USD 73.8537

-0.14

EUR 89.6584

+0.03

BRENT 69.71

+0.13

AИ-92 45.37

+0.04

AИ-95 49.06

0

AИ-98 55.13

+0.02

ДТ 49.37

0

19 мин
752
0

Инновационные технологии освоения запасов высоковязкой нефти

Рассмотрены текущее состояние и особенности освоения и эксплуатации нетрадиционных источников и ресурсов нефти, включая ресурсы сланцевой, высоковязкой и битумной нефти.

Инновационные технологии освоения запасов высоковязкой нефти

В последние годы объем добычи нефти в Ханты-Мансийском автономном округе, главном нефтедобывающем регионе Западной Сибири, неуклонно снижается. Где следует искать причину того, что успехи в освоении трудноизвлекаемых запасов углеводородов из Баженовской свиты горных пород в Западной Сибири, несмотря на раздающиеся время от времени «звуки фанфар» и победных реляций, все еще остаются весьма и весьма скромными?

Ключевым фактором освоения ТрИЗ являются эффективные технологии, важным механизмом мотивации – налоговые льготы.  Но обсуждение льготирования, очень популярное сегодня, не должно затмевать необходимость развития технологий, иначе размывается смысл самих льгот. Что и говорить, сегодня об этом самом налоговом льготировании разработки ТрИЗов и необходимости освоения все новых и новых месторождений нефти и газа наряду с представителями власти не говорят и не пишут в России только ленивые. А до создания в стране мощной технологической основы разработки ТрИЗов, да и эффективного недропользования в целом, как водится, дело и вовсе не доходит. Поэтому, чтобы льготирование [1] не теряло смысла и чтобы призыв «Действовать!» действительно был осмысленным, а не повисал, что называется, в воздухе, для решения проблемы крайне важно понять и найти внятные ответы и на вопрос «кто (или что) виноват(о)», и на вопрос – «что делать».

В последнее время на страницах ведущих научно-технических журналов нефтегазового комплекса России («Нефтяное хозяйство», «Недропользование XXI век», «Георесурсы» и ряда других) интенсивно ведется дискуссия о нормативно-методических документах и критериях, регламентирующих недропользование в сфере нефтегазодобычи [2]. К сожалению, приходится констатировать, что эта дискуссия, да и само недропользование, как утверждают некоторые авторы (говорят «мы не разрабатываем месторождений, а добываем нефть») носят сугубо нефтегазовый [3, 4], т.е., скажем так, узковедомственный характер.

Но ведь в XXI веке недропользование для России уже не может и дальше оставаться узковедомственным или чьим-то «приватизированным», а введение в обиход критериев рациональности, наряду с традиционными критериями эффективности, которыми обычно и руководствуется нефтегазовый бизнес, уже не только не гарантирует принятие решений, обоснованных с позиций общественных целей и интересов, но и вступает с ними в явное противоречие, препятствуя на самом деле, как профессиональной научной дискуссии в этой области, так и просто консервируя многие недостатки и болячки современной нефтегазодобычи.

Что и говорить, не только инновационный характер и комплексность освоения и отработки (эксплуатации) нефтегазовых месторождений, но и социальная ориентированность недропользования для России XXI века становятся жизненно необходимыми. Дело в том, что помимо критериев эффективности и рациональности, о которых сегодня говорится все чаще, как о чем-то якобы инновационном в освоении и отработке нефтегазовых месторождений, мы не должны забывать и о том, что сами по себе эти критерии (понятия) существовали и будут всегда иметь место в окружающем нас мире, имея при этом в каждый текущий момент времени нашей жизнедеятельности то или иное конкретное содержание и наполнение. И уж ни в коем случае мы не должны игнорировать тот громадный исторический опыт, который накоплен человечеством в целом в горном деле, составляющем индустриальную основу недропользования. При этом следует также иметь в виду, что развитие научно-технического прогресса (или в более масштабном отрезке времени – технологического уклада) зависит не только от целеполагания и достигнутого уровня совершенства, но и имеет свою внутреннюю логику и формируемые тенденции развития («В Будущее через Опыт прошлого» – Закиров С.Н. [5]).

Уже много последних лет перспективы нефтедобычи в России связываются с необходимостью обеспечения рациональности и эффективности освоения и промышленной эксплуатации Баженовской свиты горных пород в Западной Сибири как главной нефтегазоносной провинции для страны. Внимательный читатель, конечно же, заметит, что мы только что переставили местами (по сравнению с общепринятым сегодня подходом) критерии эффективности и рациональности. Но сделали мы это совсем не случайно, имея при этом в виду те тенденции и приоритеты, которые выстраиваются сегодня в России, как на законодательном уровне (федеральные законы в области недропользования, Энергетическая стратегия, отраслевые Генеральные схемы развития и т.д.), так и корпоративную политику основных недропользователей – нефтегазодобывающих компаний страны. Проблема рациональности освоения Баженовских отложений формально говоря, даже как бы и не обсуждается, оставаясь при этом, как нам представляется, далеко не на первом месте в списке действующих приоритетов, чему свидетельствует, в частности, идущий «ни шатко, ни валко» ход работ по созданию научного полигона «Баженовский». Об эффективности же освоения добычи нефти из Баженовской свиты, обладающей свойствами многих других известных в мире нефтегазоносных сланцевых залежей, и создании действительно прорывных технологий освоения и эксплуатации этой гигантской кладовой углеводородного (и не только) сырья без большой доли скепсиса и вовсе говорить не приходится.

Не вдаваясь здесь в более детальный анализ современной трактовки и содержательного наполнения критериев рациональности и эффективности «не добычи нефти», а именно освоения и эксплуатации нефтегазовых месторождений, отметим, что сегодня в этой проблеме все более очевидной и весомой становится и экологическая составляющая недропользования. Без эффективного решения именно экологических вызовов, возникающих при широкомасштабной отработке Баженовских залежей, говорить о перспективной рациональности и эффективности добычи нефти в Западной Сибири вряд ли можно.

Существует легенда, что еще на заре нефтяной эры знаменитый полковник Дрейк в начале черной (нефтяной) лихорадки в Пенсильвании в середине 19-го века в противовес в общем-то уже господствовавшему в то время в горном деле подземному – шахтному способу добычи полезных ископаемых (прежде всего, конечно, при добыче угля и железной руды) заявил, что «нефть нужно бурить». И нужно со всей очевидностью признать тот факт, что сегодня, т.е. спустя больше чем полторы сотни лет, технология освоения и добычи углеводородов путем бурения скважин с поверхности матушки-Земли победоносно шагает не только по всем континентам, но и все больше погружается в нефтагазоносные (продуктивные) пласты со всяких там (иногда циклопических и весьма дорогостоящих) морских сооружений и нефтедобывающих платформ, вплоть до размещения уже на морском дне подледно-подводных буровых и добычных комплексов в Северном Ледовитом океане, куда пока еще не добралась в массовом порядке эта вездесущая скважина.

Успехи бесшахтного способа (технологии) освоения и добычи нефти и газа скважинами, которые бурятся с поверхности настолько велики и впечатляющи, что сегодня многие и многие профессионалы нефтяники и газовики и в мыслях не допускают, что такой подход чем-то может не подходить для решения и возникающих новых вызовов в нефтегазодобыче. Тем паче, что именно эти сами чисто скважинные технологии позволили осуществить так называемую сланцевую революцию, ставшую одной из причин того, что на мировой рынок энергоресурсов в последние годы в буквальном смысле хлынул поток нефти и газа из, казалось бы, немыслимых источников и ресурсов, таких как залежи сланцевых и других плотных – непроницаемых горных пород.

Сложился почти непреодолимый стереотип, утверждающий, что именно этот технологический прием или подход и дальнейшее совершенствование традиционной скважинной технологии освоения и эксплуатации месторождений углеводородов должно стать чуть ли не единственным и решающим при освоении Баженовской свиты, с которой вот уже несколько десятков лет связываются, но все еще пока не сбываются, многие надежды по стабилизации и развитию нефтедобычи в Западной Сибири, ставшей достаточно успешной и развитой в инфраструктурном отношении частью России, несмотря на весьма непростые климатические условия и региональные особенности. Возникают поэтому вполне естественные вопросы: так в чем же дело? Действительно ли возможности традиционной скважинной технологии добычи углеводородов являются всеобъемлющими и универсальными, а ее дальнейшее совершенствование и развитие само по себе должно лежать в основе работ по освоению Баженовской свиты? Не претендуя на какую-то абсолютную бесспорность суждений, на наш взгляд очевидно, что поиск ответов на эти непростые вопросы, должен лежать прежде всего в плоскости (скажем так) двух основных и притом бесспорных фактов или измерений, а именно: непосредственно в сути и особенностях самой традиционной скважинной технологии нефтегазодобычи и, с другой стороны, – в самой Баженовской свите горных пород, как источнике и своеобразной кладовой углеводородного сырья.

Еще в начале эры углеводородов достаточно было удачно выбрать место заложения нефтяной скважины, а пробурив ее с минимальными затратами получить фонтан нефти, чтобы считать, что дело сделано или, говоря современным языком, утверждать, что месторождение освоено и введено в эксплуатацию. Судя даже по ряду телевизионных сообщений федеральных каналов в последнее время, приходится (как это не удивительно) признать, что именно этот принцип и сегодня во многом является превалирующим в деятельности всех или почти всех недропользователей, которые работали, работают или приходят в Западную Сибирь, кстати, почти независимо от их размера или экономической весомости.

Однако об ущербности такого принципа пользования недрами в этом регионе нефтегазодобычи в дальнейшем говорит тот факт, что, как показывает многолетняя практика, освоение и эксплуатация здесь нефтегазовых месторождений растягивается на множество стадий и этапов, называемых пробная, опытно-промышленная, первая очередь, вторая очередь, ранняя, устойчивая, поздняя, заключительная или еще как-то там. Так, по некоторым данным, на Салымском нефтяном месторождении в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре первые притоки нефти были получены даже из залежей Баженовской свиты еще в 1967 году. При этом иногда под громкий бой барабанов на всю «вселенную» сообщается (https://www.youtube.com/watch?v=zENfzpyaEto) о якобы уже имеющихся революционных достижениях и способности традиционной скважинной технологии вместе с технологией обработки продуктивных пластов АСП вдохнуть новую жизнь во всю углеводородную Западную Сибирь. При этом, правда, умалчивается, что для этой самой технологии АСП потребуется возить анионактивное ПАВ из Америки, а полимеры покупать у Франции (если продадут, конечно), не говоря уже о других трудностях этого в общем-то традиционного технологического подхода. Не прекращаются также и настойчивые попытки «обосновать» технологию «многостадийного» чисто скважинного освоения и отработки (эксплуатации) нефтегазовых месторождений, включая даже самый высокий научный уровень [6], например, притом что любые попытки сформулировать какие-то альтернативные и реально нетрадиционные пути, мягко выражаясь, почти не обсуждаются и заворачиваются, что называется, «с порога». В конечном итоге это приводит к тому, что такой важнейший показатель эффективности нефтедобычи и пользования недрами по факту для всей Западной Сибири, как коэффициент извлечения нефти (КИН) даже на месторождениях с традиционными коллекторами для самого верхнего нефтегазоносного горизонта (сеноманские залежи на глубине около 1000 м) сегодня находится на уровне, позволим себе сказать, жалких 20-30%.

Весьма тяжелыми в действительности оказываются и экологические последствия традиционной скважинной технологии освоения и эксплуатации нефтяных месторождений в Западной Сибири, представляющей собой сильно заболоченную низменность с переходом на севере в тундру, поскольку в процессе освоения месторождений приходится производить гигантский объем работ по прокладке и отсыпке внутрипромысловых дорог, сооружению насыпных оснований для строительства скважин и кустовых площадок, а также прочих нефтепромысловых объектов. Достаточно посмотреть, например, на «текущую» ситуацию с некогда легендарным Самотлором, уже фактически вступившим в завершающую стадию эксплуатации и экологические «прелести» традиционного освоения и отработки которого особенно наглядно видны на снимках «сверху» (рисунок 2).

В целом, как показывает реальная практика нефтедобычи даже на обычных (традиционных) нефтяных месторождениях Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, все еще являющегося главным регионом по добыче нефти в стране, традиционная скважинная технология добычи нефти, несмотря на значительный рост в последние годы объема буровых работ в округе и широко рекламируемое компаниями-недропользователями применение ГРП, зарезку боковых стволов в скважинах, строительство так называемых горизонтальных скважин для повышения нефтеотдачи и т.д., происходит неуклонное снижение общей добычи нефти в этом регионе.

Широкомасштабное и эффективное освоение залежей Баженовской свиты, необходимость которого признается сегодня почти всеми, призвано обеспечить решение не только проблемы «добычи нефти», но и имеет важнейшие социальное значение, причем не только для самой Западной Сибири, но и для всей экономики страны, а превращение этой нефтегазоносной провинции в гигантскую опытно-промышленную площадку по отработке технологий инновационно-комплексного освоения и эксплуатации месторождений должно быть не на словах, а на деле социально-ориентированным и в полной мере отвечать на вызовы недропользования XXI века.

Проведенный в последние годы в Центре нефтегазовых технологий МГУ им. М.В. Ломоносова, да и в ряде других научно-исследовательских организаций [7-9] комплекс геофизических исследований показывает, что алгоритмы и методики подсчетных параметров по Баженовской свите должны предусматривать возможности установления не только объемов подвижной нефти V1, объемов высвобождаемой нефти V2, но и объем так называемого нефтегенерационного потенциала V3. Здесь же совершенно справедливо указывается, что Баженовская свита в целом является настолько нетрадиционным объектом для освоения и разработки, что для него фактически отсутствуют:

  • понятие «залежь» с ее непременными атрибутами – ВНК, внешним и внутренним контурами, переходной зоной, зоной предельного нефтенасыщения и т.п.;

  • понятие коллектор/неколлектор с точки зрения граничных значений пористости и проницаемости продуктивного пласта.

Исходя из этого, предлагается следующая (заметим, как бы единственная или само собой разумеющаяся) концепция освоения и эксплуатации Баженовской свиты в Западной Сибири, сводящаяся вкратце к следующему. Во-первых, производится прогноз и выделение зон площадной дифференциальной продуктивности путем подсчета и оценки ресурсной базы нефти Баженовской свиты по нескольким типам объемов:

  • по объему подвижной нефти, включающей запасы и ресурсы первого типа. К запасам предлагается относить объем подвижной нефти, притоки которой могут быть получены в результате испытаний или опытной эксплуатации без специальных воздействий на продуктивный пласт. К ресурсам первого типа предлагается относить объемы подвижной нефти, дополнительные притоки которой могут быть получены из пластов технически стимулируемых «коллекторов» свиты при осуществлении геолого-технологических мероприятий (ГТМ);

  • по объему высвобождаемой нефти (ресурсы второго типа) – представляют собой сорбированные УВ и запечатанную ими свободную нефть;

  • по объему «синтетической» нефти (остаточный генерационный потенциал), представляющей собой объемы нефти, которые можно получить при деструкции керогена (ресурсам третьего типа).

Во-вторых, выделяются участки (зоны), наиболее и наименее перспективные для эксплуатационного бурения при существующих технологиях добычи нефти. Зоны с наибольшей ожидаемой продуктивностью рекомендуются к разработке в первую очередь, а зоны с наименьшей продуктивностью рекомендуются к разработке после создания и усовершенствования технологий по добыче связанных УВС и нефти из закрытых пор. Для зон с высоким остаточным генерационным потенциалом ОВ и большим объемом физически связанных УВ необходимо разрабатывать новые способы получения нефти.

Однако принятие этой концепции освоения и эксплуатации углеводородов Баженовской свиты в Западной Сибири, да и многих других месторождений и источников нетрадиционных углеводородов в других регионах Российской Федерации, не просто наталкивается на большие трудности чисто экономического порядка, но и (что еще более важно) фактически будет консервировать с усугублением в отрицательную сторону технологических недостатков, органически присущих традиционным (существующим) технологиям освоения и эксплуатации месторождений углеводородного сырья и комплексному освоению и использованию недр в целом.

Фактически, как мы видим, предлагается метод или технологический подход освоения и эксплуатации Баженовской свиты, называвшийся у нас еще не так давно «империалистическим или хищническим» способом эксплуатации месторождений полезных ископаемых, предполагающий поиск и снятие наиболее лакомых кусков пирога в виде так называемых запасов (подвижной нефти) и ориентацию на то, что, быть может, кто-то и когда-то в последующем добудет из этой самой свиты не менее 70% оставшегося углеводородного сырья в виде ресурсов и генерационного потенциала. Вследствие значительно большей глубины баженовского горизонта, особенностей и сложности пустотного пространства продуктивного пласта, повышенной глинистости и (как следствие) высокой гидрофобности, а также наличия ряда других осложняющих факторов и отличительных особенностей горных пород этой свиты, это едва ли возможно в принципе. Возьмем, например, хотя бы тот же ГРП как некую панацею или одну из «голубых фишек» сланцевой революции, которую еще и сегодня кое-кто называет «вот-вот сдующимся пузырем». С одной стороны, как утверждается в [7], в исследованных регионах геохимические параметры в отложениях Баженовской свиты распределены более или менее равномерно, что связано с «монофациальными относительно глубоководными условиями осадконакопления в баженовское время». Это уже само по себе делает весьма сомнительными попытки поисков промышленных скоплений легкой подвижной нефти. С другой стороны, не менее призрачными будут и попытки искусственного (за счет ГРП) повышения пористости и проницаемости. Дело в том, что поровое пространство продуктивного пласта свиты, как показано в упомянутых работах содержит «открытые, сообщающиеся поры, заполненные подвижной нефтью; замкнутые поры, занятые свободной нефтью; сорбированные углеводородные соединения на поверхности пор, воду, сорбированную на поверхности глинистых минералов и гидрофильных капиллярах», а в целом породы Баженовских отложений обладают и повышенным содержанием керогена. Кроме того, сам продуктивный пласт имеет не только относительно небольшую мощность, но и еще является сложно построенным. В этих условиях создание в достаточно глубоко залегающем продуктивном пласте путем бурения скважин с поверхности земли высокоэффективной нагнетательно-стимулирующей и дренирующей системы, да и просто осуществление ГРП и повышение коэффициента охвата скважин становится весьма и весьма призрачным.

Вместе с тем, как показывают наши проработки и исследования [10-13], да и вся, можно сказать, многовековая история развития горного дела, сегодня есть все основания говорить о том, что возможны и другие, причем не просто альтернативные традиционному, охарактеризованному выше, чисто скважинному подходу к освоению и эксплуатации отложений Баженовской свиты, но и подходы, которые в максимальной степени интегрируют в себе весь мировой опыт и возможности всех освоенных и, можно сказать, веками отработанных в горном деле технологий добычи полезных ископаемых, включая, разумеется, и современные (традиционные) скважинные способы освоения и отработки месторождений углеводородного сырья.

Речь идет о так называемых шахтно-скважинных технологиях и подходах к освоению и эксплуатации пластовых залежей и месторождений полезных ископаемых, обеспечивающих на инновационном уровне и не на словах, а на деле комплексный подход к вовлечению в разработку трудноизвлекаемых запасов и ресурсов нефти и газа, к которым, безусловно, целиком и полностью относятся и отложения Баженовской свиты в Западной Сибири и многие месторождения высоковязкой, битумной и так называемой «недозревшей» нефти в Поволжье. Основным концептуально-методическим положением (системно-технологическим приемом) такого инновационного подхода является следующий принцип: вскрытие и подготовка к отработке продуктивных пластов осуществляется с помощью шахтных стволов и подземных горных выработок, а извлечение целевых продуктов из продуктивных пластов нефтегазоносных залежей ведется соответствующим образом подготовленными выемочно-добычными блоками-столбами с помощью всего арсенала современных скважинных способов и технологий обеспечения нефтеотдачи путем бурения стимулирующих и добычных скважин (и/или их систем) из подземных горных выработок.

В целом в основе предлагаемого научно-методического и действительно инновационного подхода [14-17] лежит необходимость и реальная возможность создания в продуктивных пластах высокоэффективных и полностью управляемых дренирующих систем за счет шахтного вскрытия продуктивной залежи и подготовки горно-подготовительными выработками выемочных блоков (участков) пласта для последующей скважинной добычи углеводородов. Важнейшими составляющими такого подхода являются:

  • разработка и использование энергоэффективных, ресурсосберегающих и безопасных способов и технологий воздействия на продуктивные пласты;

  • обеспечение полной утилизации и эффективное использование попутных нефтяных газов для процессов извлечения углеводородов из продуктивных пластов и производства электрической энергии для энергоснабжения создаваемых подземных (шахтно-скважинных) энерготехнологических комплексов, а также максимально полное и комплексное использование всех составляющих (компонентов) продукции скважин;

  • обеспечение экологической чистоты, безопасности и снижение уязвимости технологических комплексов и производств при освоении и эксплуатации в сложных условиях запасов и ресурсов нефти и газа независимо от их генетического происхождения, стадий и путей миграции, степени подвижности, связанности и зрелости углеводородов, что и будет определять насколько долго в стратегическом плане углеводородная энергетика сможет удерживать свои позиции в современном мире;

  • максимально полная ориентация на наиболее отработанные технологии и оборудование отечественного производства.

В стратегическом плане следует также признать, что именно шахтно-скважинные технологии и подземные энерготехнологические комплексы позволяют в принципе эффективно решить и такую важнейшую для многих уже как бы полностью выработанных нефтяных месторождений с традиционной нефтью (рисунок 3), содержащих в своей структуре не только значительные остаточные и неизвлекаемые существующими способами объемы углеводородного сырья, но также и продуктивные пласты с тяжелой и высоковязкой нефтью, что само по себе, помимо проблемы освоения Баженовской свиты, также крайне важно для экономики Западной Сибири и Поволжья, да и для всей экономики страны.

 

Литература

  1. ФЗ «Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 05.08.2000 № 117 (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2016).

  2. Закиров С.Н., Закиров Э.С., Индрупский И.М. О регламентирующих документах в нефтегазовом недропользовании. – Нефтяное хозяйство. – 2016, № 10, с. 6-9.

  3. Закиров С.Н. Трудноизвлекаемые запасы нефти и критерий рациональности. – Георесурсы. – 2014, № 4 (59), с. 16-19.

  4. Закиров С.Н. Недропользование и нравственность – понятия неразделимые. – Недропользование XXI век. – 2010, № 2, с. 73-76.

  5. Закиров С.Н. В Будущее через опыт прошлого. – Геология, геофизика и разработка нефтяных и газовых месторождений. – 2002, № 5, с. 64-66.

  6. Способ разработки залежи нефти в отложениях Баженовской свиты. Патент РФ № 2513963 от 08.10.2012 г. – Патентообладатель – Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт проблем нефти и газа Российской академии наук (ИПНГ РАН) / Авторы: Дмитриевский А.Н., Закиров С.Н., Закиров Э.С., Индрупский И.М., Закиров И.С., Аникеев Д.П., Ибатуллин Р.Р., Якубсон К.И.

  7. Костенко О.В. Блокирующий характер распределения высокомолекулярных соединений битумоида в поровой системе Баженовской свиты (Западно-Сибирский Бассейн). – Нефтегазовая геология. Теория и практика. – 2014. – Т.9 – № 1, с. 2-15.

  8. Билибин С.И., Дьяконова Т.Ф., Исакова Т.Г., Юканова Е.А., Калмыков Г.А., Валова Л.В., Ганичев Д.И. Алгоритмы определения подсчетных параметров отложений баженовской свиты по Салымской группе месторождений. – Научно-технический вестник НК Роснефть. – 2015, № 2, с. 9-17.

  9. Билибин С.И., Валова Л.В., Дьяконова Т.Ф., Исакова Т.Г., Юканова Е.А., Полякова Ю.В., Калмыков Г.А. Алгоритмы определения подсчетных параметров и методика оценки подвижных запасов V1 и ресурсов V2 и V3 Баженовской свиты по Салымской группе месторождений. – Геофизика. – 2015, № 3, с. 37-50.

  10. Афанасьев В.Я., Ильюша А.В., Линник Ю.Н., Линник В.Ю. и Шерсткин В.В. Инновационные шахтно-скважинные технологии освоения и эксплуатации запасов сланцевой нефти Западной Сибири и Поволжья. – Электронный журнал «Технологии добычи и использования углеводородов». № 1 (5), 2015. – www.tp-ning.ru.

  11. Афанасьев В.Я., Ильюша А.В., Линник Ю.Н., Линник В.Ю., Шерсткин В.В. Инновационные шахтно-скважинные технологии освоения и эксплуатации запасов сланцевой нефти Западной Сибири и Поволжья. – Научно-практический журнал «Время колтюбинга». – № 3 (053), сентябрь 2015.

  12. Ильюша А.В., Афанасьев В.Я., Линник В.Ю., Шерсткин В.В., Корчак А.В., Рахутин М.Г., Каверин А.А. Физико-технические основы и особенности прорывных шахтно-скважинных технологий добычи трудноизвлекаемой нефти и повышения КИН. – Электронный журнал «Технологии добычи и использования углеводородов». – № 1 (6), 2016. – www.tp-ning.ru.

  13. Ильюша А.В., Афанасьев В.Я., Линник В.Ю., Шерсткин В.В., Корчак А.В., Рахутин М.Г., Каверин А.А. Физико-технические основы и особенности прорывных шахтно-скважинных технологий добычи трудноизвлекаемой нефти и повышения КИН. – Научно-практический журнал «Время колтюбинга». – № 1 (059), март 2017.

  14. Способ разработки сланцевых нефтегазосодержащих залежей и технологический комплекс оборудования для его осуществления. – Патент РФ № 2547847 от 20.02.2014 г. Патентообладатель – ФГБОУ ВПО «Государственный университет управления» (ГУУ) / Авторы: Ильюша А.В., Афанасьев В.Я., Вотинов А.В., Годин В.В., Удут В.Н., Захаров В.Н. Линник Ю.Н., Линник В.Ю., Амбарцумян Г.Л., Шерсткин В.В.

  15. Способ шахтно-скважинной добычи сланцевой нефти и технологический комплекс оборудования для его осуществления. – Патент РФ № 2574434 от 23.12.2014 г. – Патентообладатель – ФГБОУ ВПО «Государственный университет управления» (ГУУ) / Авторы: Ильюша А.В., Афанасьев В.Я., Годин В.В., Захаров В.Н., Линник В.Ю., Амбарцумян Г.Л., Воронцов Н.В, Шерсткин В.В.

  16. Способ шахтно-скважинной добычи трудноизвлекаемой (битумной) нефти и технологический комплекс оборудования для его осуществления. – Патент РФ № 2579061 от 27.02.2015 г. – Патентообладатель – ФГБОУ ВПО «Государственный университет управления» (ГУУ) / Авторы: Ильюша А.В., Афанасьев В.Я., Годин В.В., Захаров В.Н., Линник В.Ю., Амбарцумян Г.Л., Воронцов Н.В, Шерсткин В.В.

  17. Способ шахтно-скважинной добычи трудноизвлекаемой нефти и технологический комплекс оборудования для его осуществления. – Патент РФ № 2593614 от 14.05.2015 г. – Патентообладатель – ФГБОУ ВО «Государственный университет управления» (ГУУ) / Авторы: Ильюша А.В., Афанасьев В.Я., Годин В.В., Захаров В.Н., Линник В.Ю., Амбарцумян Г.Л., Корчак А.В., Шерсткин В.В.



Статья «Инновационные технологии освоения запасов высоковязкой нефти » опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№6, Июнь 2017)

Авторы:
Читайте также