USD 70.7479

-0.48

EUR 80.0937

-0.18

BRENT 42.48

+0.28

AИ-92 43.3

+0.01

AИ-95 47.37

0

AИ-98 52.84

-0.01

ДТ 47.82

+0.01

6 мин
109
0

Прямой Государственный Финансовый Интерес как один из важнейших регуляторов развития нефтегазового комплекса Норвегии

Данная статья посвящена рассмотрению механизма непосредственного участия государства в разработке нефтегазовых ресурсов на континентальном шельфе Норвегии – Прямого Государственного Финансового Интереса (ПГФИ), представленного компанией «Петоро». В статье анализируются основные принципы функционирования ПГФИ, его роль в успешной реализации стратегии развития нефтегазового комплекса Норвегии и наполнения бюджета страны, делается вывод о необходимости рассмотрения российскими регулирующими органами, ответственными за развитие нефтегазового комплекса в стране, возможности введения аналогичного механизма для контроля разработки углеводородных месторождений, а также в качестве дополнительного источника пополнения федерального бюджета.

Сегодня Норвегия является высокоразвитой, индустриальной страной, характеризующейся открытой экономикой, ориентированной на экспорт. Она занимает первое место по уровню и продолжительности жизни, здоровью нации и жилищным условиям. Высокий уровень материального благосостояния объясняется богатством природными ресурсами, в частности – нефтью и газом [1]. По данным за 2016 г. на их долю приходится около 12% ВВП, 13% всех доходов государства, а также 36% всех экспортных поступлений [9].

Нефтяной фонд Норвегии (или Фонд будущих поколений), созданный в 1990 г. и аккумулирующий доходы, полученные государством от продажи нефти и газа и за счет налогов, позволяет проводить социальную политику, направленную на обеспечение и постоянное повышение общественного благосостояния. Сегодня Нефтяной фонд Норвегии является крупнейшим в Европе и вторым по величине в мире [4].



ТАБЛИЦА 1. Участие ПГФИ в разработке месторождений
 Источник: Annual report for the SDFI and Petoro 2016

Норвежское государство получает доходы от эксплуатации углеводородных ресурсов в виде налогов от деятельности компаний на норвежском континентальном шельфе, дивидендов, выплачиваемых компанией «Статойл», доля государства в которой составляет 67%, а также от прямого участия государства через Прямой Государственный Финансовый Интерес (ПГФИ, как говорилось выше). Причем, необходимо отметить, что весьма существенная часть нефтегазовых доходов приходится именно на ПГФИ (порядка 40%).


ТАБЛИЦА 2. Доля ПГФИ во владении нефтепроводами
Источник: Annual report for the SDFI and Petoro 2016


ТАБЛИЦА 3. Доля ПГФИ во владении наземной инфраструктурой для добычи нефти 
Источник: Annual report for the SDFI and Petoro 2016


ТАБЛИЦА 4. Доля ПГФИ во владении газопроводами
Источник: Annual report for the SDFI and Petoro 2016

ПГФИ был учрежден Королевским указом от 14 июня 1985 г., в соответствии с которым государству была предоставлена возможность участвовать в процессе освоения месторождений на норвежском континентальном шельфе [6]. Механизм получил свое развитие в результате разделения активов компании «Статойл» на две части: на государственную собственность, которой управляет Министерство нефти и энергетики (ПГФИ), и непосредственно на собственность компании «Статойл». Норвежское правительство пошло на такой шаг, чтобы ограничить возможности компании по манипулированию контролирующими органами, пресечь превращение «Статойл» в монополиста на нефтяном рынке Норвегии, лишить возможности компанию напрямую определять отношения с иностранными партнерами, тем самым де-факто запретить выход компании из-под государственного регулирования [3].

Образование ПГФИ с экономической точки зрения означало возможность непосредственного участия в процессах управления. Компания «Статойл» получала от государства софинансирование проектов, а также покрытие текущих расходов по тем проектам, где участвовал ПГФИ. Иными словами, компания инвестировала в проекты и получала от каждого проекта соответствующую часть валового дохода, которую она отдавало государству [7].

Поначалу доля ПГФИ во всех лицензиях составляла 50%, но со временем она начала сокращаться и варьироваться на каждом отдельно взятом проекте.

Для управления портфелем ПГФИ летом 2001 г. была образована государственная компания «Петоро», на балансе которой на тот момент были доли в 80 лицензиях; на начало 2013 г. портфель уже составил 158 лицензий [8]. «Петоро» не является нефтяной компанией. Она выступает доверительным управляющим долями Прямого Государственного Финансового Интереса в лицензиях на норвежском континентальном шельфе. Государство по закону несет ответственность за все обязательства «Петоро» по заключенным договорам и по иным обязательствам [6]. Владение государством долей ПГФИ означает, что если в какой-то лицензии доля прямого государственного финансового участия составляет, например, 30%, то государство несет 30% расходов в связи с работами по лицензии, но затем получает и продает для получения прибыли 30% добываемых по лицензии углеводородов. Продажа государственной доли нефти и газа фактически осуществляется компанией «Статойл». Таким образом, в управлении «Петоро» сосредоточена треть нефтегазовых запасов Норвегии; по прогнозам самой компании, годовой уровень добычи вплоть до 2020 г. будет удерживаться на уровне 1 млн баррелей в день. Ключевая задача компании – эффективное управление портфелем на рыночных принципах [2].

На конец 2016 г. ПГФИ участвует в 180 лицензиях, 34 разрабатываемых месторождениях и 15 СП (совместных предприятиях), которые владеют трубопроводами и наземной инфраструктурой [5].

В 2016 г. чистая прибыль от ПГФИ составили 57 млрд норвежских крон, в 2016 г. – 89 млрд норвежских крон [5]. Инвестиции ПГФИ в операции по добыче углеводородов в 2016 г. составили 28 млрд норвежских крон [5].


РИС. 1. Доходы от нефтегазовой деятельности в 1975 -2015 гг.

ПГФИ служит вспомогательным инструментом для осуществления государственной стратегии: за счет него государство остается крупнейшим собственником в отрасли. Доходы от ПФГИ аккумулируются в Нефтяном Фонде, который расходуется в том числе и на государственные инвестиции в отрасли, обслуживающие нефтедобычу. Подобная же ситуация существует и в газовом секторе. Кроме того, ПГФИ является дополнительным инструментом в формировании стратегии отношений с отечественными и иностранными нефтегазодобывающими компаниями.

Также при освоении месторождений углеводородов ПГФИ в лице «Петоро» выполняет администрирование налогообложения, основанного на финансовых показателях деятельности компаний. В соответствии с законом «О налогообложении нефти» от 13 июня 1975 года, в Норвегии предусмотрены многочисленные вычеты из налогооблагаемой базы, в частности речь идет о финансовых затратах компаний на приобретение и установку оборудования, прокладку трубопроводов, процентах по займам, расходах на геологоразведку и др. Финансовые затраты могут вычитаться из дохода перед применением корпоративного подоходного налога и специального нефтяного налога, совокупная ставка которых достигает 78%. Участие государственной компании «Петоро» в лицензиях на норвежском континентальном шельфе позволяет осуществлять контроль всех финансовых затрат, вычетов, контролировать налогооблагаемую базу.

Суммируя все вышесказанное, можно отметить, что непосредственное участие государства в предпринимательстве нефтегазовой отрасли приводит к положительным результатам не только в области повышения прозрачности системы налогообложения в отрасли, но и позволяет учитывать интересы нефтегазодобытчиков, обладает регуляторным характером, позволяет государству напрямую контролировать нефтегазодобычу непосредственно на месторождениях.

В России сегодня активно рассматривается возможность замены НДПИ, привязанного к физическим объемам добычи углеводородов, налогом на финансовый результат (НФР). При НДПИ уйти от налогообложения почти невозможно, а вот формирование налоговой базы на основе стоимостных показателей открывает для нефтегазовых компаний широчайшее поле по занижению выплаты налогов за счет завышения издержек, что может привести к тому, что при внедрении НФР налоговые поступления от нефтегазовых ресурсов могут существенно сократиться и именно это обстоятельство заставляет правительство использовать «точечную настройку» налоговой системы в нефтегазовом комплексе вместо кардинальной перестройки. Поэтому прежде чем реформировать действующую систему налогообложения, необходимо рассмотреть возможность внедрения на каждом месторождении углеводородов систему учета их добычи по качеству, мощности добывающих скважин и другим параметрам, определяющим величину издержек производства. И здесь хорошим примером выступает норвежский ПГФИ, который в рамках лицензий занимается учетом добычи углеводородов по качеству, регламентацией деятельности мощностей добывающих скважин и других параметров, определяющих величину издержек производства. При введении подобного механизма Россия сможет выступать инвестором, финансируя часть затрат, а затем получать часть выручки пропорционально своей доле в проекте, что будет также способствовать увеличению государственных доходов от деятельности нефтегазового сектора. Кроме того, такой механизм станет результативным инструментом в руках правительства как в изучении природных богатств страны, так и при установлении взаимоотношений с крупными отечественными и зарубежными компаниями.


Литература:

  1. Белякова М.Ю. Роль разработки месторождения «Белоснежка» в социально-экономическом развитии Хаммерфеста/ Белякова М.Ю. // Крымский Научный Вестник. – 2016. – №1(7). – С. 73-86.

  2. Обзор состояния экономики и основных направлений внешнеэкономической деятельности Норвегии за 2014 г.

  3. Рогинский С.В. Формирование модели государственного регулирования топливно-энергетического комплекса (На примере ТЭК Норвегии): Дисс., Москва, 2001. − С.194.

  4. Швец Н.Н., Белякова М.Ю. Основные принципы функционирования системы административного лицензирования в нефтегазовом комплексе Норвегии // Вестник МГИМО Университета №1 (40) / 2015, с.108 – 114.

  5. Annual report for the SDFI and Petoro 2016.

  6. Director's report Petoro AS and the SDFI Portfolio.

  7. Noreng 0. The oil industry and government strategy in the North Sea. London. Groom Helm. 1980. P. 170.

  8. SDFI and Petoro Annual report 2012.

  9. The Government's revenues.



Статья «Прямой Государственный Финансовый Интерес как один из важнейших регуляторов развития нефтегазового комплекса Норвегии» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№8, Август 2017)

Авторы:
Читайте также
Система Orphus