USD 73.2351

+0.08

EUR 85.956

+0.03

BRENT 45.06

-0.24

AИ-92 43.34

-0.01

AИ-95 47.57

-0.03

AИ-98 53

+0.01

ДТ 47.93

+0.01

8 мин
39
0

Синергия кластера

Россия давно и прочно закрепила за собой статус одного из ведущих экспортеров углеводородного сырья. Но став основной экономики страны экспорт нефти и газа планомерно вытеснял из поля внимания нефтегазохимию и нефтегазопереработку. В результате в этих отраслях накопились проблемы, совокупность которых отбросила их развитие на десятки лет назад. Большие надежды в решении этой задачи нефтехимики возлагают на создание нефтегазохимических кластеров. Действительно ли кластерный принцип в развитии нефтегазопереработки и нефтегазохимии выведет отрасль на принципиально иной уровень, и какие меры должны предшествовать этому производственному скачку?

- Геннадий Иосифович, Стратегия описывает кластер как «территориально локализованную, взаимосвязанную технологическими, производственными, сервисными, сбытовыми циклами совокупность предприятий…», т.е. по сути, это принципы организации производства, которые были заложены еще Л.А. Костандовым. В чем новизна?

- Главное в кластере – это общность технологий, близость предприятий производящих продукцию, к предприятиям, которые используют эту продукцию в качестве сырья. Эта тема подробно обсуждалась на заседании РСХ. Союз выступает одним из инициаторов кластерного подхода. Для химиков кластерный принцип очень важен, т.к. нефтехимические заводы являются продолжениями друг друга в производственной цепочке. Такой принцип организации производства предполагает совершенно другую экономику и основной вопрос здесь – логистика, которая в кластере снимает весомую часть затрат. Для нашей страны, где очень большие расстояния это особенно актуально, ведь основные нефтяные и газовые месторождения находятся далеко от мест переработки. Транспортная составляющая является одним из важнейших факторов при определении экономической эффективности того или иного проекта.

В свое время была идея создания кластера на базе Тобольского нефтехимического комплекса. Речь шла о строительстве 17 производств, включая нефтепереработку, производство каучуков и других продуктов, в качестве сырья предполагалось использовать Западно-Сибирский СПГ.

Однако, этот проект так и не завершили. Вместо 17 было построено 5 производств. Сегодня Тобольская площадка могла бы стать основанием одного из кластеров. В конце 80-х гг. была идея создания таких кластеров в Западной Сибири. Речь шла о строительстве целого комплекса нефтехимических производств, в т.ч. в Нижневартовске, Сургуте, Уренгое и других городах. Уже было издано постановление правительства, но «зеленые» выступили против и проект свернули. Почему-то никто в то время не додумался продемонстрировать противникам проекта аналогичные производственные комплексы в Европе. Например, в Вене, почти в самом центре города, расположен один из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов в Европе. Уже в то время он соответствовал экологическим нормам, а сегодня есть технологии позволяющие строить практически безвредные производства.

Подобные выступления отбросили нашу страну на десятилетия назад. Сегодня переработка в России остается одной из самых отсталых в мире. Единственное исключение составляет Татарстан и, в меньшей мере, Башкирия. Татарстан уже давно работает над созданием в республике нефтехимического кластера. Посещая в последние годы выставки, можно проследить, как несколько лет назад компании Татарстана демонстрировали мономеры, затем полимеры, а сегодня готовые изделия 6-7 переделов. Но в этом регионе есть проблема, которая мешает полномасштабно использовать все возможности региона. Заводы Татарстана и Башкирии плохо обеспечены сырьем и работают не на полною мощность. В то же время в Западной Сибири достаточно ШФЛУ и конденсата, но никто не может принять решение о том, чтобы построить продуктопровод. Этот проект активно поддерживают президенты республики Башкортостана и Татарстана, активным сторонником является губернатор ЯНАО Кобылкин Дмитрий Николаевич. Но в правительстве не находится человека, который поддержал бы эту идею и готов был ее продвигать. Возить сырье цистернами очень накладно, оно становится в 2-3 раза дороже. Поэтому один из первоочередных вопросов в рамках реализации кластерной политики – строительство такого продуктопровода.

По вопросу производства химических продуктов мы отстали сами от себя, в сравнении с 80-ми гг мы утратили многие позиции. На одном из пленумов был провозглашен лозунг: Коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны плюс химизация народного хозяйства. Это был 1963 г., в то время я работал в Березняках, где за короткое время было построено очень много химических производств: содовый завод, лака-красочное предприятие, два калийных комбината. Но в 90-х годах строительство остановилось и это привело к серьезному отставанию отечественной нефтеперерабатывающей промышленности.

Сегодня в правительстве нет ведомства, отвечающего за развитие нефтегазохимической отрасли. Раньше было два министерства: первое - министерство нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности, второе – министерство химической промышленности. Союз нефтегазопромышленников России ставил перед министром энергетики А. Новаком вопрос о необходимости введения в состав министерства должность заместителя, который бы отвечал за развитие нефтехимии и нефтепереработки. В министерство сегодня пришли понимающие люди, с которыми установились хорошие контакты, но, пока нет соответствующего ведомства, говорить предметно не с кем.

- В вопросе формирования и дальнейшего развития кластера от кого должна идти инициатива, от компаний или государства?

- Государство должно принять решение о создании кластеров и дать добро на работы в этом направлении. Разработана программа развития до 2020 г., но она очень неконкретная. Что касается кластеров, в каждом конкретном случае необходимо принимать постановление. Нужно создавать определенные стимулы. Например, налоговые каникулы, разумные кредиты с льготными условиями, кроме того, есть резервный фонд, который тоже можно использовать. Сегодня можно взять кредит в любом иностранном банке под вполне разумные проценты.

- А с технологиями нет проблем?

- Существует много и отечественных и зарубежных технологий. Институты представляют разработки не уступающие, а зачастую превосходящие, зарубежные аналоги. В крайнем случае, технологии можно купить. В данном случае проблема скорее в оборудовании. Раньше было министерство нефтяного и химического машиностроения. Сегодня проблема в том, что для решения вопроса поставки оборудования в комплексе надо обращаться к западным компаниям.

В том же Татарстане компания Танеко построила НПЗ, но отечественного оборудования там не более 25%. В последние годы достаточно быстро развивается и нефтепереработка и нефтехимия во многих странах, в том числе в Саудовской Аравии, Индии и сроки поставки оборудования достаточно длительные. Но не всегда стоит сразу идти к иностранным компаниям. Наши заводы еще многое могут особенно в части того, что касается многотоннажной продукции: колонны, металлоконструкции, трубы. Последние мы можем на 98% производить сами. Есть хорошие технологии покрытий (эмалевые, эпоксидные). Они применяются в промышленности и демонстрируют хорошие результаты. Но для того, чтобы отечественные разработки внедрялись в производство, необходим регулирующий орган. Сегодня, без существенного изменения политики в области нефтехимии и нефтепереработки далеко не уйти.

- Если говорить о мелких предприятиях, какова их роль?

- Кластер для того и нужен, чтобы большие крупные предприятия обрастали мелкими специализированными производствами, которые будут работать на головное предприятие. Это один из принципов работы кластеров. Большим заводам сложно переориентироваться на выпуск узких серий или специализированной продукции, для этого нужны небольшие производства. Малые предприятия должны удачно вписаться в кластерную систему.

- Для работы кластера потребуется хорошо налаженная инфраструктура, строительство дополнительных мощностей электроэнергетической отрасли, автомобильные и железные дороги, порты, строительство дополнительных трубопроводов и т.д. Сопутствующие отрасли готовы создать необходимую инфраструктуру?

- Что касается инфраструктуры, конечно готовы. Особенно много объектов необходимо будет построить в отдаленных районах Сибири и Дальнего Востока. За 60 лет со дня открытия Западно-Сибирской провинции (а со дня освоения и того меньше) было построено 17 новых городов. Эти города продолжают развиваться по сей день. Ноябрьск, Когалым, Надым, Нижневартовск – это современные города с хорошей Инфраструктурой. Поэтому надо использовать уже имеющуюся инфраструктуру.

Сегодня Союз нефтегазопромышленников работает над проектом перерабатывающего завода в Волгоградской области. Город, в котором его планируется расположить, образовывался на базе нефтяных месторождений, которые к настоящему времени себя исчерпали. А город с инфраструктурой остались. Строительство здесь перерабатывающего завода решает не только промышленную, но и социально-экономическую задачу. Сегодня функционирует специальный орган – Совет по изучению и размещению производительных сил. Раньше он работал при госплане. Те города, о которых мы сейчас говорим, появились не случайно, они строились там, где были нефтяные и газовые месторождения.

- О какой временной перспективе образования кластеров можно говорить?

- В первую очередь надо расставить приоритеты, определить очередность, что крайне нужно сегодня. Я считаю, что кластеры должны быть специализированными, нефтехимическими или химическими, кластеры должны быть приближены к сырью (это может быть развитие того же Тобольска, где построены порты, собственная ТЭЦ, развита дорожная инфраструктура). Прежде всего надо определить, какие продукты необходимы. В первую очередь, это композитные материалы, смолы, волокна и т.д. и посмотреть где лучше развивать эти производства. Например, в Ивановской области очень удобно было бы развивать кластер по производству химических волокон.

Первые предприятия кластера можно создать за 10-12 лет. В Китае заводы строят за 2-3 года, при этом они сами производят оборудование.

В свое время было создано подобие газоперерабатывающего кластера в Нижневартовске, где работали 4 завода производительностью по 2 млрд каждый и 2 завода в Белозерске такой же мощности. Т.о. в одном месте появился целый комплекс и построили его в течении 4-5 лет. Оборудование купили у Японии, но все остальное делали собственными силами. Сегодня цикл растянут, но за 5-7 лет можно построить любой завод. Проблем с инвестированием тоже нет. Есть стратегические производства, куда нельзя стопроцентно пускать зарубежные предприятия. Если мы говорим о нефтепереработке, то доля зарубежных компаний не должна превышать 49% и даже в этом случае необходимо получить согласие ФАС и решить другие сопутствующие вопросы. Но все это решаемо. Была бы политическая воля. И главный вопрос сегодня – отсутствие профессионалов в управлении. Необходимы специалисты, которые могут смотреть не на 2-3 года вперед, а на 30-50 лет.

Последние 20 лет ничего практически не делалось в части развития переработки. Страна держалась только на экспорте сырья. А надо думать о перспективах развития. В Татарстане и Башкирии промышленные производства сразу создавались по кластерному принципу. Рядом с нефтедобычей строились перерабатывающие комплексы. Крупнейшие в стране комплексы были построены в Уфе, Салавате и других городах. Но это не стало главным направлением экономического развития в силу ряда причин. Это было время, когда правительство было больше озабочено развитием окраин страны, поэтому часто, без особенного экономического обоснования, заводы строили в Узбекистане, Туркмении. Создали развитую промышленность в Прибалтики. Необходимо было думать о развитии всех республик, поэтому кластерный принцип в то время не восторжествовал. Последние заводы были построены в Белоруссии и Узбекистане, а на территории современной России заводы после войны практически не строились. Поэтому сегодня российская нефтепереработка находится в плачевном состоянии.

- Какой прогноз развития российской нефтехимии и нефтепереработки вы можете дать на ближайшие 10 лет?

- Через 10 лет, в нефтехимии думаю, мало что изменится, потому что решительных шагов не делается и не намечено. Что касается нефтепереработки, то всеми компаниями анонсирована большая программа по модернизации заводов. В этом отношении уже многое сделано и сегодня заводы продолжают обновлять свои мощности. Для модернизации требуются немалые средства. Сегодня одна установка гидроочистки стоит порядка 250 млн долл., а заводов много. Директор ВНИПИнефти В. Капустин в своих подсчетах определил, что на реконструкцию заводов необходимо 50-60 млрд долл, я думаю, что потребуется минимум 80 млрд долл, чтобы привести заводы в порядок. Но дело не в деньгах, их можно найти. Главное – оборудование, которого сегодня в стране нет. Это основной сдерживающий фактор. В целом, перспектива ближайших 10 лет в сфере нефтепереработки для меня вырисовывается достаточно оптимистичной. Но в части нефтехимии, где отсутствуют серьезные заделы, такого оптимизма нет.



Статья «Синергия кластера» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№9, 2013)

Авторы:
Читайте также
Система Orphus