USD 74.1586

+0.73

EUR 87.2253

-0.06

BRENT 43.53

-0.33

AИ-92 43.35

+0.01

AИ-95 47.59

0

AИ-98 53.01

+0.01

ДТ 47.89

+0.02

19 мин
125
0

Концепция программы воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи на основе современных МУН

Для нефтегазовой отрасли России характерны три основные долговременные негативные тенденции, которые вызывают особую тревогу. Прежде всего, это отставание в течение длительного периода воспроизводства сырьевой базы российской нефтедобычи как за счет разведки новых месторождений, так и за счет инновационного развития и внедрения современных МУН, при этом прирост запасов нефти за счет принятых в технологических документах в 2005-2009 гг. значений увеличения проектной нефтеотдачи может остаться только на бумаге, если не будет восстановлена востребованность современных МУН.


Рисунок 1 – Характеристика воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи

Во-вторых, многолетняя интенсивная выборочная отработка нефтяными компаниями высокопродуктивных (активных) запасов или по выражению В.В. Путина «снятие сливок», позволила не только быстро нарастить добычу нефти в стране, но и минимизировать затраты на нее. При этом данный процесс сопровождался значительным увеличением доли трудноизвлекаемых запасов и низкой эффективностью их разработки традиционными методами. Нужно отметить, что ускоренный рост добычи нефти был необходим и государству для преодоления экономического кризиса. Поэтому интенсификация добычи нефти, а не увеличение нефтеотдачи, было приоритетным в государственной политике вплоть до 2005-2006 гг., когда стала очевидной кризисная ситуация в воспроизводстве сырьевой базы нефтедобычи и ее возможностях в обеспечении поддержания высоких уровней добычи нефти.


Рисунок 2 – Обеспеченность разведанными запасами нефти при текущем уровне добычи

Как и следовало ожидать, вследствие совокупного влияния негативных процессов за последние два десятилетия обеспеченность добычи нефти доказанными извлекаемыми запасами снизилась до 18-20 лет (рис 2). При этом доля активных запасов нефти снизилась до 30%, средняя степень их выработки достигла 70%. В свою очередь доля трудноизвлекаемых запасов нефти приближается к 70% (рис 3).


Рисунок 3 – Тенденция изменения структуры запасов в РФ

Одновременно продолжается многолетняя негативная тенденция снижения проектной нефтеотдачи — основного показателя рационального использования сырьевой базы нефтедобычи. Средняя её величина в последние 15 лет составляет 27-29% и в настоящее время не превышает 30%, что является одним из самых низких показателей в мировой практике нефтедобычи.


Рисунок 4 – Динамика проектной нефтеотдачи в России

В то же время, некоторые специалисты-нефтяники продолжают утверждать обратное, т.е. увеличение данного показателя в 2010 году до 37-38%, что совершенно противоречит ориентирам утвержденной Правительством РФ Энергетической стратегии России на период до 2030 года (Энергетическая стратегия).

В соответствии с этим документом проектная нефтеотдача в 2008 году составляла 30% (а не 38%). Более того, согласно долгосрочным ориентирам Энергетической стратегии, проектную нефтеотдачу предполагается увеличить до 35-37% в 2030 году.

В этой связи следует подчеркнуть, что снижение проектной нефтеотдачи объясняется не столько ухудшением структуры запасов и увеличением их трудноизвлекаемой доли. Главная причина в том, что для разработки таких запасов не применяются адекватные современные МУН (тепловые, газовые, химические, микробиологические), способные обеспечить конечную нефтеотдачу до 70%.

Именно невостребованность современных МУН является основной причиной снижения нефтеотдачи, а без их применения невозможно кардинально повысить нефтеотдачу, особенно из трудноизвлекаемых запасов. Отсутствие целенаправленных работ по масштабному применению МУН также снижают конкурентоспособность нефтяных компаний во внешнеэкономической деятельности.

По существу, главная проблема в воспроизводстве сырьевой базы нефтедобычи связана с отсутствием цивилизованной государственной системы управления рациональной разработкой месторождений нефти и, как следствие с отсутствием эффективной стратегии развития отрасли, а именно программного подхода к преодолению указанных выше негативных процессов.

В то же время, анализ мирового опыта свидетельствует о том, что решение проблемы воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи осуществляется на основе реализации и развития двух государственных программ – прироста запасов за счет разведки новых месторождений и прироста извлекаемых запасов за счет модернизации нефтедобычи на основе инновационного развития и промышленного освоения современных МУН.

За прошедшие два десятилетия в международной практике роль воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи за счет реализации во многих нефтедобывающих странах программы МУН на основе их государственного стимулирования быстро растет и становится все более приоритетной. К настоящему времени, благодаря такому инновационному развитию нефтедобычи, мировые доказанные извлекаемые запасы увеличились в 1,4 раза (Рисунок 4), а средняя проектная нефтеотдача к 2020 году – до 50%. При этом необходимо отметить тот факт, что существенный рост нефтеотдачи происходит на фоне существенного ухудшения структуры запасов и увеличения доли трудноизвлекаемых и нетрадиционных ресурсов.


Рисунок 5 - Прирост извлекаемых запасов и нефтеотдачи за счет применения в мире проектов МУН (01.01.2005)

Favennec Jean-Pierre // The Economics of EOR// Сonference of Enhanced Oil Recovery (EOR), 6 December 2004, London, UK// http://www.thecwcgroup.com

Во многих нефтедобывающих странах мира (США, Канаде, Венесуэле, Норвегии, Китае, Индонезии, Казахстане и др.) для реализации указанных государственных программ на этапе промысловых испытаний и освоения современных МУН предоставляются специальные существенные экономические стимулы, вплоть до налоговых каникул. Дело в том, что технологии повышения нефтеотдачи связаны со значительными затратами и рисками на начальном этапе промысловых испытаний проектов МУН вследствие отсутствия или недостатка опыта их применения. Однако на этапе широкомасштабного внедрения и значительных объемов добычи нефти стоимость этих технологий существенно снижается и они становятся доступными для всей нефтедобывающей отрасли. Так, в Канаде промышленная реализация программы создания и внедрения тепловых МУН для разработки нетрадиционных ресурсов - битуминозных месторождений позволило увеличить объем доказанных (рентабельных) извлекаемых запасов нефти в 2003 г. в 35 раз и довести их до 24,5 млрд. тонн, что позволило стране выйти по этому показателю на второе место в мире.

В США основная цель финансовой поддержки и налоговых льгот – это вознаградить компанию за высокие финансовые затраты и технический риск при применении МУН по сравнению с традиционными методами добычи. Иначе подобные проекты станут нерентабельными, а нефтяные компании не будут вести их и в результате остановятся исследования и внедрение новых технологий. Кроме того, без применения МУН в пластах остается значительное количество неизвлеченной нефти, что нерационально с точки зрения государственной политики использования недр. Поэтому, благодаря успешной реализации программы промысловых испытаний и промышленного применения современных МУН, уже более 15 лет удается за счет постоянного роста нефтеотдачи поддерживать практически постоянный объем доказанных извлекаемых запасов нефти на уровне примерно 3 млрд. тонн, что обеспечивает стабильно высокий уровень добычи нефти.

В связи с тем, что финансировать все новые МУН невозможно, Министерство энергетики США периодически объявляет конкурс проектов по промысловым испытаниям и освоению современных технологий повышения нефтеотдачи. Проекты-победители и, соответственно, компании, ведущие эти проекты, получают финансовую поддержку правительства через Министерство энергетики.

Важно отметить, что роль министерства при этом не сводится лишь к поддержке определенной компании при проведении исследований и пилотных испытаний. Конечной целью является распространение новой технологии и повышение технологического уровня отрасли в целом.

Одновременно фискальная система и система контроля со стороны государства не допускают получения сверхприбылей за счет интенсивной выборочной выработки активных запасов. Недропользователи, которые не применяют современные МУН для разработки трудноизвлекаемых запасов нефти, во-первых, платят налоги полностью, а во-вторых, понижается стоимость их акций, т.к. в США недропользователи обязаны ежегодно сдавать аудит запасов в Федеральную Комиссию по биржам и ценным бумагам (SEC). Этот факт уже свидетельствует о серьезном отношении государства к современным МУН и их приоритетному направлению в развитии мировой нефтедобычи.

Анализ причин негативных процессов в воспроизводстве сырьевой базы нефтедобычи показывает, что кардинально решить проблему падения добычи нефти в ближайшей перспективе только за счет открытия новых месторождений в Восточной Сибири и континентального шельфа и ввода их в разработку невозможно. Рост нефтедобычи и развитие объектов инфраструктуры в этих труднодоступных регионах требуют многолетней подготовки к реализации очень дорогостоящих и высокозатратных проектов. Так, себестоимость добычи нефти по большинству новых шельфовых проектов будет в несколько раз выше, чем на освоенных и разрабатываемых месторождениях с развитой инфраструктурой. Согласно материалам международного форума «ТЭК России в 21 веке», если добыча нефти в Западной Сибири обходится в среднем 30 долл. за тонну, то на Ванкорском месторождении с учетом инфраструктурных затрат – 80 долл., на "Сахалине-1" - 200-300 долл. за тонну, а на арктическом шельфе затраты составят 500-700 долл./ т. В свою очередь, при разработке битуминозных песчаников в Канаде себестоимость добычи нефти составляет порядка 50-70 долл./т, а при разработке Ярегского месторождения (республика Коми) с применением уже освоенных МУН в промышленных масштабах не превышает 40 долл./т.


Таблица 1 Сопоставление средней стоимости 1 тонны нефти

Сопоставление средней стоимости 1 тонны нефти

В этой связи возрастает актуальность решения двух взаимосвязанных проблем. Речь идет о восстановлении успешно функционировавшей в нашей стране в 1985-1991 годах программы воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи на основе инновационного развития, промысловых испытаний и освоения современных отечественных МУН. Руководство данной программой осуществлял Миннефтепром СССР, а головной научно-технологической организацией был МНТК «Нефтеотдача. За короткий период дополнительная добыча нефти за счет применения современных МУН увеличилась в 4 раза и достигла внушительной для того времени величины порядка 12 млн. тонн (рисунок 5). Однако после развала страны программа инновационного развития была свернута и в, конечном итоге, невостребованность современных МУН наряду со значительным ростом трудноизвлекаемых запасов и привели к падению проектной нефтеотдачи в стране до 30%. В свою очередь, успешность реализации данной программы непосредственно связана со своевременным формированием государственного механизма и нормативно-правовых актов экономического стимулирования реализации проектов испытаний и освоения современных прорывных МУН (тепловых, газовых, химических, микробиологических).


Рисунок 6 – Динамика дополнительной добычи нефти за счет применения приоритетных МУН в СССР и России
(тепловых, газовых, физико-химических)

Фактически невостребованность современных МУН негативно сказывается на конкурентоспособности нефтяных компаний во внешнеэкономической деятельности.

Именно поэтому в соответствии с Указом Президента Российской Федерации №137 от 03 февраля 2004 года «О преобразовании государственного предприятия «Российское внешнеэкономическое объединение «Зарубежнефть» в открытое акционерное общество» ОАО «Зарубежнефть» в числе основных приоритетных направлений деятельности определены отработка современных МУН и применение инновационных отечественных технологий разработки нефтегазовых месторождений.

В свою очередь, отработка современных МУН требует реализацию их промысловых испытаний и организацию для этих целей полигонов на месторождениях с различными геолого-промысловыми условиями. Для развития этих направлений в состав ОАО «Зарубежнефть» был включен ОАО «РМНТК «Нефтеотдача» (с ведущими отраслевыми институтами ОАО «ВНИИнефть» и ОАО «Гипровостокнефть») успешно осуществлявшие в области модернизации разработки нефтяных месторождений роль головной организации в формировании и реализации в 1985-1991 годы государственной программы промысловых испытаний и освоения современных МУН. По существу, перед ОАО «Зарубежнефть» поставлена задача по восстановлению функции РМНТК «Нефтеотдача» и использованию положительного опыта по созданию, развитию и широкому распространению, в том числе и во внешнеэкономической деятельности, современных МУН.

Таким образом, решить перед отечественной нефтедобывающей промышленностью задачи возможно только путем восстановления программы воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи на основе инновационного развития, промысловых испытаний и освоения современных МУН и создания эффективной государственной системы управления рациональной разработкой месторождений.

В качестве первого этапа реализации Государственной программы проектов МУН необходимо восстановление в кратчайшие сроки успешно действовавшей в 1985-1991 годах Программы проектов промысловых испытаний и освоения современных МУН.

Основные принципы формирования Программы сводятся к следующему:

– Установление четкой трактовки термина «современные методы увеличения нефтеотдачи»;

  • Открытый конкурс проектов с обеспечением участия всех недропользователей, в т.ч. в процессе отбора победителей.

  • Обязательное условие – приоритетность отечественных технологий и технических средств и выполнение российскими предприятиями 100 % от общего объема работ с применением отечественных технологий.

  • Ежегодное пополнение и корректировка программы.

  • Организация независимой экспертизы предложенных проектов МУН.

  • Формирование Программы проектов МУН в уполномоченной организации на специальной конкурсной комиссии с участием недропользователей.

  • Утверждение Программы проектов МУН в Правительстве Российской Федерации.

Данная программа должна носить государственно-частный характер, при котором государство предоставляет недропользователям экономические стимулы для разработки и внедрения инновационных МУН, особенно, на этапе их промысловых испытаний и осуществляет контроль за ходом реализации проектов. В свою очередь, нефтяные компании осуществляют необходимые инвестиции в разработку и реализацию проектов на этапе их промысловых испытаний и их опытно-промышленном освоении.

Необходимо отметить, что ОАО «Зарубежнефть» готово принять активное участие в формировании и реализации Государственной программы проектов МУН. При этом будет использован накопленный в отраслевых институтах ОАО «ВНИИнефть» и ОАО «Гипровостокнефть» потенциал защищенных патентами разработок в области передовых технологий и современных МУН, прошедших в 1970-80-е гг. успешные промысловые испытания и масштабное применение и которые могут эффективно применяться на месторождениях многих российских компаний и за рубежом, в том числе:

– инновационное развитие современных МУН и их отработка (термогазовое воздействие, интегрированные методы и др.) на полигонах месторождений «Зарубежнефть», «Газпром нефть», «Лукойл», «РИТЭК»;

– расширение внешнеэкономической деятельности в области экспорта инновационных МУН, в частности отработка интегрированной термогазохимической технологии (пар+химреагенты+воздух) на кубинском месторождении тяжелой нефти Бока де Харуко (аналог Усинского месторождения), успешному освоению которого ОАО «Зарубежнефть» придает важное значение в целях восстановления экономического сотрудничества в Республике Куба.

Однако, прежде чем говорить об увеличении нефтеотдачи, необходимо установить базу, по отношению к которой происходит это увеличение. Важно четко понимать, что подразумевается под термином "методы увеличения нефтеотдачи". Это не просто терминологический вопрос, поскольку от четкости определения МУН в значительной мере зависит степень прозрачности всей системы государственного управления рациональным использованием запасов нефти.

Из-за невостребованности в течение последних 15 лет современных МУН нефтяными компаниями, предпочтение было отдано методам выборочной интенсификации добычи из активных запасов, даже если такие методы вели к снижению проектного КИН. При этом опасно объявлять ГРП единственным способом разработки месторождений с низкопроницаемыми коллекторами. Ведь хорошо известно, что ГРП не способ разработки, а один из его составляющих компонентов. Для трудноизвлекаемых запасов применение большеобъемных ГРП может привести лишь к кратковременному приросту добычи, после чего в последующий период придется затратить много средств и усилий, чтобы преодолеть негативные последствия заводнения. В итоге, показатель нефтеотдачи в стране постоянно падает и стал ниже среднемирового. А в странах, где планомерно занимаются технологиями, нацеленными на увеличение коэффициента извлечения нефти, как, например, в США, где уже 30 лет наращивается применение МУН, нефтеотдача растет и превышает среднемировой уровень, несмотря на худшую, чем в России, структуру запасов

Для правильной трактовки термина МУН, совершенно очевидно, что он означает способ разработки, а следовательно, подразумевает не только закачку рабочего агента и его вытесняющую способность, но и все мероприятия по интенсификации добычи нефти и увеличению охвата вытеснением, в том числе и систему размещения скважин, применение ГРП, горизонтальных и многозабойных скважин, бурение боковых стволов. Все технологии обработки призабойных зон скважин и геолого-технические мероприятия являются составными компонентами как при базовых способах разработки, так и при применении МУН и не могут рассматриваться в качестве самостоятельных МУН, т.е. самостоятельных способов разработки. А потому применение данных технологий может в той или иной мере реализовать потенциал нефтеотдачи, определяемый способом разработки, составными компонентами которого они являются.

Именно, на основе международного опыта создания и развития современных МУН были обозначены конкретные предложения по мероприятиям и нормативно-правовым актам, необходимых для решения упомянутых выше задач. Эти предложения содержатся в следующих материалах деятельности в 2004-2008 гг. рабочих групп в Государственной Думе РФ, Совете Федерации и Агентстве Росэнерго, в которых активное участие принимали представители органов исполнительной власти, ряда нефтяных компаний и научно-исследовательских организаций:

1.«Концепция государственного управления рациональным использованием запасов нефти».

2. «Концепция программы преодоления падения нефтеотдачи».

3. Проект Постановления Правительства Российской Федерации «О формировании Государственной программы воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи на основе инновационного развития и внедрения современных методов увеличения нефтеотдачи».

Эти рабочие группы были созданы по инициативе ОАО «Зарубежнефть» для выполнения вышеупомянутого Указа Президента Российской Федерации №137.

Следует отметить, что в связи с упразднением Росэнерго в июне 2008 года работа над окончательной редакцией Проекта Постановления до настоящего времени не восстановлена.

В то же время принимаемые в последние годы Правительством РФ меры по стимулированию повышения эффективности разработки месторождений не носят системного характера. В частности, их использование не предусматривает ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ применение современных МУН.

В качестве критериев стимулирования проектов разработки установлены уровень истощенности запасов, вязкости нефти и проницаемости. Такой несистемный подход стимулирует размыв понятия МУН как способов разработки.

К ним относят и составные компоненты способов разработки, в частности, ГРП, горизонтальные скважины, различные технологии обработки призабойных зон.

В свете сказанного выше следует подчеркнуть, что критерии стимулирования по значениям отдельных фильтрационных параметров пород и содержащейся в них нефти не могут обеспечить ни системный подход к повышению эффективности использования запасов нефти, ни прозрачность принятия решения со всеми вытекающими негативными последствиями.

Согласно успешному мировому опыту экономическое стимулирования государством осуществляется не за то, что недропользователь обладает трудноизвлекаемыми запасами, а за то, что он применяет современные МУН, которые позволяют эффективно разрабатывать месторождения с такими запасами и кардинально повышать их нефтеотдачу.

Именно такая непассивная форма налогообложения предусматривает максимальную формализацию, прозрачность и простоту предоставления стимулов и контроля за их использованием.

В этой связи целесообразно обратить внимание на следующие основные рекомендации, отражающие отмеченные выше результаты деятельности рабочих групп:

    1. Обратиться в Минприроды РФ, Минэнерго РФ и к другими заинтересованными ведомствами в 2012 году с настоятельной просьбой завершить работу над проектом Постановления Правительства РФ «О формировании и реализации Государственной программы воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи на основе инновационного развития и промышленного внедрения современных методов увеличения нефтеотдачи».

    2. В целях ускорения формирования и реализации Программы МУН Минприроды РФ совместно с Минэнерго РФ в качестве первого этапа в кратчайшие сроки восстановить успешно действовавшую в 1985-1991 годах ежегодно пополняемую Программу промысловых испытаний и освоения современных МУН (Программу ОПР МУН) и направить предложения в Правительство РФ.

    3. Минприроды РФ совместно с Минэнерго РФ поручить «РМНТК «Нефтеотдача», успешно осуществлявшей роль головной организации при оформлении и реализации в 1985-1991 гг. Программы ОПР МУН, совместно с нефтяными компаниями в 2012-2013 гг. сформировать Программу ОПР, включающую 15-20 пилотных полигонов для промысловых испытаний современных МУН на месторождениях, отражающих основные компоненты структуры запасов нефти страны, а именно:

  • истощенные месторождения с активными запасами;

  • низкопроницаемые коллекторы, содержащие легкую нефть;

  • тяжелые нефти и битумы;

  • месторождения со сложнопостроенными карбонатными коллекторами;

  • нетрадиционные запасы в нефтематеринской породе Баженовской свиты.

В таблице 1 представлен перечень полигонов, предлагаемых компаниями ОАО «Зарубежнефть» и ОАО «Татнефть», в который также включено и Русское месторождение, проектирование технологий разработки которого уже ведется. Оперативное формирование первого этапа программы определяется тем, что в некоторых крупных компаниях проекты опытных работ в значительной мере уже либо выполнены, либо находятся в стадии выполнения.

    1. Сформированную программу после утверждения включенных в нее проектов ОПР передать на утверждение в Минприроды РФ и Минэнерго РФ.

    2. Государственной Думе РФ рекомендуется восстановить рабочую группу для ускоренного законодательному обеспечения системного прозрачного подхода к экономическому обеспечению реализации Программы ОПР МУН, а именно:

      1. Внести в соответствии с зарубежной практикой в Налоговый Кодекс следующее определение термина «методы увеличения нефтеотдачи пластов».

«Методы увеличения нефтеотдачи пластов» означают способы разработки, основанные на извлечении нефти с использованием поддержания потенциала внутрипластовой энергии за счет закачки агентов, отличающихся повышенным потенциалом вытеснения нефти по сравнению с закачкой воды в пласт или газа в газовую шапку и включает применение следующих процессов и их интеграции:

ГАЗОВЫЕ

Закачка углеводородных газов, жидких растворителей, углекислого газа, азота, дымовых газов

ТЕПЛОВЫЕ

Вытеснение нефти теплоносителями – закачка пара, горячей воды, внутрипластовое горение, воздействие с помощью внутрипластовых экзотермических окислительных реакций

ФИЗИКО-

ХИМИЧЕСКИЕ

Заводнение с применением поверхностно-активных веществ, полимерных и мицеллярных растворов, закачка щелочных и кислотных составов и других реагентов с целью увеличения нефтеотдачи

МИКРО-

БИОЛОГИЧЕСКИЕ

Введение в пласт бактериальной продукции или ее образование непосредственно в нефтяном пласте



      1. Установить в Налоговом Кодексе, что проекты ОПР МУН, попавшие в Программу ОПР МУН по закону прямого действия обеспечиваются следующими экономическими стимулами:

  • Нулевая ставка НДПИ на период реализации проекта, обоснованность которой определяется тем, что в результате успешной реализации проектов современных МУН прирост извлекаемых запасов сопоставим с вводом в разработку нового месторождения, налоговые каникулы на который введены с 01.01.2007 г.,

  • Освобождение от налога на прибыль средств, направляемых на инновационное развитие нефтедобычи, в том числе на научные и конструкторские работы по техническому и технологическому развитию современных МУН,

  • Освобождение объемов нефти, добываемых в ходе реализации проекта, от экспортных пошлин,

  • Освобождение от налога (НДС) затрат, направляемых на научно-технологические работы и промысловые исследования.

Успешная реализация первого этапа Программы проектов МУН позволит увеличить степень извлечения нефти из трудноизвлекаемых и нетрадиционных запасов в следующих пределах:

– из месторождений Баженовской свиты – с 3-5% до 30-40%;

– из истощенных месторождений и залежей со сверх

тяжелыми нефтями, особенно с глубиной залегания свыше 700-800 м – с 25% до 45-55%;

– из месторождений легкой нефти с низко

проницаемыми коллекторами с повышенной

начальной пластовой температурой – с 28% до 45-50%

Развитие работ по формированию и реализации Программы проектов МУН позволит к 2030 г. достичь следующих результатов:

  • Прирост потенциала извлекаемых запасов нефти в размере – не менее 40 млрд. тонн;

  • Увеличение средней проектной нефтеотдачи – с 30% до 39-40 %;

  • Увеличение проектной нефтеотдачи ТИЗ – с 27% до 35-37 %;

  • Увеличение потенциала дополнительной годовой добычи – 350-450 млн. тонн;

  • Увеличение поступлений в государственный бюджет и, как следствие, возможность решения социальных проблем за счет:

- диверсификации нефтедобычи за счет развития смежных отраслей (машиностроительной, химической, микробиологической, информационной);

- развитию отечественных наукоемких технологий и сервисных предприятий;

- кардинальному увеличению добычи нефти из трудноизвлекаемых запасов в обустроенных регионах;

- приросту извлекаемых запасов без затрат на разведку.

При этом себестоимость добычи нефти в промышленных масштабах за счет инновационных технологий в районах с развитой инфраструктурой в 1,3 – 1,5 и более раз ниже, чем на новых капиталоемких месторождениях в Восточной Сибири и, тем более, континентальном шельфе. Таким образом, экономическая целесообразность реализации Программы проектов МУН для государства очевидна.

В заключении необходимо отметить, что данные параметры практически совпадают с показателями Энергетической стратегии России на период до 2030 года (утверждена Распоряжением Правительства РФ №1715-р от 13 ноября 2009 года), где приведены долгосрочные ориентиры повышения нефтеотдачи от 30 % в 2008 году до 30-32% в 2013-2015 г.г., 32-35% в 2020-2022 г.г. и 35-37% в 2030 году.



Таблица 2 Предлагаемые полигоны для программы «Воспроизводство сырьевой базы нефтедобычи в России На основе инновационного развития промысловых испытаний и освоения современных отечественных МУН»


Таблица 3 Основные ожидаемые результаты реализации Программы ОПР МУН



Статья «Концепция программы воспроизводства сырьевой базы нефтедобычи на основе современных МУН» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№10, 2012)

Авторы:
Читайте также
Система Orphus