USD 73.2351

+0.08

EUR 85.956

+0.03

BRENT 45.08

-0.22

AИ-92 43.34

-0.01

AИ-95 47.57

-0.03

AИ-98 53

+0.01

ДТ 47.93

+0.01

20 мин
45
0

Жизнь после ВТО

22 августа прошел год с момента присоединения России к Марракешскому соглашению. После многих неудачных попыток, вступление России во всемирную торговую организацию выглядит объективной необходимостью, ведь наша страна является членом мирового экономического сообщества и ее присутствие в подобного рода объединениях - закономерно. Однако, в нашей стране, к сожалению, остается много неконкурентоспособных производств, для которых новые условия могут иметь самые печальные последствия. Как химическая промышленность прожила первый год в условиях ВТО, мы спросили у директора управления по взаимодействию с отраслевыми объединениями РСПП Игоря Кукушкина.

- Игорь Григорьевич, вопрос присоединения России к ВТО вызвал много дискуссий на предмет вреда и пользы, каково ваше мнение?

- Вопрос вступления в ВТО – это, в частности, вопрос современного развития государства и бизнеса. Чем быстрее Россия интегрируется в международные организации, конечно в подготовленном режиме, тем для нее лучше. Можно долго ходить в одних ботинках, которые становятся удобными, к которым привыкаешь, но со временем они теряют свой товарный вид, выходят из моды и их надо заменить. Следующим шагом для России предстоит вступление в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), вступление в которую возможно только членам ВТО и развитым экономикам. ОЭСР осуществляет обширную аналитическую работу, вырабатывает рекомендации для стран-членов и служит платформой для организации многосторонних переговоров по экономическим проблемам. Значительная доля деятельности ОЭСР связана с рекомендациями для стран по функционированию оборота химической продукции через регулирование вопросов окружающей среды, безопасности веществ и продукции, процессов производства. Членство в таких организациях поможет стране быстрее встать на рельсы, ведущие в направление современного индустриального развития экономики. Работа в новых условиях должна дать толчок развитию новых отношений, привести к изменению в законодательстве, взаимодействию на ином уровне с инвесторами.

Создана евразийская экономическая комиссия, как регулирующий орган Таможенного союза и Единого экономического пространства, одна из основных задач которой способствование дальнейшему развитию интеграции и это только первый экономический шаг на постсоветском пространстве. Казахстан и Белоруссия, значимые игроки на химическом рынке, необходимость следовать правилам ВТО заставляет смотреть на отношения с этими странами очень внимательно.

- Кому присоединение России к ВТО явно на руку?

- Выигрывают крупные компании, потому что они имеют больше возможностей. Перед ними откроются новые рынки, специфика работы в условиях ВТО заставит их выйти на новый уровень. Это потребует значительных вливаний в развитие, но, в конечном итоге, компании только выиграют от этого. Они вынуждены будут проводить модернизацию своих производств, решать кадровые вопросы, интегрироваться в мировую торговлю. Малым компаниям, в долгосрочном периоде самостоятельно выжить будет очень трудно. Нужно искать формы помощи, направления развития.

- Насколько остро стоит кадровый вопрос и какие специалисты нужны?

- Неподготовленность кадров – одна из основных бед отрасли. Два года назад, этот вопрос поднимался в профильном Комитете Госдумы. Депутатам он не показался заслуживающим особого внимания, т.к. они посчитали, что кадры (как и все, по привычке) можно взять на западе. Но практика показала, что такая схема не сработала. Каждая страна вступает в ВТО со своей спецификой, своими отношениями, уровнем развития, в сложный, противоречивый, в чем-то основанный на «подставах» глобальный торговый мир. В стране есть хорошие юристы по международному праву, есть маркетологи и другие специалисты, но нужны не те, кто знает, сколько соглашений в ВТО и каковы их основные положения. Сегодня нужны специалисты, которые могут с нуля провести антидемпинговое расследование и довести его до конца, специалисты, которые, , могут вести юридические международные дела, строить торговые отношения, взаимодействовать с третьими сторонами. Таких специалистов сегодня очень мало и подготовка таких кадров занимает ни год и ни два.

- Больше десяти лет страна пыталась вступить в ВТО, неужели раньше нельзя было спрогнозировать возможные проблемные моменты и решить их заранее?

- Чиновники и компании пользовались принципом «будем решать проблемы по мере их поступления», подготовительные работы не проводили ни руководство компаний, ни руководство страны.

- И какова основная из нерешенных проблем?

- Основные проблемы, все равно лежат в плоскости экономического развития отрасли, можно вступать сильным, конкурентоспособным, а можно больным и слабым. Как основной, отсутствие химического комплекса, как такового. Сегодня можно говорить об очень крупных компаниях: Сибур, Акрон, Еврохим, Уралкалий и др. Например, Сибур входит в двадцатку крупнейших мировых компаний по капиталоемкости, при этом он экспортирует порядка 70 наименований продукции. Уралхим отправляет на экспорт 4 позиции, Фосагро - 4, Уралкалий – 2, Еврохим – 4, Акрон – 4. А BASF, который занимает первое место по капиталоемкости, экспортирует продуктовую линейку, насчитывающую порядка 30 тысяч наименований.

Компании не многопрофильные, поставляют узкую, не потребительскую номенклатуру, в основном это сырьевая продукция. На сегодняшний день основная химия в нашей стране представлена нефтехимией и минеральными удобрениями. А химического комплекса нет. Российский рынок потребления обладает громадным потенциалом, промышленности реально надо дать возможность встать на ноги, через грамотную построенную на потребление и научном развитии промышленную политику. И сделать это надо быстро, потому что в ближайшие пять лет на российский рынок придет масса иностранных компаний и тогда придется решать массу других проблем: социальных, вопросы безопасности и качества продукции, и др.

- Т.е. неконкурентные средние производства и околоконкурентные крупные производства окончательно прекратят существовать?

- Думаю нет, но если на проблему не обращать внимание мы в очередной раз потеряем качественный уровень развития: при СССР, в химии, мы равняли себя с мировыми лидерами, сейчас с островными государствами. ВТО, в данном случае, - это только повод к разговору, страна давно работает в условиях международной торговли. То, что в России отсутствует перерабатывающий комплекс - это не из-за вступления в ВТО. Тем не менее, отрасль находится сейчас на пути развития, но опять не комплексно, развиваем сырьевую составляющую, о потребительской не знаем как и задуматься. В то же время, если посмотреть на отдельные сегменты промышленности, какими они были пять лет назад, то, следует отметить, что серьёзные подвижки все же произошли, например, в автомобилестроении, авиации.

В химии в определенный момент сложилась ситуация, когда продукцию просто некуда было девать, кроме как продавать за границу, поэтому предприятия выстраивали стратегии своего развития с ориентацией на экспорт, иного варианта, кроме, как работа на склад, просто не было. Несколько лет назад была анекдотичная ситуация: российские авиакомпании отменяли рейсы, потому что самолеты стояли обледенелые. Реагентов, которые поставляла китайская компания, потребовалось больше, чем предполагалось по контракту. На запрос аэропортов об увеличении поставок, в компании ответили, что готовы предоставить продукт в течении трех месяцев. Оказалось, что реагенты, которые так были нужны производят и в нашей стране. Но его потребители не знали, что продукт можно покупать в России, а отечественные производители не догадывались, что его можно продавать в России. В результате сделали запрос в Сибур и получили необходимое количество реагента всего за несколько дней.

- ВТО «заставит» компании развивать потребление в собственной стране?

- Вызовы заставляют адекватно реагировать на них. Сегодня разрабатывается технический регламент о безопасности химической продукции, его принятие заставит компании предпринять шаги по развитию направлений связанных с безопасностью продукции. Поднятие цен на газ простимулирует компании быть ресурсо- и энергоэффективными. Но на это нужно время.

- И компании и государство имеют свою долю ответственности, но кто больше ответственен за сложившуюся ситуацию?

- Государство поддержало процесс, но мало что сделало для подготовки промышленности и экономики. Китай, вступая в ВТО, пять лет готовил кадры, прорабатывал вопросы, одним словом готовил почву. В России же на данный момент только два ВУЗа готовят необходимых специалистов.

- Каковы ваши сценарии развития?

- Есть отрасли химической промышленности, которые сегодня находятся в непонятном состоянии: малотоннажная химия, реактивы, лакокраска, хлорная промышленность и в таком положении они находятся независимо от ВТО. Малотоннажной химии у нас просто нет. Лакокраска использует 100 % импорта, растворители и др. продукты легче купить за рубежом. Технологическое перевооружение нефтеперерабатывающих заводов, в разы увеличивающаяся переработка попутного нефтяного газа должна изменить ситуацию, за потребителя нужно бороться, а не игнорировать его довольствуясь своими местечковыми интересами. ВТО тогда сыграет свою положительную роль, когда будут складываться нормальные экономические связи и рыночные связи.

Кроме того, ВТО серьезно изменило законодательство.

Отсутствие системных решений в области регулирования, старые нормы и правила – есть отсутствие институциональной среды развития. Для химии это наиболее актуально, предприятия в большинстве своем это опасные производства, продукты производства или их компоненты требуют повышенного внимания. Плановость не обязательно должна быть общегосударственной, есть много общеэкономических механизмов, которые могут быть и плановыми и рыночными. Регулируется все и безопасность, и производство, и стандарты.

У нас же ГОСТы стали добровольными, законы о промышленной безопасности устарели настолько, что правила не соответствуют нормам технологического перевооружения на десятилетия. Любое промышленное строительство на треть дороже европейских цен, не говоря уже об азиатских ценниках. Из-за отсутствия системного государственного регулирования мы не строим базу для системного развития промышленности и отрасли в частности.

Нам необходимо строить и развивать конкурентоспособную экономику под себя, под свою страну, свою территорию, свои погодные условия, расстояния, язык и т.д. ориентируясь на мировой опыт и лучшие практики, но гармонизируя их под свою специфику. Крайне необходимо задействовать академическую и университетскую науку. Учитывать ошибки зарубежных коллег и воспринимать положительный опыт, конечно, необходимо, но не надо забывать, что российская наука, и особенно химия имеет передовой опыт развития.

Состояние перерабатывающей отрасли во многих сегментах – плачевно, но такая ситуация сложилась задолго до вступления в ВТО, и само вступление, на данный момент, никак не повлияло на состояние промышленности.

Как мне кажется, все разговоры о том, что ВТО зло ведутся для получения дополнительных субсидий от государства. Государство не очень готово вести диалог, кто страшнее представит картину происходящего, тот и рассчитывает на дополнительную поддержку.

- Каковы основные беды химпрома сегодня?

- Во-первых, в стране нет комплексного развития. А, во-вторых, существует большой разрыв между потребителем и производителем.

- ВТО, как отразится на состоянии этих проблем?

- Промышленость будет вынуждена заниматься модернизацией и эффективностью. Украина за годы, роста цен на газ, провела реконструкцию своих предприятий, увеличив их эффективность на порядок. Мы спрашиваем: что будет, когда увеличат цены на газ? Собственник будет вкладывать деньги в энергосберегающие технологии. Те же украинские производители на костандовских заводах добились очень высокой степени эффективности и приблизились к европейским показателям. В Европе далеко не везде новые производства, да и поставить новое оборудование это сотни миллионов долларов. Крупные предприятия в России создают СП с иностранными компаниями. Это будут современные производства, которые заберут часть рынка и собственники других предприятий, работающих на этом рынке, вряд ли без модернизации не выдержат конкуренции.

- Украина вынуждена мириться с повышением цен на сырье, но наша страна обладает огромными ресурсами, справедливо ли повышать цены?

- Мы должны быть рачительными собственниками. Страна обладает огромными запасами природных ресурсов, но пользоваться ими надо бережно. Сегодня крупнейшим продавцом газа становятся США, с развитой ресурсной базой и химической промышленностью. Катар, Саудовская Аравия строят гигантские невиданные по объемам перерабатывающие мощности и захватывают рынки Европы и Азии. Ресурсы у нас есть и справедливость здесь в рачительном отношении к ним. В свое время Россия сожгла на факелах нефте- газодобычи огромное количество сырья. Сегодня ситуация меняется, возможно ВТО подтолкнет к этому.

Как ни странно химическая промышленность на данный момент находится в начале пути. Мы научились применять пластмассовые трубы около 5 лет назад, рассказываем дорожникам, что надо применять полимерные добавки к битуму и использовать при строительстве дорог геосинтетику, когда многослойным дорогам, как стандартам хороших дорог более 20 лет, когда мы боремся за ПЭТ упаковку, полиэтиленовые пакеты с рядом лоббистов. Чего стоит пресловутая «Хромая лощадь» и всероссийский запрет на использование современных утеплительных материалов!

Сравнивая Россию с другими бывшими союзными республиками понимаешь, что страна делает шаги вперед, но чтобы действительно развитие было ощутимым и в сравнении не со средними экономиками, а с высокотехнологичной промышленностью развитых стран, должно быть правильное государственное регулирование и пошагово продуманная на годы вперед программа, предполагающая, в частности, участие России в международных организациях.

   

____________________________________________________________________________

 

Что ВТО изменило для России в лучшую и что в худшую сторону, какие отрасли пострадали, а какие оказались в выигрыше и можно ли было обойтись без членства в организации или это была необходимая мера? Мнение по этим вопросам мы также узнали у ключевых организаций и крупных компаний отрасли. Ваш прогноз на обозримую перспективу, каковы ожидания?

 

Российский союз химиков
Павел Зайцев,
Исполнительный директор

«Сейчас пока рано говорить о том, как вступление в ВТО отразилось на химической отрасли, снижение пошлин запланировано на более поздний срок. Поэтому и говорить о динамике цен можно только исходя из других причин, например, конъюнктуры рынка или тарифов монополий.

Экспортно - ориентированные крупные вертикально-интегрированные компании и до вступления в ВТО выпускали и продолжают выпускать продукцию самого высокого мирового уровня. Однако согласно правилам ВТО в силу вступают принципы равной доходности, согласно которым цена на энергоресурсы (газ, электроэнергию и т.д.) выравнивается до общемировых. В таком случае наши компании не смогут конкурировать при таком уровне цен на энергоресурсы, т.к. технологическая база предприятий базируется на достижениях конца 20 века.

Вступление во всемирную торговую организацию на 2-3 года позже было бы выгоднее российским производителям. При жестком курсе на ВТО надо было тщательней готовиться, за 2-3 года приступать к подготовке юристов для работы в ВТО. Кроме того, следовало учесть интересы не только банкиров, металлургов, автопрома и сельского хозяйства.

ВТО не создало юридической базы для продвижения российских товаров на мировой рынок. В отношении химической продукции, экспортируемой из России, не снят ни один заградительный барьер. Более того, на примере введения и снятия компенсационной пошлины на импортные автомобили мы видим полную неготовность России к работе в ВТО. При жестком исполнении всех условий по ВТО прогноз для российских производителей отрицательный. Ушедших заменят зарубежные компании, которые локализуют свои производства в России. Плохо это или хорошо не известно, однако государство, у которого базисными отраслями промышленности владеют иностранцы, вряд ли будет состоятельно на мировой политической арене. »

   

ОАО «НИИТЭХИМ»
Валентина Гавриленко,
ученый секретарь 

«Во время переговорного процесса о присоединении России к ВТО было множество дискуссий, на которых предвещался чуть ли не крах российской экономики… И вот прошел год членства нашей страны в этой организации. Что изменилось? Почувствовали ли химики обещанные блага, или, напротив, импорт лавиной обрушился на внутренний рынок?

Известно, что на товарных рынках США, Китая, стран ЕС, Индии относительно отдельной продукции российского химического комплекса (прежде всего минеральных удобрений) более десятка лет действуют протекционистские меры (главным образом в виде антидемпинговых пошлин), которые представлялись как дискриминационные. В то же время их уровень для российских экспортеров не однозначен и дифференцирован в соответствии с показателями издержек и внешнеторговых цен и договоренностями российских компаний со странами-импортерами.

Можно констатировать, что за год членства в ВТО протекционизм относительно российской химической продукции не только не уменьшился, но, напротив, расширился. Так, в связи с приобретением МХК «ЕвроХим» активов по выпуску удобрений в Антверпене у немецкой компании BASF и купли трейдерской компании K+S Nitrogen, в октябре 2012 г. Комиссией ЕС принято решение о введении на 5 лет антидемпинговой пошлины на аммиачную селитру производства МХК «ЕвроХим», а заявление ОАО "Акрон" о пересмотре условий поставок российской аммиачной селитры в США местный суд в январе 2013 года отклонил.

При этом хотелось бы отметить, что за месяц до официальной даты принятия России в ВТО Министерство торговли США опубликовало предварительные результаты административного пересмотра антидемпинговой пошлины на заказ твердой мочевины из России: для Еврохима – 0%, для остальных российских поставщиков – 64,93% (для украинского карбамида пролонгирована пошлина 68,26%).

Таким образом, разбилась иллюзия о том, что при членстве в ВТО относительно российской продукции не будет протекционизма и расширятся рынки сбыта. Введение протекционистских мер – практикуемый в ВТО инструмент защиты внутренних рынков и членство в ВТО автоматически не обеспечивает улучшение доступа какой-либо продукции на внешние рынки. Например, еще до вступления России в ВТО Комиссия ЕС отменила многолетне действующую антидемпинговую пошлину на российский хлористый калий (основной вид калийных удобрений) вследствие нехватки продукта на европейском рынке из-за роста потребности при ограничении предложения.

Не произошло пока изменений и в области тарифной защиты внутреннего рынка. По правилам ВТО снижение импортных пошлин начинается только после годовщины членства в данной организации, поэтому пока объемы импорта определялись исключительно рыночными параметрами. Вместе с тем, процесс снижения тарифной защиты российского рынка вступит в силу уже во 2-м полугодии текущего года. 

В соответствии с тарифными обязательствами России с сентября 2013 года ставка ввозной таможенной пошлины должна быть снижена для двух товарных позиций химического комплекса:

  • для оптических отбеливателей (код ТН ВЭД 3204 20 000 0) ставка ввозной таможенной пошлины снизится с 10% до 5%, что ослабит конкурентоспособность единственного отечественного производителя данного продукта – ОАО «Пигмент» - относительно зарубежных поставщиков, среди которых Clariant (Германия), Bayer AG (Германия) и CIBA Special Chemicals Ltd.   (Швейцария).

  • с 15% до 5% снизится ставка ввозной таможенной пошлины на товарную позицию с кодом ТН ВЭД 3825 61 000 0, содержащую преимущественно органические составляющие остаточных продуктов химической или смежных отраслей, что может негативно отразиться на экологической безопасности страны.

Процесс снижения тарифной защиты пойдет в соответствии с согласованными со странами-контрагентами сроками: через 2 года ставка ввозной пошлины на базовые виды пластмасс и изделия на их основе будет на уровне 6,5% по сравнению с 10% до членства в ВТО и так далее.

Негативные последствия от присоединения России к ВТО для химиков в значительной степени зависят от того, будет или нет введен принцип равнодоходности поставок природного газа на экспорт и на внутренний рынок. На введение этого принципа Россия согласилась при вступлении в ВТО в связи с требованием со стороны ЕС обеспечить равную прибыльность продаж газа на внутреннем рынке для промышленных предприятий. Однако России удалось вступить в ВТО без немедленного введения принципа равнодоходности и сначала Правительство РФ собиралось перейти с экспортной на равнодоходную цену на газ на внутреннем рынке с 2011 года, но помешал мировой экономический кризис. Был назван новый срок - январь 2015 года, что зафиксировано, в частности, в соглашениях по единому экономическому пространству (ЕЭП).

Если принцип равнодоходности будет введен, издержки производства химической продукции, производимой на базе природного газа (в том числе экспортируемой в страны дальнего зарубежья), возрастут примерно на 25%, то есть снизится ценовая конкурентоспособность, что негативно отразится на эффективности экспорта и приведет к сокращению объемов экспортных поставок.

Но уже в прошлом году Министр энергетики РФ А. Новак заявил, что переход к равнодоходности поставок газа на внутренний рынок и за рубеж может произойти только в 2017-2018 годах, а Премьер-министр Д.А. Медведев в целях поддержания конкурентоспособности российской продукции вообще считает необязательной для России равнодоходность поставок энергоносителей на внутренний и внешний рынки. Даже в рамках ВТО у России осталось право регулировать свою экономику различными способами, поэтому Премьер-министр предлагает проработать возможность отказа от таких планов.

Вместе с тем, внутренние цены на газ и без принципа равнодоходности постепенно приближаются к мировым. В опубликованном в апреле прогнозе МЭР говорится о росте тарифа на газ в 2014-2016 годах на 14-15% в год. Поэтому уже в 2015 году средняя цена на газ на российском рынке может достигнуть 136 долл./тыс.куб.м, а к 2016 году - 148 долл/тыс.куб.м.

Выход из складывающихся условий для российских товаропроизводителей химической и нефтехимической продукции один - повышение конкурентоспособности путем внедрения современных энерго-и ресурсосберегающих технологий.

Однако все инновации требуют инвестиций и поддержки государства, которая в режиме ВТО существенно ограничена, поскольку нарушает принцип справедливой конкуренции. Разрешено частно-государственное партнерство, когда за счет госбюджета создаются капиталоемкие инфраструктурные объекты, а также госубсидирование в рамках Федеральных целевых программ. Так что остается следовать русской пословице: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих»…»

 

СИБУР
Андрей Фролов,
директор по методологии, мониторингу и развитию продаж и маркетинга

«Учитывая, что импортные пошлины на ряд нефтехимических продуктов снизились только с 1 сентября 2013 года, за прошедший год никаких изменений в отрасли не произошло. О каких-либо изменениях можно будет говорить в следующем году.

Мы не ожидаем каких-либо изменений в части поставок продукции на экспорт – уровень ввозных пошлин в ЕС и Китай не изменится, на продукцию СИБУРа не действуют антидемпинговые пошлины, соответственно, пересмотр этих пошлин через процедуры ВТО не требуется.

В части импорта в ближайшие годы мы ожидаем плавного понижения пошлин. Пошлины могут снизиться суммарно на величину от 1 до 8,5% в зависимости от продукта. Вступление в ВТО приведет к усилению конкуренции среди российских производителей нефтехимической продукции и конечных переработчиков, что будет способствовать развитию внутреннего рынка. Также развитию внутреннего рынка будет способствовать ввод СИБУРом новых производственных мощностей – «Тобольск-Полимера», «РусВинила» и других объектов. Поэтому, как мы ожидаем, изменение пошлин значительно не повлияет на ситуацию на рынке.»

    

ОАО «ФосАгро»
Генеральный директор
Андрей Гурьев

На сегодняшний день более 20 государств применяют в отношении российских товаров ограничительные меры для защиты своего внутреннего рынка (антидемпинг, специальные защитные меры и т.д.). Более половины всех антидемпинговых мер введены в отношении российских черных металлов. Вторые по общему количеству введенных мер – минеральные удобрения. Вот в решении этой проблемы и должно помочь членство в ВТО – применение механизма по разрешению споров, связанных с дискриминацией в торговле. Это позволит формально инициировать разбирательство в рамках ВТО, и само разбирательство между равноправными членами организации будет идти в гораздо более конструктивном ключе.

В настоящее время проводится активная работа по подготовке аргументированной позиции российской стороны на основе законодательства ВТО о пересмотре действующих ограничительных мер в отношении российских удобрений в ЕС (в частности, на аммиачную селитру). Эта работа проводится в рамках Российской ассоциации производителей минеральных удобрений. Кроме специфических ограничительных мер в отношении конкретных минеральных удобрений в ЕС действует режим дифференциации ввозных пошлин в отношении импортируемых товаров из разных стран. Так, со следующего года, по данным Европейской комиссии, опять планируется увеличение импортной пошлины для российских экспортеров минеральных удобрений, включая фосфорсодержащие, в страны ЕС с 3 до 6,5%. При этом, что вызывает удивление, эти заградительные барьеры не распространяются на продукцию производителей из Марокко и Туниса.

В роде стран Латинской Америки - Бразилии и Аргентине - действуют, необоснованные пошлины на импорт диаммонийфосфата с низким содержанием в нем вредного вещества - мышьяка, в размере 6%. На наш взгляд эти пошлины носят дискриминационный характер. Они делают качественную и экологичную продукцию российских производителей неконкурентоспособной по сравнению с продукцией иных, в том числе американских производителей, которая отличается повышенным содержанием мышьяка.

Тема антидемпинговых мер была поднята на последнем саммите РФ-ЕС достаточно четко. На пресс-конференции В.В. Путин выразил свое недовольство тем, что, несмотря на вступление РФ в ВТО, ЕС продолжает применять с 1995 г. некорректные антидемпинговые меры по минеральным удобрениям. Председатель Еврокомиссии тоже признал наличие «претензий» со стороны РФ и пообещал найти «конструктивное решение».

 

ООО «Управляющая компания «КРАТА»
Олег Подобрянский,
исполнительный директор

«На деятельность промышленной группы «КРАТА», в которую входят тамбовское предприятие «Пигмент» и московская компания «НПФ Технохим», вступление России в ВТО на данный момент никакого влияния не оказало. Работа идет в прежнем режиме: не изменились ни условия закупки импортного сырья, ни система отгрузки продукции как российским, так и зарубежным потребителям. Но первый год трудно назвать показательным.

Химическую промышленность эксперты ставят особняком при обсуждении проблем взаимодействия нашей страны со Всемирной торговой организацией. Считается, что для этого рынка вступление в ВТО в подавляющем большинстве случаев не будет иметь значимых последствий. Но промышленная химия – очень обширное понятие, а для каждого направления внутри него есть свои нюансы с точки зрения работы в торговом пространстве мирового масштаба. И для «Пигмента», ассортимент которого очень разнообразен, нельзя сделать однозначный прогноз.

Главные опасения связаны с поступлением на рынок аналогов нашей продукции из Китая и Индии, в первую очередь пигментов, красителей, сульфаминовой кислоты. Нам и так сложно конкурировать с ними по цене. Снижение пошлин на эти товарные группы усугубит положение дел, выраженное, прежде всего, в неравных конкурентных условиях отечественного производителя и поставщиков из указанных стран.

Наши ожидания от вступления в ВТО были связаны с облегченным доступом к ряду позиций химического сырья, которое либо не производится в нашей стране, либо производится в недостаточных для рынка объемах, и его закупка за рубежом просто необходима. В частности, сегодня мы пытаемся решить вопрос о снижении ставки таможенной пошлины на дефицитный для российского рынка химического сырья продукт - анилин. На его основе мы производим добавки для получения высокооктанового автомобильного топлива. Безусловно, мы надеемся на скорейшее положительное решение данного вопроса, который полностью соответствует концепции ВТО.

На производство и реализацию формальдегидных смол для теплоизоляционных материалов работа в рамках ВТО вряд ли повлияет. Этот продукт имеет небольшой срок годности и относительно дешев, реализуется на региональных рынках - ввозить его из-за границы просто невыгодно. Вполне возможно, что и другой продукт для строительного комплекса – добавки для бетона – не испытает на себе последствий от вступления нашей страны в ВТО. Отечественные производители разрабатывают продукт с учетом особенностей местных бетонов. Иностранному поставщику, скорее всего, будет неудобно осуществлять такую работу. Хотя импортный продукт на нашем рынке есть, но он занимает незначительную долю.

В лакокрасочной отрасли большинство современных производств – совместные предприятия. Соответственно, нет смысла импортировать товар, когда он уже выпускается здесь. Система налажена, и менять ее незачем. Но это в большей степени касается материалов строительного назначения. Индустриальные ЛКМ рискуют оказаться под вопросом, если продолжится наметившаяся тенденция с сокращением производства труб, металлопроката, сельскохозяйственной техники, автомобилей.

В целлюлозно-бумажной отрасли вступление в ВТО привело к заметному снижению объемов производства. Снижение определяется преимущественно сокращением производства целлюлозы и бумаги и ростом импорта некоторых видов целлюлозы и бумаги, производство которых отсутствует в России. Для целлюлозно-бумажного комплекса мы производим оптические отбеливатели. В России около 80% целлюлозно-бумажной продукции выпускают 17 крупных предприятий, большинство из которых с участием иностранного капитала. Эти компании сохранят устойчивое положение и в рамках ВТО. Основной удар в новых условиях придется на небольшие предприятия (их более 150, это 75% общего числа производителей ЦБП России) с устаревшим оборудованием, доля которых в общем объеме производства продукции ЦБП составляет 5%. Многие мелкие предприятия могут закрыться.

Очевидно, что проблемы ждут текстильную и легкую промышленность, куда мы поставляем красители и текстильно-вспомогательные вещества.

Поэтому общий вывод сделать сложно. Прогнозы неутешительные. Но на практике пока изменения не заметны или не существенны.»



Статья «Жизнь после ВТО» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№9, 2013)

Авторы:
Читайте также
Система Orphus