USD 62.5722

-0.36

EUR 65.6762

-0.22

BRENT 76.41

+0.38

AИ-95

0

AИ-98

0

ДТ

0

11 мин
150
0

Торгово-экономическое сотрудничество России и Китая в нефтегазовой сфере в условиях новой геополитической обстановки

В работе анализируются формы торгово-экономического взаимодействия России и Китая в нефтегазовой сфере. Показаны изменения, связанные со сдвигами геополитического порядка и существующими реалиями. Рассмотрены базовые показатели и прогнозы в сфере торговли энергоносителями, а также проекты в сфере инвестирования в нефтегазовую отрасль. Рассматривается позиция России в иерархии торговых партнеров КНР, обращается внимание на роль Арктики в развитии проектов добычи и экспорта нефти и газа.

Торгово-экономическое сотрудничество России и Китая в нефтегазовой сфере в условиях новой геополитической обстановки

Нефть и газ лежат в основе развития мировой экономики. Кроме того, газ, являясь экономически эффективным и относительно экологически чистым энергоносителем, влияет на энергетическую безопасность в мире. Последние два года рынок энергоносителей был крайне нестабильным.
Во время пандемии спрос резко снизился, а с ним и предложение, однако позднее, по мере восстановления спроса на энергоносители, выяснилось, что он превышает предложение. Украинский кризис привел к дальнейшим перебоям на энергетическом рынке. Кризис затронул и Россию, которая является одним из крупнейших экспортеров газа и вторым по объемам поставок нефти. Однако общий обзор ситуации не всегда объективно отражает обстановку, складывающуюся в рамках национальной экономики и нефтегазовой отрасли, в частности. Особенно это заметно в период, когда цены на энергоносители не отражают баланса спроса и предложения, а содержат в себе «плату за страх неопределенности». Поэтому для того, чтобы создать более детальную картину происходящего на энергетическом рынке, важно провести анализ торгово-экономических отношений России с ее стратегическими партнерами, а применительно для данной статьи – анализ сотрудничества России и Китайской Народной Республики (КНР) в сфере экспорта-импорта нефти и газа.

 

Оценка сегодняшних торгово-экономических взаимоотношений между Россией и Китаем в нефтегазовой сфере

 

До изменений, последовавших за пандемией и украинским кризисом, развивающаяся Азия, для которой характерны наиболее высокие темпы экономического роста и потребления энергии, занимала довольно скромное место среди импортеров российских энергоносителей, в то время как развитая Европа, темпы роста которой замедлены, играла лидирующую роль. Так, в 2020 г. в Европу было направлено 48 % российского экспорта нефти, а на Азию приходилось 33 %, из них 31 % – в Китай. По прогнозам, в 2020–2050 гг., с учетом вероятных темпов роста потребления нефти и низкого уровня добычи, к 2050 г. доля Европы в мировом импорте нефти сократится до 18 %, а доля развивающейся Азии вырастет до 33 %, что в два раза превысит долю Европы. Говоря о доле Европы в российском экспорте, 3 июня был опубликован шестой пакет санкций ЕС в отношении России из-за специальной военной операции на Украине, в который вошел запрет импорта российской нефти, а именно сырой нефти и нефтепродуктов, перевозимой морскими танкерами. Ограничения не коснутся поставок нефти по трубопроводу «Дружба», на который приходится 10 % от всего объема нефти, покупаемой Евросоюзом у России.

Кроме того, Европа через полгода запретит финансировать и страховать транспортировку российской нефти, в первую очередь морским путем, в третьи страны. «Это затруднит дальнейший экспорт российских нефти и нефтепродуктов в остальные страны мира, поскольку европейские операторы являются важными поставщиками этих услуг». Более того, согласно Bloomberg, для того чтобы поставить тот же объем нефти из балтийских портов (на них приходится 75 % поставок из западных портов) не в Европу, а в Азию, понадобится в 5–6 раз больше танкеров. В данном контексте ожидается, что прогнозы о том, какую долю Азия и Китай, в частности, будут занимать в экспорте нефти, ближайшее время будут постоянно меняться. Аналогичная ситуация наблюдается в сфере экспорта российского природного газа: около 72 % идет в развитую Европу и только 6 % в развивающуюся Азию, из них 5 % в Китай. Полагаясь на прогнозируемые Energy Information Administration (EIA) темпы роста потребления газа по регионам, можно ожидать, что к 2050 г. доля развитой Европы в мировом импорте газа сократится до 29 %, а развивающейся Азии возрастет до 35 %. Говоря о доле Европы в российском экспорте газа, в текущей ситуации трудно давать какие-либо прогнозы, невозможно предугадать, что будет и в следующем году: например, в марте Еврокомиссия озвучила стратегию отказа от российского газа к 2027 г., поскольку в 2023 г. и 2024 г. на рынке сжиженного природного газа (СПГ) планируется дефицит, который, возможно, будет преодолен только до 2025 года.

В связи с этим в настоящее время Россия планирует нарастить производство сжиженного природного газа. Важно отметить, что правительство РФ профинансирует научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию отечественных комплексов сжижения газа. Распоряжение № 2289-р от 17.08.2022 г. о выделении на эти цели 1 млрд рублей подписал председатель правительства Михаил Мишустин. Как отметил на заседании правительства 17 августа М. Мишустин: «Развитие собственных возможностей в этой сфере поможет решить целый ряд задач, поддержать относительно новый для российской энергетики сектор, запустить промышленные площадки, создать рабочие места и продолжить продвижение к национальным целям развития, которые определил президент». Субсидии из резервного фонда кабмина предоставят российским компаниям, реализующим научные разработки по созданию отечественных комплексов сжижения газа. Эти средства позволят обеспечить запуск и частичное финансирование в 2022 г. четырех проектов по созданию СПГ-оборудования для средне- и крупнотоннажного производства. Всего в России будет реализовано 18 таких проектов, что позволит в будущем увеличить объемы производства СПГ. По планам к 2035 г. эти показатели должны вырасти до 80–140 млн т в год. Создание российского оборудования для производства СПГ – одна из главных задач федерального проекта «Прорыв на рынки СПГ», утвержденного в конце 2021 г. На сегодняшний день единственный российский комплекс производства сжиженного газа «Арктический каскад» используется на заводе «Ямал СПГ».

Таким образом, можно сделать промежуточный вывод о том, каким образом целесообразно корректировать географическую направленность российского экспорта энергоносителей, чтобы он соответствовал современным темпам мировой экономики и энергетики. Согласно приведенным ниже данным (табл. 1 и 2), на которых отражены данные по добыче нефти и газа в различных странах на 2021 г., азиатское направление актуально: притом что в данном регионе сосредоточен ряд стремительно развивающих стран, их обеспеченность энергоносителям и текущие объемы добычи не дают возможности прогрессировать с опережающими темпами.


Несомненно, в энергетической сфере поворот на восток начался давно, и главная его причина заключается в том, что России необходимо ускорить экономический рост Дальнего Востока и обеспечить более полное освоение природных богатств Сибири. А в условиях текущей ситуации стало весьма необходимым обеспечить отечественный ТЭК рынком сбыта. Сегодня в РФ разрабатываются новые месторождения нефти и газа, создается инфраструктура, нацеленная на обеспечение экспорта в Азию, прежде всего в Китай. В таблице 3 приведены крупнейшие инвестиционные проекты китайских ТНК в российском энергетическом секторе.


Приведем ряд крупных проектов. Так, в конце 2019 г. вышел на полную мощность магистральный нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан. Введен в эксплуатацию газопровод «Сила Сибири», в 2024 г. планируется начать строительство «Силы Сибири-2» при участии России, Китая и Монголии с последующим введением в эксплуатацию в 2027–2028 гг., предназначенный для экспорта российского газа в Китай. Первые экспортные поставки газа в эту страну пошли с Чаяндинского месторождения в Якутии. Некоторое время назад Россия и Китай начали обсуждение нового маршрута поставок российского газа в Китае с уже обустроенных месторождений в Западной Сибири. Мощность данного проекта может составить около 30 млрд куб. м. в год. Однако китайскую сторону не удовлетворил первый вариант вхождения магистрального трубопровода в Китай через западные районы. В связи с этим разрабатывается новый вариант маршрута через территории Монголии.

Рассматривая совместные проекты России и КНР по освоению новых месторождений и созданию современной инфраструктуры, следует уточнить специфику инвестиционных проектов Китая. Планы китайского руководства включают переход от импорта нефти с мировых рынков по волатильным рыночным ценам к поставкам нефти и газа в Китай с зарубежных месторождений, где китайские нефтегазовые компании участвуют в разработке или входят в акционерный капитал местных компаний. Иными словами, китайские компании заинтересованы в полном цикле экспорта энергоносителей, начиная с разработки месторождений, строительства инфраструктуры и последующего экспорта. В данном случае нефть и газ, импортируемые с месторождений, в разработке которых участвует китайский капитал, рассматриваются в качестве внутреннего источника и, как следствие, не учитываются при распределении квот между поставщиками нефти и газа. Именно поэтому Китаю выгоднее выстраивать с Россией именно инвестиционное сотрудничество. Таким образом, данное взаимодействие отвечает взаимным интересам наших стран и способствует расширению сферы двустороннего торгово-экономического сотрудничества.

Вместе с тем в долгосрочной перспективе при ответе на вопрос, сможет ли Китай стать альтернативным рынком сбыта российских энергоносителей и заменить Европу, мы сталкиваемся с рядом противоречий: так, хотя после начала специальной военной операции на Украине Китай (а также Индия) резко увеличили импорт российской нефти, в большей степени это было связано с тем, что российские трейдеры предоставили существенный дисконт на нефть: он достигал 30 долларов. Азиатские покупатели помогли Москве перенаправить потоки нефти с запада, однако это был далеко не альтруистический жест, а выгодное предложение. Что касается газа, то в 2022 году «Газпром» зафиксировал новый рекорд по объему поставок газа в Китай по газопроводу «Сила Сибири», на начало июля объемы выросли на 63,4 % за шесть месяцев текущего года.

 

Диверсификация поставок энергии в Китай


Одной из ключевых целей КНР при проведении внешнеторговой политики является диверсификация поставщиков энергии. Актуальная структура импорта газа и нефти Китая представлена на графике 1 и в таблице 4.


Энергетическая стратегия Китая базируется на опасности чрезмерной зависимости от импорта энергоносителей из одной страны, что ведет к расширению сферы влияния по всему миру. Поскольку на сегодняшний день риски гипотетического блокирования традиционных каналов энергоснабжения велики, попытки Китая диверсифицировать поставки энергоресурсов в страну весьма значительны, то есть на определенном этапе и российские поставки будут ограничены. Так, уже сегодня Россия уступила звание крупнейшего экспортеры нефти в Китай – ее обошла Саудовская Аравия (2,06 млн баррелей в сутки против 1,48 млн из России). Подобная смена приоритетов может иметь и долгосрочные последствия. Сотрудничество Китая с новым партнером будет расширяться: нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco и китайская энергетическая компания Sinopec заключили меморандум о взаимопонимании, согласно которому планируют развивать взаимовыгодное сотрудничество. Меморандум о взаимопонимании определяет пути стратегического сотрудничества компаний и поддерживает долгосрочные отношения между ними и их существующими совместными предприятиями в Китае и Саудовской Аравии.Следует отметить, что на сегодняшний день рынок в целом очень узкий, а мировая добыча нефти работает на пределе возможностей: свободные мощности по наращиванию добычи и производству остались только у Саудовской Аравии.

Несмотря на расширение торгово-экономического сотрудничества с Саудовской Аравией, Китай высоко ценит сложившиеся взаимоотношения с Россией в нефтегазовой сфере. Именно поэтому в нынешней мировой  геополитической и экономической ситуации китайские власти категорически против попыток Соединенных Штатов ввести односторонние санкции в отношении поставок российской нефти в КНР. Как заявил представитель МИД Китая Чжао Лицзянь, «Китай и Россия осуществляют нормальное торгово-экономическое сотрудничество на принципах равноправия, обоюдной выгоды и взаимного уважения, и мы не потерпим внешнего вмешательства».

Сотрудничество между Россией и КНР в нефтегазовой сфере в Арктике

Помимо экономически стремительно развивающего российского Дальнего Востока, активное сотрудничество между Россией и КНР разворачивается в Арктике. Интерес Китая к Крайнему Северу в свете постоянного дефицита сырья и ресурсов вполне объясним. В этом регионе, по данным Геологической службы США, находятся 30 % неразведанных запасов газа и 13 % нефти. К этому стоит добавить логистические выгоды использования Северо-Западного прохода (СЗП) и Северного морского пути (СМП). Для Китая арктические минеральные ресурсы – один из важнейших источников диверсификации мировой географической структуры импортируемых страной энергоносителей.

Кроме того, Китай обладает необходимым перечнем технических возможностей для участия в разработке природных богатств Арктики. «Белая книга» провозглашает нацеленность Поднебесной на использование ресурсов Арктики законным и рациональным образом. В рамках данной стратегии именно Россия является важнейшим партнером КНР в реализации арктических планов.

Среди российских арктических проектов освоения ресурсов углеводородов особенно выделяются два, ориентированные на производство сжиженного природного газа. Первый из них, проект «Ямал СПГ» ПАО «НОВАТЭК», по сложности реализации в Арктике, масштабам и скорости строительства не имеет аналогов в мире. Богатая ресурсная база полуостровов Ямал и Гыданский позволяет планировать строительство новых заводов с общей мощностью производства до 50–80 млн тонн СПГ в год. Китай контролирует в «Ямал СПГ» 29,9%-ную долю, из которой 20 % принадлежат Китайской национальной компании по разведке и разработке нефти и газа CNODC (China National Oil and Gas Exploration and Development Corporation – 100%-ному дочернему предприятию CNPC) и 9,9 % – Фонду Шелкового Пути (Silk Road Fund).

Второй проект - «Арктик СПГ‑2» предусматривает строительство трех линий производства СПГ общей мощностью 19,8 млн т в год (по 6,6 млн т) на основе месторождения газа Утреннее (запасы около 2 трлн м3), расположенного на побережье полуострова Гыданский (в 70 км к востоку через Обскую губу). Две китайские компании CNODC и CNOOC (China National Offshore Oil Corporation – Китайская национальная шельфовая нефтяная корпорация) вошли в апреле 2019 г. в проект ПАО «НОВАТЭК» «Арктик СПГ‑2», получив по 10 % акций.

Китайские корпорации и банки рассматривают и ряд других проектов в России, прежде всего инфраструктурных. В частности, в 2017 г. Эксимбанк КНР (China Exim Bank/Export-Import Bank of China – Экспортно-импортный банк Китая) и компания Poly International Holding Co. объявили о готовности вложить 5,5 млрд долл. в строительство железнодорожной магистрали «Белкомур» (от Белого моря через Республику Коми на Урал) и глубоководного порта в г. Архангельске. Таким образом, доля энергетического сектора в общем объеме китайских инвестиций постоянно растет, об этом свидетельствует график 2, демонстрируя доминирование энергетики над прочими отраслями, в которые активно инвестирует Китай. Однако, что касается инвестирования непосредственно в Россию (график 3), переход Китая от экспортной модели роста к модели, основанной на внутреннем потреблении, отразился на структуре исходящих ПИИ. Большая часть вложений китайских компаний сосредоточена в секторе услуг и потребления (см. график 3). При этом традиционно высокая роль добывающей отрасли постепенно снижается. Так, если на энергетический сектор в 2010 г. приходилось 57 % инвестиционных сделок, то к 2018–2020 гг. доля снизилась до 28 %. А вложения в сектор развлечений выросли с нуля до 10 % в структуре всех инвестиционных сделок за последние три года.



Таким образом, сегодня российско-китайские торгово-экономические отношения в нефтегазовой сфере находятся на пиковой отметке с исторической точки зрения[1]. Китай и Россия состоят в отношениях всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия новой эпохи. Высокая степень политического взаимного доверия между Россией и КНР заложила прочную основу для углубления торгово-экономического сотрудничества и содействия развитию мировой экономики. Китайская национальная нефтегазовая корпорация CNPC, «Газпром» и «Роснефть» подписали китайско-российское соглашение о закупке и продаже природного газа на Дальнем Востоке, а также дополнительное соглашение, гарантирующее контракт на поставку нефти на нефтеперерабатывающие западные заводы Китая. Россия поставит в Китай дополнительно от 10 до 48 млрд м3 природного газа и 100 млн т нефти для удовлетворения энергетических потребностей Китая[2]. Это, на наш взгляд, еще больше укрепит основы энергоснабжения на северо-востоке и северо-западе Китая и будет способствовать росту торгово-экономического сотрудничества между Россией и КНР в нефтегазовой сфере в условиях новой геополитической обстановки.




[1] Представитель Китая Чэнь Чжиган рассказал о перспективах экономического сотрудничества с Россией // RT URL: https://russian.rt.com/business/news/1038384-ekspert-rossiya-kitai (дата обращения: 03.09.2022).


[2] Cправимся с трудностями рука об руку: РФ и КНР наращивают торгово-экономическое сотрудничество // RGRU URL: https://rg.ru/2022/08/17/rossiia-i-kitaj-spraviatsia-s-trudnostiami-ruka-ob-ruku.html (дата обращения: 03.09.2022).







Статья «Торгово-экономическое сотрудничество России и Китая в нефтегазовой сфере в условиях новой геополитической обстановки» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№11, Ноябрь 2022)

Авторы: