11 мин
64
0

Энергетический сектор: вызовы, угрозы и пути преодоления

Современный энергетический рынок является благоприятным для добычи и переработки традиционного ископаемого топлива. Но этот процесс сегодня связан с определёнными вызовами и угрозами, которые должны выявлять международные организации, такие как Международное энергетическое агентство, Мировой энергетический совет. В статье рассматриваются основные цели и задачи указанных организаций, показана экономическая сущность глобальной энергетической проблемы, одной из составляющих которой является нефтяной кризис.  Анализируются основные пути преодоления данного кризиса, такие как развитие чистой энергетики и биотехнологии, глубокая переработка угля. Раскрываются проблемы нынешней структуры глобального энергетического управления, а также показаны пути их преодоления в современных реалиях.

Энергетический сектор: вызовы, угрозы и пути преодоления

Новые экономические санкции Запада в связи с проведением Россией специальной военной операции на Украине, а также продолжающаяся пандемия провоцируют дальнейшую разбалансировку системы глобального управления. Под ударом оказались процессы экономического развития, возникают многочисленные новые вызовы и угрозы в нефтегазовой сфере.

Сегодня мировая экономика переживает весьма непростой период, что оказывает самое прямое воздействие на состояние энергетической сферы. Современный энергетический рынок объективно является благоприятным для добычи и использования ископаемого топлива, но это связано с определёнными вызовами и угрозами, с нефтяным кризисом, которые призваны предупреждать международные энергетические организации и, прежде всего, такие как Международное энергетическое агентство.

 

Международное энергетическое агентство

 

Международное энергетическое агентство (МЭА; англ. International En­ergy Agency, IEA) является автономным органом в структуре Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В настоящее время членами МЭА являются 29 государств: Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Республика Корея, Люксембург, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Португалия, Соединенные Штаты Америки, Словакия, Турция, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония, Япония. Ведутся переговоры о создании ассоциированного партнерства МЭА с такими государствами как Бразилия, Индия, Индонезия, Китай, Мексика, Россия и ЮАР. Штаб-квартира МЭА находится в Париже.

Импульсом к созданию МЭА послужили фундаментальные изменения в экономике и политике, связанные с меж­дународным нефтяным рынком, приведшие к ближневос­точной войне ещё в 1973-1974 гг. Спрос на нефть стремительно вырос в странах, входящих в ОЭСР. Несколько десятилетий назад нефть начала занимать лидирующее место взамен угля как источника энергии, который к 1950-м годам стал самым предпочтительным топливом. Подобное увеличение спроса на нефть в сочетании со снижением цен на нефть в США создало ситуацию, при которой зависимость ОЭСР от импорта нефти резко выросла. Низкие цены на нефть способствовали росту его потребления.

Указанные события предупредили политиков в промышленно развитых странах об уровне их зависимости от импорта нефти и об уязвимости присущей этой зависимости. В 16 странах, входящих в ОЭСР, был очень ограниченный контроль над одним из товаров, наиболее важных для их экономики, при этом не было реально действующей системы, которая бы могла противостоять потенциально серьезным экономическим и политическим последствиям в перебоях поставок нефти. Эти правительства договорились о создании МЭА, и в ноябре 1974 г. было подписано соглашение о международной энергетической программе.[1] Этот договор дал основу для формирования многогранной системы, целью которой было помочь участникам-членам справляться с краткосрочными перебоями в поставках нефти и построить более устойчивые рынки в среднесрочной и долгосрочной перспективах.

Основные цели и задачи МЭА включают в себя:

1.                      анализ мировой структуры спроса и предложения энергоресурсов, актуальных тенденций в области использования альтернативных источников энергии и повышения энергоэффективности;

2.                      укрепление и совершенствование созданной в рамках МЭА системы борьбы с перебоями в снабжении энергией;

3.                      обработку текущей информации, касающейся состояния международного нефтяного рынка и других источников энергии, а также рассмотрение энергетических проблем в глобальном контексте через призму сотрудничества с другими международными организациями и странами, не входящими в МЭА.

Важно отметить, что на производство единицы ВВП в России расходуется в два раза больше энергии, чем в странах–членах Международного энергетического агентства, т.е. в РФ нужен переход от экстенсивного пути развития к интенсивному, комплексному и бережному использованию сырья при производстве продукции, учитывать вызовы и угрозы глобальной энергетической проблемы и наметить пути их преодоления.[2]

И здесь необходимо остановиться прежде всего на экономической сущности глобальной энергетической проблемы, которая связана с проблемой энергобезопасности и изменяющегося энергетического ландшафта.

 

Глобальная энергетическая проблема

 

Глобальная энергетическая проблема заключается в необходимости обеспечения возрастающих потребностей человечества в энергетических ресурсах. Мировой энергетический совет (МИРЭС) предложил концепцию так называемой «энергетической трилеммы», которая сводится к поиску баланса между:

- стремлением к энергетической безопасности
- ценовой доступности энергоснабжения
- к поиску экологической устойчивости

Государства стремятся обеспечить себя надёжными энергетическими ресурсами:

-                     путём установления контроля над традиционными энергоресурсами (в том числе используя меры политического и экономического давления – «Северный поток -2» и др.)
- за счёт внедрения передовых технологий освоения и переработки традиционных углеводородных ресурсов (нефть, уголь и т.п.);
- путём промышленного использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ)

По данным Росгеологии запасов нефти РФ хватит еще приблизительно лет на 30, а рентабельным нефтяным резервам по расчетам, проведенным в Роснедрах, осталось всего два десятилетия.[3] Всё остальное извлекать долго и затратно (Полярный круг, Арктика). В других странах дела обстоят не лучше, т.е. через 20-30 лет нефть качать не будут, но на чем ездить и летать, чем покрывать дороги и лечиться, во что одеваться и в какие игрушки будут играть дети? Ведь нефть - не только топливо, но и масса полезных вещей и материалов, наводнивших сегодня нашу жизнь. Искусственный мех и ткани, косметика и парфюмерия, пищевые добавки, асфальт, резина, компакт-диски, детские игрушки – это далеко не полный перечень товаров, которые делают из нефти.

На наш взгляд, эффективными путями преодоления нефтяного кризиса являются:

1.                      Развитие чистой и низкоуглеродной энергетики. 8.02.2022г. в день науки В.В. Путин на заседании Совета по науке и образованию отметил, что сейчас необходимо развивать чистую, низкоуглеродную энергетику, увеличивать поставки и создавать свое отечественное оборудование.[4] Ещё в сентябре 2021г. на совещании с вице-премьерами М.В. Мишустин заявил, что России нужно готовиться к поэтапному сокращению использования традиционных видов топлива, повышать энергоэффективность и развивать альтернативную энергетику, размещать ветровые генераторы и солнечные панели, строить гидроэлектростанции и укрощать атом.[5] И конечно, необходимо участвовать в международных атомных проектах. В частности таких, как международный экспериментальный термоядерный реактор (ITER).

ITER — проект международного экспериментального термоядерного реактора. Задача ИТЭР заключается в демонстрации возможности коммерческого использования термоядерного реактора и решении физических и технологических проблем, которые могут встретиться на этом пути. Это сегодня один из самых амбициозных энергетических проектов в мире. На юге Франции, близ Марселя, международный проект ИТЭР осуществляется на базе ведущих мировых термоядерных программ. Его цель - продемонстрировать научную и техническую возможность получения термоядерной энергии для мирных целей.

ИТЭР станет первым термоядерным устройством, которое будет производить чистую энергию и первым термоядерным устройством, поддерживающим термоядерный синтез в течение длительных периодов времени. Также ИТЭР станет первым термоядерным устройством, которое протестирует интегрированные технологии, материалы и физические режимы, необходимые для коммерческого производства электроэнергии на основе термоядерного синтеза. Тысячи инженеров и ученых внесли свой вклад в разработку ИТЭР с тех пор, как в 1985 году была впервые запущена идея международного совместного эксперимента по термоядерному синтезу. Члены ИТЭР участвуют в создании и эксплуатации экспериментальной установки ИТЭР и вместе доводят термоядерный синтез до такой степени, когда можно будет спроектировать демонстрационный термоядерный реактор.

Количество термоядерной энергии, которое токамак (Токама́к — тороидальная установка для магнитного удержания плазмы с целью достижения условий, необходимых для протекания управляемого термоядерного синтеза) способен производить, является прямым результатом количества термоядерных реакций, происходящих в его ядре. Токамак, впервые разработанный советскими исследователями в конце 1960-х годов, был принят во всем мире как наиболее многообещающая конфигурация магнитного термоядерного устройства. Одна из основных целей работы ИТЭР - продемонстрировать контроль над плазмой и реакциями термоядерного синтеза с незначительными последствиями для окружающей среды.

В ИТЭР участвуют 35 стран: 27 стран Европейского Союза + (через Евратом) Швейцария и Великобритания + Китай, Индия, Япония, Корея, Российская Федерация и США. Организация ИТЭР также заключила соглашения о техническом сотрудничестве с, не являющимися ее членами: Австралией (через Австралийскую организацию ядерной науки и технологий, ANSTO, в 2016 году); Казахстаном (через Национальный ядерный центр Казахстана в 2017 году); Меморандум о взаимопонимании с Канадой о согласии изучить возможность будущего сотрудничества и Соглашение о сотрудничестве с Таиландским институтом ядерных технологий (2018 г.);а также более 70 соглашений о сотрудничестве с международными организациями, национальными лабораториями и университетами. Первая плазменная установка ИТЭР запланирована на декабрь 2025 года.[1] Это будет первый раз, когда машина будет включена, и первый акт многолетней эксплуатационной программы ИТЭР.

1.                      Развитие биотехнологии. Ещё в 60-ых гг. прошлого века появились первые полимеры из кукурузы, крахмала, пшеницы и т.п. У нас уже есть полиэтилен, полученный с помощью гидролиза и ферментации из сахарного тростника, а из крахмала делаются поддоны для пищевых продуктов, сельскохозяйственные пленки, упаковка, разовые столовые приборы, сетки для хранения овощей и фруктов, аккумуляторы для мобильников и др. В полилактидные плёнки (полимеры молочной кислоты) сейчас упаковывают бутерброды, леденцы и цветы, а в бутылки из них льют воду, сок и молоко.

Биопластик активно применяется в медицине. Например, сделанные из него штифты без следа рассасываются в теле человека уже через 2 года и больному со сросшимся сложным переломом нет нужны делать повторную операцию для извлечения штифтов. Переход к растительным пластикам идёт весьма медленно. Не больше 5% культивируемой биомассы уходит на производство биотоплива и химических продуктов. Это очень мало. Причина – низкое инновационное развитие. С 2016г. в РФ действует научно-технологическая стратегия, а до этого - инновационная стратегия, которая не была выполнена. В соответствии с новой стратегией 50% средств на науку должно идти от государства, а 50% от бизнеса. В промышленно развитых странах доля частного сектора больше, чем государственного. Это не только прикладная наука, но и фундаментальная и ориентируемая (США, Германия, Скандинавские страны и др.), т.е. технополисы, технопарки и пр.

2.                      Глубокая переработка угля. Товары, которые делают из нефти, можно получать и из угля. Разведанных запасов угля в России в сотни раз больше, чем нефтяных. Бензин можно получать и из угля, что делалось еще в начале 20 века. Например, к 1940-ым гг. бензин из угля покрывал 92% авиационного топлива Германии и более 50% нефтяных поставок. Глубокая переработка угля может давать более 180 видов химпродуктов, которые можно использовать в производстве асфальта, битума, аккумуляторов, керамики, красок, резины, косметики и лекарств. Из угля производят углеродные сорбенты, которые применяют от гигантских очистных сооружений до бытовых фильтров. Обладая гигантскими запасами угля (2-ое место в мире после США), почти 80 из 100 сорбентов мы закупаем за границей, предпочитая поставлять своё сырьё на экспорт, а затем импортировать результат переработки сырья, платя за это в сотни раз больше. Это положение надо было давно менять. Но как, когда на обновление приборного парка в РФ на шесть лет на всю естественную науку выделено лишь 90 млрд рублей. Средств на науку сейчас в РФ больше выделяется от государства, а надо, как за рубежом, из бизнеса, т.е. частного сектора, шире использовать государственно-частное партнерство (ГЧП).[2]

 

Пути преодоления вызовов и угроз, возникающих при глобальном энергетическом управлении

Противоречие сегодняшнего дня в энергетической сфере заключается в том, что интенсивное использование энергии на основе традиционного ископаемого топлива, с одной стороны, обеспечивает импульс для развития мировой экономики, но в то же время вызывает и серьезные экологические последствия. Устранить данное противоречие призвано глобальное энергетическое управление, которое должно решить две задачи: 1. совершенствовать механизм глобального энергетического обмена и 2. минимизировать экологический ущерб, наносимый окружающей среде.[3]

    Нынешняя структура глобального энергетического управления отражает глобальную структуру использования энергоресурсов, основанную на рыночном обмене ресурсами, но эта структура все чаще начинает сталкиваться со следующими вызовами и угрозами:

во-первых, появление новых источников энергии (альтернативных источников энергии) нарушает баланс на мировом энергетическом рынке;

во-вторых, проблема загрязнения окружающей среды, связанная с интенсивным использованием традиционного ископаемого топлива, вызывает беспрецедентное беспокойство у большинства стран, а глобальное соглашение по климату пока что не приносит серьезных результатов.

Отсутствие глобального энергетического управления является ключевой энергетической проблемой современного мира. Так, с растущей зависимостью от поставок энергоресурсов многие страны и, прежде всего, Китай стал все больше участвовать в международном энергетическом сотрудничестве и глобальном энергетическом управлении. КНР продолжает потреблять беспрецедентное количество традиционных энергоресурсов, и при этом ТЭК Китая играет ключевую роль в поддержании темпов роста экономики страны. Кроме того, Китай испытывает внешнее и внутреннее давление с тем, чтобы ограничить загрязнение окружающей среды. Поэтому Китай также ставит большие цели в сфере развития чистой энергетики.

На наш взгляд, основные пути преодоления вызовов и угроз, возникающих при глобальном энергетическом управлении, следующие:

1. Взаимопонимание и взаимовыгодное сотрудничество. В совместном заявлении министров иностранных дел РФ и КНР по некоторым вопросам глобального управления в современных условиях подчеркивалось, что необходимо укреплять взаимопонимание и наращивать сотрудничество в интересах всеобщей безопасности и геополитической стабильности. Как пример: товарооборот между РФ и КНР – 140 млрд долл., а скоро составит 200 млрд долл. Сегодня при участии РФ вводится в строй 4 блока на двух АЭС в КНР (реализация «зелёной» экономики в Китае).[4]

2. Налаживание прямого диалога по вопросу глобального энергетического управления. Сегодня, в условиях усиления мировой политической турбулентности, особо востребован созыв саммита государств – постоянных членов СБ ООН в целях налаживания между ними прямого диалога о путях решения общих проблем человечества в интересах поддержания глобальной стабильности и безопасности, необходимо сообща реагировать на вызовы и угрозы глобального характера, встающие, в том числе, и перед глобальным энергетическим управлением.

 

Таким образом, основной вопрос глобальной энергетической проблематики заключается в том, как коллективные действия всех сторон и в каких масштабах будут способствовать реструктуризации энергетического ландшафта в мире. Несмотря на то, что энергетическая безопасность является одним из ключевых элементов национальной безопасности государств, на глобальном уровне регулирование в данной сфере с учетом современных реалий все еще остается крайне затрудненным. Глобальное энергетическое управление рассматривает энергетику как обычный экономический товар, который полностью интегрирован в глобальный рынок, и поэтому энергетическая безопасность является глобальным общественным продуктом, который не может в дальнейшей перспективе контролироваться одной или несколькими странами.

   



Статья «Энергетический сектор: вызовы, угрозы и пути преодоления» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№4, Апрель 2022)

Авторы: