы должна быть подпрограмма ГМСН в криолитозоне, которая в качестве первоочередных задач должна включать:

  • Изучение состояния геокриологических, гидрогеологических и инженерно-геологических условий на территориях планируемого освоения и на площадях крупнейших нефтегазовых месторождений (на завершающей стадии добычи) с оценкой геоэкологических последствий освоения, в т.ч. территории Арктической криолитозоны и районов транспортировки углеводородов на Дальнем Востоке.

  • Разработку Генеральной схемы опорной сети наблюдательных фоновых стационаров в криолитозоне для оценки и прогноза ее реакции на глобальные изменения климата.

  • Разработку научных основ и рекомендаций по организации мониторинговых геокриологических наблюдений в пределах мелководной части шельфа арктических морей и созданию ряда опытных участков наблюдательной сети в мелководной части шельфа на акваториях первоочередного освоения.

  • Разработку геокриологических моделей динамики (эволюции) криолитозоны в физическом и геологическом времени

  • Составление серии картографических и аналитических моделей глобального, регионального, локального и элементарного уровня, учитывающие изменения климата и техногенез в Арктике.

  • Разработку положений об особо охраняемых территориях в Арктической криолитозоне с правом разработки недр.

  • Составление региональных карт политики недропользования.

2. Организовать Комиссии независимых экспертов для предварительной апробации и оценке эффективности реализации крупных проектов недропользования в криолитозоне Арктики, включая береговую зону и шельф арктических морей.

3. Подготовить материалы для внесения законодательной инициативы о включении в качестве обязательных разделов в Проекты освоения месторождений в криолитозоне:

(а) о проведение полупромышленных экспериментов с целью предпроектной апробации природозащитных мероприятий;

(б) о подготовке положения о создании экологического Фонда ликвидации месторождений.

4. Обратиться в Правительство РФ с предложением о создании Программы технического перевооружения предприятий и институтов геологической отрасли, выполняющих работы в арктических регионах страны по заданиям ФА РОСНЕДРА и МПРиЭ РФ.

5. Для успешной реализации Проектов по Государственным контрактам обеспечить реальный экономически выгодный информационный обмен как внутри МПРиЭ РФ в целом, так и на межведомственном уровне с наиболее значимыми недропользователями (РАО ГАЗПРОМ, и т.п.), осуществляющих недропользование в рамках лицензионных соглашений.

6. Поскольку помимо освоения новых площадей в Российской Арктике значительные территории постепенно выводятся из активного недропользования и передаются для традиционного или иного хозяйствования, огромный научно-практический интерес заслуживает направление исследований по подведению итогов недропользования в таких районах. В этой связи чрезвычайно важными представляются оценки зон техногенного воздействия объектов газовой промышленности, изменения геокриологических и гидрогеологических условий, включая ресурсную базу подземных вод различного назначения; оценки эффективности нормативно-правовой деятельности в период освоения территории. Ключевым регионом для таких исследований целесообразно сделать территорию Надым-Пур-Тазовского междуречья, где расположены давно эксплуатируемые крупнейшие в мире газоконденсатные месторождения Медвежье, Уренгойское и др.

7. Учитывая возрастающие требования к оценке и прогнозу быстро меняющихся характеристик природной обстановки, среди которых геокриологические аспекты играют одну из ведущих ролей, представляется целесообразным первостепенное внимание уделить фоновым мониторинговым исследованиям, особенно в прибрежно-шельфовой зоне Арктики. В этой связи необходимо продолжение, реорганизация и развитие геокриологического стационара Марре-Сале (Западный Ямал, институт ВСЕГИНГЕО, Федеральное агентство «Роснедра») как одного из опорных информационных пунктов в арктической криолитозоне.

Экономика севера

«Богатство России будет прирастать Сибирью» - сказал М.В. Ломоносов. Так было, есть и будет еще долго, потому что полномасштабное исследование нерд Сибири и Арктики только начинается. Инженерго-геологической съемкой масштаба 1-200000 покрыто всего от 2 до 6% территории Сибири и Дальнего Востока, а Арктики – менее 2% территории (рис. 20). Но уже на сегодняшний день (данные BP на 01.01.2017 г.) Россия занимает первое место в мире по доказанным запасам (prude) газа и шестое место – по доказанным запасам нефти. Причем, большая часть этих богатств в России сосредоточено не только на территории, но в акватории Крайнего Севера (см. рис. 4). Остается только догадываться какие природные ресурсы скрыты на остальных 98% плохо исследованных территориях.

В настоящее время российские корпорации разрабатывают в основном месторождения, открытые во времена СССР. Для открытия и последующего освоения новых месторождений прежде всего необходима геологоразведка, которой занимается «Роснедра». Это весьма затратное мероприятие, особенно на Крайнем Севере, так как по условиям недропользования территория криолитозоны – это сложные и особо сложные геологические (геокриологические, инженерно-геологические, гидрогеологические) и геоэкологические условия. Неизученность и недоизученность геологических и геоэкологических условий предопределяют дополнительные риски при освоении месторождений полезных ископаемых. Степень изученности в свою очередь всецело зависит от объёмов финансирования на геологоразведочные работы по статье "региональные работы и мониторинг", а оно составляет менее 20% от общего финансирования геологоразведочных работ «Роснедра». Для Арктики и Субарктики такое соотношение статей затрат в геологоразведке категорически недопустимо, т.к. коэффициент удорожания работ в криолитозоне в среднем изменяется от 3 до 8 по сравнению с немёрзлыми регионами.

Прямые убытки за счёт нарушения региональных регламентов содержания объектов строительства исчисляется миллиардами рублей. Ошибки проектирования и неучёт опыта освоения территорий-аналогов увеличивает затраты на порядок. Нарушения регламента строительства и эксплуатации сооружений не оценены с точки зрения краткосрочных и долгосрочный экологически х последствий и возможности восстановления окружающей среды.


Рис. 12 Общая схема работы нефтегазовых компаний

Поисковые исследования углеводородов на шельфе также необходимо развивать, в том числе с помощью геотермической измерительной системы «ГЕОС-М». Исследования, проведенные на НИС «Академик Николай Страхов» с помощью «ГЕОС-М» показали, что температурные аномалии и аномалии теплового потока формируются за счет неравномерного распределения тепловых источников, а также за счет структурно-теплофизических неоднородностей, обусловленных литолого-фациальным и тектоническим факторами. Термотомографический анализ нефтегазоносных бассейнов показал, что промышленные скопления углеводородного сырья локализуются над зонами подъема изотерм, над «термическими куполами», которые впервые выделены с помощью 3D-моделирования геотермического  поля в восточной части Баренцевого и южной части Карского морей. Обнаружение «термического купола» в южной части моря Лаптевых может служить признаком для прогнозирования месторождений углеводородов в этой части акватории.

Наиболее перспективной по геотермическим данным является Южно-Баренцевская котловина, где изотерма катагенеза органического вещества располагается на глубине менее 4,5 км. 20 из 24 измерений на полигоне «Трог Орла», проведенные в меридиональной депрессии Орла, дали аномально высокие значения теплового потока (от 107 до 519 мВт/м2). Это однозначно доказывает наличие деструкции континентальной коры окраины шельфа. Аномалия распространена вплоть до абиссали Котловины Нансена СЛО.

Рекомендуется увеличить разведку новых месторождений на территории и в акватории Крайнего Севера. 

Развитие Северного морского пути

Российская Федерация занимает первое-второе место по экспорту газа и второе место по экспорту нефти. Чтобы обеспечить финансовую выгоду от ресурсов, следует осуществить постройку транспортных сообщений. Основным транспортным коридором добываемых в Арктике ресурсов является Северный морской путь (СМП).

Северный морской путь в соответствии с Федеральным законом «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» от 31 июля 1998 года № 155-ФЗ определяется как «исторически сложившаяся национальная единая транспортная коммуникация Российской Федерации в Арктике...». Северным морским путем (СПМ) называют судоходную магистраль, пролегающую по морям Северного-Ледовитого и частично Тихого океанов (Баренцево море, Карское море, море Лаптевых, Восточно-Сибирское море, Чукотское море, Берингово море) вдоль всего северного побережья Сибири, соединяющая европейские и дальневосточные российские порты, а также устья судоходных сибирских рек в единую транспортную систему. Основные порты: Игарка, Дудинка, Диксон, Тикси, Певек, Провидения.

Для морей, по которым проходит Северный морской путь, характерна область шельфа с глубинами менее 200 м, занятая окраинными морями (Баренцево, Белое, Карское, море Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское). Дно этих морей - подводное продолжение платформенных структур суши. Большая часть дня Северного Ледовитого океана от Евразийского побережья до Северного полюса является продолжением Сибирской континентальной платформы, следовательно, является естественным продолжением государственной территории России. Переходная зона представлена материковым склоном с глубинами 180- 3000 м. Северный морской путь географически делится границей полуострова Таймыр и прилегающими к нему с севера островами на две части - Восточную и Западную, сообщение между которыми бывает часто затруднено льдами, скапливающимися около мыса Челюскина. Западная часть СМП в настоящее время, в связи с изменением климата, является частью СМП, пригодной для круглогодичной навигации.

Правила судоходства в районе Северного морского пути, принятые федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации, применяются в целях обеспечения безопасности судоходства, предотвращения, сокращения и мониторинга загрязнения морской окружающей среды от судов, а также включают:

1) порядок отправления судоходства в районы Северного морского пути;

2) правила о поддержке ледокола в районе Северного морского пути;

3) правила ледовой лоцманской проводки в районе Северного морского пути;

4) правила проведения лоцманской проводки вдоль линии в районе Северного морского пути;

5) регулирование судоходно-гидрографического и гидрометеорологического судоходства в районе Северного морского пути;

6) правила радиосвязи при судоходстве в районе Северного морского пути;

7) другие положения, касающиеся администрирования судоходства в районе Северного морского пути.

Администрация судоходства в районе Северного морского пути, созданная в форме федерального государственного органа, выполняет следующие основные функции:

1) получение заявок на судоходные разрешения в районе Северного морского пути, рассмотрение таких разрешений и выдача разрешений на отгрузку в районе Северного морского пути;

2) мониторинг гидрометеорологических, ледовых и навигационных условий в районе Северного морского пути;

3) координация установки навигационного оборудования и участков проведения гидрографических работ в районе Северного морского пути;

4) предоставление информационных услуг (относящихся к области Северного морского пути) в области управления судоходством, требований обеспечения безопасности судоходства, навигационно-гидрографического обеспечения судоходства, обеспечения лоцманской проводки ледоколов и прочих судов;

5) разработка рекомендаций по составлению маршрутов доставки и использования судов ледокольного флота в районе Северного морского пути с учетом гидрометеорологических, ледовых и навигационных условий в вышеуказанной области;

6) содействие в организации проведения поисково-спасательных операций в районе Северного морского пути;

7) аттестация лиц, проводящих лоцманскую ледовую площадку, относительно права лоцманской проводки судов в районе Северного морского пути;

8) содействие в проведении операций по ликвидации последствий загрязнения судов с опасными и вредными веществами, сточными водами или мусором.

СМП перевозят нефтепродукты, лес, уголь, промышленное оборудование, продовольствие, целлюлозу, руду, цветные металлы, газ. СМП самый кратчайший и наиболее выгодный маршрут для транспортировки грузов из Европы в Азию, так как второй существующий морской маршрут, через Суэцкий канал, занимает вдвое больше времени в пути, чем СМП (рис. 22).

СМП можно провести суда из Роттердама до Токио за 20 дней, что существенно сокращает финансовые расходы на топливо, экономя эксплуататорам более 180 тыс. долл., в то время как существующими маршрутами через Суэцкий канал и вокруг Африки корабли идут до 50 дней. На сегодняшний день использование СМП разногабаритными кораблями осуществляется по предельно низким тарифам и приносит менее 6 млрд. рублей в год, за исключением, когда для осуществления передвижения нужны услуги ледокольной проводки, осуществляемые Российской Федерацией. При этом, альтернативный маршрут из Европы в Азию – Суэцкий канал, занимающий больше времени и не требующий привлечения дополнительных услуг, принес в казну Египта в январе-октябре 2017 г. 4,34 млрд. долл. Что говорит о том, что Египет не только устанавливает высокие тарифы за пользование каналом, но и демонстрирует факт того, что Суэцкий канал, вопреки его недостаткам, пока пользуется большим спросом, чем Северный морской путь.

митина.png

Рис. 13 Северный морской путь и путь через Суэцкий канал из Европы в Азию

Тяжелые климатические условия, мизерное количество северных портов, способных обеспечить круглогодичную навигацию и недоразвитость арктического региона в целом значительно затормаживают развитие инфраструктуры. Современные экономические условия требуют разительных изменений в управлении транспортной системой Крайнего Севера, новых механизмов управления и финансирования, а именно:

  • Привлечение новых кадров инженеров-нефтяников, строителей нефтегазовых и портовых комплексов, строителей атомно-ледокольных кораблей и т.п. Все это предполагает проведение реформы в системе образования и профессиональной подготовки для работы в условиях Крайнего Севера.

  • Строительство новых портов, выработка технологий для обеспечения их круглогодичной навигации, развитие атомно-ледокольного строительства и привлечение кадров должны быть основными направлениями деятельности такого государственного органа.

  • Необходима военная реформа, которая обеспечит безопасность в акватории Северного морского пути.

  • Должна быть создана экономико-правовая база, которая будет регулировать торгово-промышленные отношения между Российской Федерацией и странами, использующими СМП.

  • Среди факторов, сдерживающих развитие СМП, в последнее время все чаще называется отсутствие контрагента в виде управляющей компании с функционалом. Практическое воплощение стратегии поддержки стабильности и развития Северного морского пути специально созданным подразделением, которое целенаправленно и инициативно будет регулировать транспортный и грузооборотный поток, проходящий по данному маршруту. На данный момент уже имеется не один план по созданию управляющей компании СМП.

  • Еще одна проблема – это отсутствие у Северного морского пути официального субъекта переговоров. На мартовском заседании госкомиссии по развитию Арктики вице-премьер Российской Федерации Дмитрий Рогозин сказал, что у Северного морского пути нет лоббиста, который бы доказывал иностранным партнёрам выгоду этой транспортной магистрали.

  • В соответствие с законодательством Российской Федерации, работники на крайнем севере работают по вахтовому методу, что понижает эффективность работы. Существует мнение, что для того, чтобы обеспечить эффективность работы Северного морского пути СМП и повысить грузооборот требуется работать не по вахтовому методу, а именно жить там. Развитие СМП требует развития портовой и селитебной инфраструктуры, строительство подъездных путей, в том числе железных дорог, с применением новых и новейших технологий , строительство ледокольного флота, плавучих АЭС, типа Ломоносов.

Первым шагом для привлечения человеческого капитала является внесение поправок в Трудовой кодекс Российской Федерации. Далее, при достижении соглашения о поправках, должен быть осуществлен подбор кадрового персонала, которому предшествует уже упомянутое мероприятие по созданию управляющей компании, после чего должно начаться интенсивное строительство жилых комплексов для скорого переселения сотрудников. Также, при появлении новых муниципальных образований потребуются новые кадры на государственную службу.

Единовременно работой будут обеспечены как минимум тысячи, а может и десятки тысяч безработных жителей России. Сокращение безработицы окажет благоприятное влияние на экономику и психологическое здоровье населения России в целом, сократит социальные выплаты и пособия по безработице, а имеющиеся финансы смогут быть направлены на проектирование и реализацию проекта по развитию СМП.

Несмотря на ряд сдерживающих факторов, СМП можно считать резервом международной̆ транспортной̆ системы, резервом, который̆ может быть использован уже в ближайшее время при условии эффективной̆ реализации государственной̆ политики в области морского транспорта и привлечения заинтересованных инвесторов для финансирования модернизации комплекса транспортной̆ инфраструктуры СМП.

 Вывод: развитие СМП способствует решению проблем по теме 4:     Социально-экономические вопросы: «Человеческое развитие в Арктике» (2004 и 2015 гг.); «Экономика севера» (2008) и «Устойчивая модель арктического регионального туризма» (2006).

 Арктическое здравоохранение

Основные принципы сохранения психического и другого сохранения здоровья в Арктике – социально-экономическое развитие региона, создание новых рабочих мест, занятость, чувство уверенности в завтрашнем дне и приемлемые условия жизни населения. Но не только это, а еще и сохранение хрупкой экологической системы региона.

Тема экологии напрямую связана не только с темой 4, но и с темой 5: Управление природными ресурсами: «Молодежь - будущее оленеводческих народов. Молодежный проект оленеводства Арктического совета EALLIN 2012-2015» (2015).

Без ненарушенных ландшафтов Арктики оленеводство невозможно. Проблема сохранения естественных экосистем Севера состоит в том, что тундровые и лесотундровые ландшафты, в которых интенсивное развитие получили геологоразведка, добыча газа и минерального сырья, строительство дорог, газопроводов и поселков, чрезвычайно чувствительны к техногенной нагрузке. Наличие здесь многолетней мерзлоты — важнейший фактор нестабильности природной среды. Растительная дернина, в том числе моховой покров и торфяной горизонт, являясь хорошим естественным термоизолятором, регулирует тепло- и влагообмен между атмосферой и грунтами. Разрушение этого слоя заметно увеличивает приток тепла в грунт, что способствует таянию подземных льдов. Так, достаточно гусеничному трактору проехать по тундре и разрушить мох, чтобы вскоре следы от гусениц превратились в канаву, а затем в овраг глубиной до 6 м. На месте расчищенной грунтовой площадки через несколько лет может оказаться провальное озеро. Особую экологическую опасность в этих ландшафтах представляют геологоразведочные работы. Нарушение здесь криогенных условий приводит к оттаиванию почв, пучению и проседанию грунта с образованием воронок, резко активизирует явления термокарста. В частности, зачернение тундры горюче-смазочными материалами может послужить причиной возникновения термокарстовых озер. Под действием тепла, выделяемого в процессе бурения скважин, образуются приустьевые скважинные кратеры диаметром до 250 м.

Нефтепродукты, попадающие в почву, разлагаются очень медленно из-за низких температур и незначительного содержания кислорода в почве, т. е. самоочищения в зоне многолетней мерзлоты практически не происходит. Наибольший вред геолого-разведочные работы наносят оленьим пастбищам. Ягель отрастает медленно — необходимо 50 лет, чтобы он достиг высоты 6—8 см при условии полного изъятия территории из хозяйственного оборота. Таким образом, нарушенные ягельные пастбища практически не восстанавливаются.

Огромный экологический ущерб тундре приносят нефте- и газопровод. Размерзание почво-грунтов под ними приводит к коррозии металла, просадкам и порывам нефтепроводов. Потери нефти при транспортировке их нефтепроводом составляют в России до 10% их общей добычи, а ремонт обходится в миллиарды рублей в год.

С экологической точки зрения транспортировка нефти танкерами по СМП выгоднее, а не тянуть нефтепровод через всю Россию.

Что касается транспортировки газа, российскими учеными выполнен сравнительный анализ эмиссий загрязняющих веществ и парниковых газов при двух сценариях транспорта газа с полуострова Ямал:

  • газопроводном транспортом природного газа (гипотетический сценарий);

  • при сжижении и транспортировке СПГ танкерами, топливом которых является сжиженный газ.

Оказалось, что вклад газопроводного транспорта в части влияния на глобальное изменение климата менее значителен по сравнению с СПГ-сценарием. Вместе с тем, у обоих сценариев практически нулевые выбросы оксидов серы и твердых частиц. По выбросам оксидов азота и угарного газа преимущество у СПГ-сценария по сравнению с ПГ-сценарием. Если расстояние, на которое транспортируется ПГ из арктических широт, превышает 7800 км, то танкерная перевозка на СПГ топливе является предпочтительной перед газопроводом с экологической точки зрения. Для меньших расстояний в каждом конкретном случае следует выставлять приоритеты: показатели по парниковым газам и NOx (до 1400 км) лучше у газопроводов, по СО и NOx (больше 1400 км) – у танкеров.

Справедливости ради следует отметить, что в связи с потеплением климата тундровые ландшафты постепенно «зеленеют» - таежная зона продвигается на север (рис. 23), в ягельники включаются злаковые виды трав, увеличивается биоразнообразие растительного покрова. Вместе с таежными ландшафтами на север продвигаются и дикие лесные звери: рысь, бурый медведь, песец (рис. 24). Для сохранения экологии тундры чл-корр. РАН А.А. Тишков предлагат следующие меры:

  1. Включение тундр и болот как углеродоёмкие экосистемы в Пост-киотские документы по климату (Paris 2015), использование для охраны механизмов мирового рынка углерода (mechanism of protection)

  2. Внедрение «зеленых стандартов» в сохранение арктической биоты-  Standard 6 EU – biodiversity (mechanism of prevention).

  3. Внедрение механизмов «зеленой экономики и концепции экосистемных услуг (mechanism of economic stimulation).

  4. Расширение системы арктических ООПТ как элемента единой экосети – до 30-40% (mechanism of adaptation to the joint influence of nature and anthropogenic factors).
Основное условие решения проблем:

Еще один фактор, без которого невозможно успешное устойчивое развитие российской Арктики - военная безопасность. Перспективное развитие военно-политической обстановки в Арктике будет характеризоваться углублением региональных интеграционных процессов, дальнейшим сближением скандинавских и прибалтийских стран с США, ведущими западноевропейскими государствами и организациями, прежде всего в рамках НАТО и Европейского союза, и активизацией усилий Запада по созданию благоприятных условий для освоения ресурсов Арктики, в том числе в ущерб экономическим интересам России.

Возможными угрозами национальной безопасности РФ являются: 

  • рост боевых возможностей группировок коалиционных и национальных военных сил (ВМС) США и НАТО;

  • развитие систем ПРО морского базирования и раннего предупреждения;

  • развертывание и присутствие в Арктике в мирное время группировки ВМС НАТО, включающей̆ надводные корабли, подводные лодки и авиацию ВМС стран-участниц блока: Бельгии, Великобритании, Дании, Канады, Нидерландов, Норвегии, США, Франции и Германии;

  • проведение НАТО многонациональных военных учений и смещение районов боевой̆ подготовки в арктическую зону;

  • увеличение военной̆ спутниковой̆ группировки США, нацеленной̆ на Арктику;

  • стремление норвежского руководства изменить статус архипелага Шпицберген как демилитаризованной̆ зоны, сократить и в перспективе полностью вытеснить РФ с архипелага;

  • противодействие рыбопромысловой̆ деятельности РФ в Норвежской̆ экономической̆ зоне путем ужесточения требований к рыболовным судам в районах промысла и неправомерных действий̆ по отношению к ним со стороны норвежских властей̆;

  • стремление ряда иностранных государств (США, Норвегии, Японии и Канады) придать Северному морскому пути статус международной̆ транспортной̆ магистрали.

  • отсутствие военной безопасности и нехватка кадров снижают потенциальный грузооборот основных северных портов Российской Федерации. Это сказывается не только на устойчивом развитии СМП, но и на туристических потоках.

Таким образом, действия государств по наращиванию своего экономического и военного присутствия в Арктике объективно требуют от РФ принятия адекватных мер, направленных на поддержание паритета и создание благоприятных условий для реализации и защиты национальных интересов РФ в этом важном регионе.

 Общий вывод

В настоящее время Российской Федерации требуется единый проект, который отразит социально-экономические, физико-географические особенности освоения Арктики, учтет законодательные, научно-исследовательские потребности, которые должны быть удовлетворены для полноценной реализации потенциала Арктических регионов России.

 

Литература:

  1. Исаченко А. Г И Ландшафтоведение и физико-географическое районирование. М Высш. шк, 1991.

  2. Орехов П.Т. Геоэкологический мониторинг геосистем криолитозоны на территории ЯНАО на примере острова Белый /II Межд. конф.: Открытая Арктика, М.: 2015.

  3. Гидрометеорологическая сеть РФ. ГМЦ, 2017. Источник: https://geographyofrussia.com/set-meteostancij/ (23.05.2018).

  4. Карта. Легенда к ландшафтной карте СССР Масштаба 1:2 500 000 / Отв. ред. И.С. Гудилин. М.: Министерство геологии СССР. 1980.

  5. Книжников А.Ю., Аметистова Л.Е., Долинина Ю.Л. Сравнительный анализ эмиссий загрязняющих веществ и парниковых газов при двух сценариях транспорта газа с полуострова Ямал Всемирный фонд дикой природы (WWF) России. Дни Арктики в Москве, 2016.

  6. МГЭИК, 2014: Изменение климата, 2014 г.: Обобщающий доклад. Вклад Рабочих групп I, II и III в Пятый оценочный доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата [основная группа авторов, Р.К. Пачаури и Л.А. Мейер (ред.)]. МГЭИК, Женева, Швейцария, 163 с.

  7. Мельников В.П. Дубровин В.А., Дроздов Д.С. КРИОЛИТОЗОНА КАК ОСНОВНОЙ ФАКТОР РИСКА ОСВОЕНИЯ АРКТИКИ //Межд. конф: Дни Арктики в Москве, 2015.

  8. Николайкин, Н. И., Николайкина Н. Е., Мелехова О. П. Экология: учебник для вузов. 2-е изд. М.: Дрофа, 2005.

  9. РЕШЕНИЯ II Международной научной конференции "Открытая Арктика" 19-20 ноября М.: 2015

  10. Тишков А.А. Перспективы сохранения арктической сухопутной биоты в условиях «позеленения» ее ландшафтов  Дни Арктики в Москве, 2016.

  11. Changes in average annual surface temperature in the Russian Federation. Source: Roshydromet 2008. (23.05.2018).

  12. BP Annual Statistical Bulletin 2017. Источник; https://www.bp.com/en/global/corporate/energy-economics/statistical-review-of-world-energy/downloads.... (23.05.2018)

  13. Shmeleva, Irina and Stanislav Shmelev. “Climate Change Discourse Analysis: Russian Case.” Источник: /%/%/%/%/%/%/%/%/http://www.berlinconference.org/2012/wp-content/uploads/2013/01/Shmeleva_Shmelev_2010__Climate_Change_Media_Discourse_Analysis.pdf accessed 8 Dec 2013.  23.05.я

Keywords: Arctic, Far North, sustainable development, subsurface use, peoples of the North



Статья «Развитие Арктики: предложения и проекты» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№5, Май 2020)

Авторы:
Читайте также
Система Orphus