13 мин
185
0

Нефтегазодобывающие регионы российской Арктики: проблемы освоения и устойчивого развития

Нефтегазодобывающие регионы российской Арктики: проблемы освоения и устойчивого развития

Практика развития зарубежных и российских ресурсодобывающих арктических территорий показывает, что в основе многих проблем лежит узкосырьевой характер экономики. Проведенное исследование динамики отраслевой структуры нефтегазодобывающих регионов российской Арктики, показал, что в данных регионах усиливается моноотраслевая направленность хозяйства, основанная на эксплуатации невоспроизводимых ресурсов, что делает экономическую ситуацию во многом непредсказуемой и чреватой кризисными явлениями. В статье показано, что уже на ранней стадии добычи необходимо не только прогнозировать, но и предпринимать практические действия по решению проблемы развития территории. Предложены основные направления перехода нефтегазодобывающего региона от узкосырьевой специализации к многоотраслевому хозяйству.

Значение Севера и Арктики в экономическом развитии России объясняется, главным образом, разведанными и перспективными минерально-сырьевыми ресурсами, находящимися на его территории. Здесь сосредоточено 2/3 ресурсного потенциала страны, в том числе более половины леса, рыбы, пушнины; добывается 100% алмазов, 80% золота, свыше 90% природного газа, 75% нефти, которые дают 50-60% валютных поступлений России. Север занимает более 60% территории страны. Здесь проживает около 8% населения России, но производится более 25% валового внутреннего продукта.

Необходимо подчеркнуть, что Север – это особый объект государственного управления со своей ярко выраженной спецификой. Вместе с тем специфика Севера, в целом, и ресурсодобывающих регионов, в частности, слабо учитываются при разработке и реализации государственной региональной политики. Более того, до сих пор ни в управленческих, ни в научных кругах нет единства мнений по стратегии социально-экономического развития Севера. Существует две мировозренческие установки, содержащие принципиально несовместимые концепции.

Согласно первому подходу, природные ресурсы главный, но не единственный фактор в поступательном развитии северных территорий. В первую очередь, это место постоянного проживания населения, среда обитания которых должна быть сохранена.

В основе второго подхода к развитию ресурсодобывающих регионов Севера, рассматривающего ресурсы Севера на фоне системного кризиса экономики России, лежат принципы либерализма, в соответствии с которыми природа рассматривается как объект интенсивной эксплуатации. Сторонниками данной концепции Север воспринимается исключительно как поставщик сырья, источник валютных поступлений и пополнения государственного бюджета.

В представленной статье исследование автор исходит из концептуального подхода, в соответствии с которым Север и Арктика – это не только место добычи природных ресурсов, он должен развиваться и быть местом постоянного проживания населения в долгосрочном периоде. Но поскольку невозобновимые природные ресурсы, которыми так ценны Север и Арктика, исчерпаемы, то необходимо уже сейчас задуматься, что же будет с регионами в период снижения, а затем и полного истощения наиболее востребованных на мировых рынках природных ресурсов.

Российская действительность и зарубежный опыт развития ресурсодобывающих регионов Арктики 

Несмотря на внешнее благополучие, положение нефтегазодобывающих регионов Севера и Арктики, как показывает мировая и российская практика, крайне неустойчиво, что связано с рядом причин.

Во-первых, колебание мировых цен на добываемое сырье, о чем свидетельствует последний мировой кризис. В результате кризиса за несколько месяцев в мире резко упал спрос и сократились цены на нефть, газ и другие виды минерального сырья. Из северных регионов наиболее пострадали регионы, экспортирующие природные ресурсы, поскольку рентоносные природные ресурсы - основной источник пополнения регионального бюджета.

Во-вторых, постоянно меняющееся соотношение распределения доходов рентного характера между центром и регионом (с завидным постоянством не в пользу региона). Так, в 2002 году платежи за пользование природными ресурсами, поступающие в федеральный бюджет, выросли благодаря введению налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) более чем в 4 раза (433,8 %), в то время как в территориальные бюджеты в целом по стране - всего на 20%. Не вдаваясь в подробности межбюджетных отношений по годам, отметим, что с 2002 года размер НДПИ, оставляемый в ресурсодобывающем регионе, с 20% постепенно сокращался, а с 1 января 2010 г. стал полностью поступать в федеральный бюджет.

В-третьих, возможность ВИНК применять различные схемы «оптимизации» налогообложения (применение трансфертных цен, использование льготных оффшорных зон для снижения эффективной ставки налога на прибыль и т.д.), что крайне негативно сказывается на формировании регионального бюджета и является одним из самых эффективных рычагов воздействия на региональные власти и использования их в своих интересах.

В-четвертых, усиление моноотраслевого характера хозяйства, основанного на эксплуатации сырьевых ресурсов.

В-пятых, неизбежное в будущем исчерпание нефтегазовых ресурсов и уход добывающих компаний, в результате чего эти регионы, скорее всего, будут депрессивными с истощенным ресурсным потенциалом, нарушенной экосистемой и загубленным традиционным хозяйством. Однако регион начнет испытывать значительные трудности уже задолго до исчерпания ресурсов на этапе падающей добычи, поскольку определенная выработанность месторождения влечет за собой падение рентабельности добычи и массовую остановку нефтяных скважин. [1]

Если обобщить сказанное, то это все последствия моноотаслевого характера хозяйства, в основе которого лежит эксплуатация невозобновимых природных ресурсов.

Анализ динамики отраслевой структуры и проблем развития ресурсодобывающих регионов были изучены на примере Ненецкого автономного округа.

Ненецкий автономный округ находится на ранней стадии широкомасштабного освоения нефтяных ресурсов Большеземельской тундры и, по-видимому, в будущем это будет наиболее перспективный нефтедобывающий район. В округе до недавнего времени росли региональный бюджет, доходы населения. В тоже время в округе возникло много проблем. За долгие годы в условиях высоких цен на нефть у местного руководства сложилось   ложное чувство защищенности, поэтому менее прибыльным секторам экономики не уделялось должного внимания. В результате предприятия и целые отрасли, ранее неплохо развивавшиеся, стали приходить в упадок. Хозяйство округа все более становится моноотраслевым. Так, удельный вес топливной промышленности в общем объеме промышленного производства в 2016 году составил 98,8 %, а доля налоговых поступлений в бюджет округа - более 70%. Другими словами, благополучие округа на 70% зависит от благополучия лишь в одной отрасли – нефтяной. И такая тенденция характерна для всех ресурсодобывающих регионов России, специализирующихся на добыче невоспроизводимых природных ресурсах и чья продукция востребована на мировых рынках. К сожалению, администрация округа серьезно не задумывается, что будет с округом через 20, 30 лет? По разным оценкам нефти в НАО на 25-40 лет добычи.

Чтобы понять, что же происходит в экономике ресурсодобывающих регионов Севера и Арктики в кризисных ситуациях, обратимся к результатам последнего мирового кризиса. Произошло резкое сокращение поступлений в бюджет округа от налогов на прибыль, на доходы физических лиц, на имущество организаций. Так, поступления от налога на прибыль в 2009 г сократился с 14 млрд. руб. до 5.8 млрд. руб., т.е. в 2,5 раза. В Ханты-Мансийском автономном округе, который является основной нефтяной базой России, бюджет округа потерял в 2009 г. – 78,6 млрд. руб. доходной базы, что составляет более половины всех ранее намеченных поступлений.

Анализ зарубежного опыта развития северных и арктических территорий, который для нас важен из-за отсутствия собственного опыта развития в рыночных условиях, исследование проблем развития северных территорий на примере НАО, позволяет сделать вывод, что в основе многих проблем (как современных, так и в будущем) лежит моноотраслевой характер экономики, основанный на эксплуатации сырьевых ресурсов. Главный выход из ситуации в зарубежных странах видели в комплексном развитии ресурсной территории за счет расширения экономической базы главным образом посредством реструктуризации и диверсификации экономики региона.

Надо отметить, что на практике каждая страна решала эту проблему по-своему. На канадском Севере были попытки спасения приходящих в упадок некоторых лабрадорских центров железорудной промышленности, горнопромышленных и лесопромышленных центров в провинциях Альберта и Британская Колумбия, а также поиск новых источников существования для населения. В комплекс мер по поддержке экономического развития входили: переработка сырья, добываемого в соседних районах; развитие торгово-транспортной деятельности, малого предпринимательства, туризма [2]. Реструктуризация экономики проводилась в Канаде и заранее, когда еще добывающая промышленность была в расцвете, поскольку проблему легче предупредить, нежели в дальнейшем иметь тяжелые последствия. В провинции Альберта, которая специализируется на добыче нефти и газа (85% валового продукта), внедрили высокотехнологичные (наукоемкие) производства. Несомненно, везде реструктуризация проводилась при поддержке государства. На Аляске уже давно созданы и создаются предприятия глубокой переработки нефти (нефтегазохимия). Здесь проблему диверсификации и реструктуризации экономики чаще называют проблемой производства товаров «заменителей импорта», причем под замещением ввоза имеются в виду не только товары, но и услуги. Многоотраслевое хозяйство создано в северных районах Норвегии и Швеции.

Однако по поводу развития многоотраслевого хозяйства на Севере нет единства мнений у ученых. В случае развития непрофильных отраслей и занятий на Севере требуется отход от рыночных критериев. Канадские ученые Д.Д. Гилхрист и Л.В. Сент-Луис на примере северных районов провинции Саскачеван провели анализ проблем реструктуризации, и пришли к такому выводу. Действительно, реструктуризация уменьшает зависимость от ресурсных отраслей и повышает устойчивость экономики. Однако, что важнее для государства – риск узкой специализации при высокой доходности или стабильность, но низкая доходность или даже убыточность? Авторы пришли к следующему заключению – реструктуризация в сырьевых районах проблема скорее социальная, нежели экономическая [3].

В нашей стране проблемы определения оптимальной структуры хозяйства на Севере во многом схожи с зарубежными. Первоначальное интенсивное освоение Севера в нашей стране началось в 30-х годах прошлого века. Север в то время развивался комплексно и гармонично. Стоимостные расчеты и рентабельность игнорировались. Надо сказать, что положительные результаты этого были: например, строительство Норильского никелевого комбината, прокладка Северного морского пути.

В 1950-х годах политика освоения Севера меняется на более прагматичный подход. Однако до сих пор проблема оптимальной структуры хозяйства в нашей науке разработана недостаточно. Была предпринята попытка смоделировать рациональную экономическую структуру Севера С.Н. Леоновым. Однако ученый подчеркивает, что это можно сделать только в рамках северных отраслей. Правда, он признает, что в перспективе более широкая структура хозяйства возможна, но только в южных районах Севера [4].

Проблема оптимальной структуры хозяйства северных регионов крайне сложная. Советский подход, делавший ставку на комплексное, многоотраслевое развитие северных территорий, игнорировал стоимостные расчеты, рентабельность. С рыночных позиций сложно обосновать комплексное   развитие большинства ресурсных регионов страны. В советские годы размещение перерабатывающей и обрабатывающей промышленности было специально увязано с сырьевыми базами Севера. Из-за чрезмерно экспортного крена теперь эта связь во многом нарушена.

Основные направления перехода нефтегазодобывающих регионов от узкосырьевойспециализации к многоотраслевому хозяйству 

Основываясь на опыте зарубежных стран, анализе развития ресурсрдобывающих регионов российского Северной Арктики может быть предложен ряд направлений государственного регулирования развития сырьевых регионов, выполнение которых создаст предпосылки для перехода от узкосырьевой специализации к многоотраслевому хозяйству.

Основные направления перехода от узкосырьевой специализации к многоотраслевому хозяйству могут быть следующие:

·                     обеспечение условий для смягчения моноотраслевой направленности экономики путем ее частичной диверсификации и реструктуризации;

·                     развитие отраслей экономики и производств, необходимых для жизнеобеспечения местного населения;

·                     формирование современной региональной и локальной инфраструктуры;

·                     комплексное освоение природных ресурсов и охрана окружающей среды в соответствии с принципами устойчивого развития;

·                     сохранение и развитие традиционных форм хозяйствования коренного населения (при несомненном сохранении среды обитания);

·                     четкое законодательное разграничение прав собственности на природные ресурсы и на доходы от их эксплуатации.

В рамках данной статьи более подробно рассмотрим основные из них - диверсификацию сырьевых отраслей и реструктуризацию экономики сырьевого региона.

Диверсификация сырьевых отраслей это, прежде всего, расширение сферы деятельности в добывающем секторе путем создания производств глубокой переработки сырья, а также обслуживающих и вспомогательных. Увеличение налогооблагаемой базы за счет отраслей специализации и прирост доходной части региональных бюджетов дает возможность расширенного роста обрабатывающей промышленности и других отраслей хозяйства, инфраструктурного обустройства территории. Диверсификация должна затронуть не только сырьевые отрасли, чья продукция востребована на мировых рынках, но и менее прибыльные, однако имеющие базу развития в условиях сырьевой направленности региона [5].

Реструктуризация экономики сырьевого региона подразумевает появление новых отраслей специализации в рамках имеющейся ресурсной базы, развитие наукоемкого и высокотехнологичного производства, расширение сферы услуг, в т.ч. туризма, транспорта, информатики, связи и т.д. Иными словами, развитие всего того, что ведет к повышению сбалансированности отраслевой структуры региона.

В НАО, например, реструктуризация экономики может основываться на эксплуатации твердых полезных ископаемых, которыми богаты недра округа: флюоритами, агатами, янтарем, медью, никелем, кобальтом, алмазами и золотом, запасами угля (свыше 10 млрд. тонн) и т.д. Интенсивное освоение нефтегазовых месторождений и последующее за ним развитие вспомогательных отраслей промышленности и транспортной инфраструктуры открывает принципиально новые возможности для возрождения ранее существовавших и организации новых добывающих предприятий (шахт, карьеров, рудников и т.д.). Таким образом, реструктуризация экономики округа, может быть основана на промышленном освоении месторождений твердых полезных ископаемых. Это увеличит количество отраслей территориальной специализации, позволит существенно расширить сырьевую базу вспомогательных отраслей региональной промышленности (в частности, промышленности стройматериалов), уменьшить зависимость НАО от "северного завоза". Большие потенциальные возможности имеет северный туризм [6].

Очевидно, что структурная перестройка состоит в том, чтобы, не ломая сложившейся специализации региона, развивать производства, базирующиеся, в первую очередь, на местных ресурсах. Это значит, что уже на первых этапах добычи необходимо предусмотреть и более глубокую переработку природных ресурсов, расширение использования возобновляемых ресурсов, строительство ремонтных, обслуживающих производств, развитие сферы услуг. Иначе говоря, рентные доходы по мере истощения невозобновимых природных ресурсов должны переносить свою стоимость на развитие других отраслей хозяйства.

Многоотраслевая структура хозяйства, что в период экономического кризиса весьма важно для сырьевого региона, позволит снизить зависимость экономики региона от колебаний рыночной конъюнктуры на продукцию основной специализации. При этом необходимо отметить два важных момента.

Во-первых, реструктуризацию и диверсификацию экономики необходимо провести на этапе ранней добычи и зрелости, пока доходы от эксплуатации природных ресурсов значительны.

Во-вторых, переход к многоотраслевому хозяйству невозможен без решения вопроса разграничения прав собственности на природные ресурсы и без распределения доходов рентного характера между Российской Федерацией и субъектом федерации. Однако это весьма серьезная тема и в рамках данной статьи не рассматривается.

Таким образом, сложное положение арктических регионов, наиболее ярко проявившееся в период экономического кризиса и антироссийских санкций, требует особого внимания государственных органов управления и разработки адекватной региональной политики.

Что касается территорий, где разрабатываются нефтегазовые ресурсы, то с их исчерпанием регион лишается вообще какой-либо экономической базы развития и поэтому государство просто обязано заранее предусмотреть, а главное предпринять конкретные меры по созданию возможностей развития региона в будущем. Это значит, что уже на первых этапах разработки природных ресурсов государство должно разработать систему мер по расширению экономической базы и отраслевой структуры хозяйства региона с механизмами их реализации.

Заключение 

Взятый в последние годы курс на освоение и развитие Арктической зоны России предполагается, что основным механизмом развития арктического региона станут опорные зоны. При этом большое внимание уделяется проблеме комплексного социально-экономического развития нефтегазодобывающих регионов Арктики, то есть предполагается развитие всех секторов экономики и уход от узкосырьевой ориентации. Таким образом, открываются большие возможности в выборе направлений для проведения дальнейших научных исследований. И наиболее вероятное направление дальнейших исследований – создание и развитие опорных зон в Арктической зоне России, центральным в которых, несомненно, остается реализация энергетических проектов.

Литература 

[1] Рогинский С.В. Государство и нефтегазовый комплекс. - М.: Сирин. 2002. 245 с.

[2] Bone R. The geography of Canadian North. Issues and challenges. (Toronto). 1992. p 284.

[3] Gilchrist D. D., Saint Louis L. V. Directions for diversifications with an application to Saskatchevan. J. Reg. sience. 1991. №3. pp 279-289.

[4] Леонов С.Н. Моделирование региональной структуры территориально- производственных комплексов и промышленных узлов в районах Севера//Прогнозирование развития региональных экономических систем. Ин-т экон. иссл. ДВО АН СССР. – Владивосток, 1989. С. 312-324.

[5] Ларченко Л.В., Колесников Р.А. Инновационное развитие нефтегазовой отрасли России в условиях санкций и падения цены на углеводороды. Инновации. 2016. № 6 (212). С. 72-77.

[6] Ларченко Л.В., Ахобадзе Д.Т. Туризм как фактор устойчивого развития регионов российского Севера: стратегия реализации (на примере Ненецкого автономного округа) Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2011. Т. 7. № 8 (101). С. 22-27.

 




Статья «Нефтегазодобывающие регионы российской Арктики: проблемы освоения и устойчивого развития » опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№1, Январь 2022)

Авторы:
Комментарии

Читайте также