USD 64.9213

+0.62

EUR 70.4591

+1.04

BRENT 54.24

+0.26

AИ-92 42.48

+0.05

AИ-95 46.42

+0.14

AИ-98 52.11

+0.05

ДТ 48.24

+0.04

25 мин
95
0

Зарубежный опыт для отечественного производства

Основные проблемы российских нефтегазовых компаний при импортозамещении.

Зарубежный опыт для отечественного производства

Оптимизация распределения ресурсов для максимизации эффективности импортозамещающих проектов

В данной статье внимание сфокусировано на основных проблемах, возникающих перед российскими нефтегазовыми компаниями при реализации программы импортозамещения, проводится сравнение отечественных и зарубежных практик управления структурно-технологическим развитием крупных компаний в части формирования портфеля проектов и оптимального распределения ресурсов на их реализацию.

Введение в 2014 г. Соединенными Штатами Америки и Европейским Союзом антироссийских санкций поставило под угрозу выполнение ряда перспективных нефтегазовых проектов и, как следствие, актуализировало исследования и разработку подходов к выполнению задачи импортозамещения.

Ряд экспертов видит в санкционных ограничениях мощный стимул для развития отечественного производства, и высоко оценивают перспективы импортозамещения. Свою позицию они обосновывают наличием в России богатой природно-сырьевой базы, сравнительно низкими затратами на электроэнергию и рабочую силу, развитой транспортной инфраструктурой, сохранившимся научным потенциалом.

В пользу этой позиции говорят и успехи последних четырех лет. Самые заметные результаты достигнуты в сельском хозяйстве. Наблюдаются положительные сдвиги и в промышленности – станкостроении, фармацевтической, легкой промышленности, оборонно-промышленном комплексе. В нефтегазовом машиностроении и приборостроении можно отметить:

─      производство систем телеметрии и оборудования для направленного бурения;

─      сокращение использования иностранных катализаторов в нефтепереработке с 62,5% до 37% по итогам 2017 г.;

─      выпуск магистральных и подпорных насосов, шиберных задвижек.

С целью придать дополнительный импульс импортозамещению Государственные министерства и ведомства совершенствуют дорожные карты и внедряют меры поддержки промышленности. Так, например, Постановление Правительства РФ N 925 от 16.09.2016, установило с 01.01.2017 15%-ный приоритет для российских товаров и услуг при закупках госкомпаниями. Особые меры разработаны и в рамках утвержденной 19.06.2015 Министерством промышленности и торговли РФ «Программы импортозамещения продукции промышленного назначения, используемой для нужд ПАО «Газпром», в том числе:

─      кредитование ключевых инвестиционных проектов под льготную ставку 5% годовых из Фонда развития промышленности;

─      субсидирование уплаты процентов по кредитам в 2014–2016 гг. на реализацию новых комплексных инвестиционных проектов;

─      специальный инвестиционный контракт, включающий льготы по налогам, сборам, уплате таможенных платежей, арендной плате за пользование государственным имуществом.

Однако даже при наличии разнообразных программ и инструментов государственной поддержки, санкции всё же создают существенные ограничения. Так, например, российская промышленность пока не может заместить порядка 90% иностранных технологий для добычи углеводородов на шельфе и 80% – для производства сжиженного природного газа (СПГ).

Эти и подобные факторы являются причиной более сдержанного оптимизма в отношении перспектив импортозамещения со стороны другой группы экспертов. Представители этой группы обращают внимание на дефицит высококвалифицированных кадров, недостаточное финансирование НИОКР, условия членства России в ВТО, несовершенство нормативно-правовой базы, создающее дополнительные сложности в реализации программ импортозамещения и способствующее появлению проектов «импортозамещения на бумаге», отсутствие в России крупных инжиниринговых компаний и EPC подрядчиков.

Можно бесконечно долго анализировать факторы, оказывающие влияние на успешность импортозамещения в России, выделять позитивные и негативные, полемизировать, какое значение имеет каждый из них. А можно поступить иначе – выделить главное препятствие для реализации эффективной программы импортозамещения и разработать подходы к нивелированию его негативного влияния. На наш взгляд, основным препятствием является конфликт между количеством и разнообразием проектов импортозамещения с одной стороны, и ограниченностью всех видов ресурсов для их реализации с другой. Решение этого противоречия видится на путях разработки и внедрения методов, которые бы, во-первых, обеспечили выбор самых актуальных проектов импортозамещения, и, во-вторых, обеспечили наиболее рациональное распределение и использование ресурсов для их реализации.

Мы не первые столкнулись с задачами широкомасштабной модернизации производства в условиях ограниченных ресурсов. В США и затем в других высокоразвитых странах осознание важности и трудности такого рода задач относится к концу 1950-х – началу 1960-х гг. Решения были найдены на путях приведения структурного и технологического развития крупных диверсифицированных предприятий и промышленных корпораций в соответствие с факторами современного НТП. Эти факторы, в первую очередь, проявляются в больших масштабах, высокой сложности и, что очень важно, динамичности структуры хозяйственных единиц.

В связи с санкционной политикой США и ЕС, применение зарубежного опыта трансформации хозяйственных структур и обновления технологии становится актуальным для выполнения задач повышения конкурентоспособности Российской экономики через импортозамещение. Наиболее существенной особенностью этого опыта является качественное совершенствование подходов к структурно-технологическому развитию.

Методологической основой традиционного подхода является иерархическое подразделение сложного целого на элементы, взаимосвязанные отношениями субординации по вертикали и координации по горизонтали. При реализации иерархического подхода для анализа структуры хозяйственной единицы вначале определяется и описывается ее функция. Далее в общей функции выделяется первый уровень подфункций. Затем в подфункциях первого уровня выделяются подфункции второго уровня, и так до уровня неделимых элементарных функций (операций). В результате получается древовидная иерархическая схема функции хозяйственной единицы. На этапе синтеза подфункциям ставятся в соответствие необходимые для их выполнения силы и средства в форме элементов технологического обеспечения (оборудование, персонал, и т.д.). Хозяйственная структура формируется путем объединения сил и средств в связанные отношениями субординации и координации подразделения в составе хозяйственной единицы.

Основными достоинствами иерархического подхода являются его простота и универсальность. Он может быть применен как к маленькой компании, так и к экономике целой страны. Именно это и было сделано в СССР, хозяйство которого представляло собой единую иерархическую структуру.

Одной из трудностей, возникающих в связи с применением иерархического подхода, является выбор основания для подразделения сложного объекта на составные части. В соответствии с правилами логики, в иерархической схеме должно выполняться условие единства основания деления, по крайней мере, в пределах каждого уровня. На практике это условие выполнить совсем не просто. Поэтому предпринимаются попытки применить в иерархическом подразделении сложных объектов сразу несколько различных оснований (функциональное, структурное, целевое). Это приводит к усложнению задач формального анализа сложных структур и дезорганизации информационных процессов.

В результате иерархический подход имеет два существенных недостатка. Во-первых, он позволяет учесть только ограниченное количество характеристик элементов в сложной структуре хозяйственной единицы, что затрудняет анализ тенденций и направлений ее развития. Во-вторых, при больших масштабах и высоком уровне сложности структуры сильно затрудняется реализация горизонтальных координационных связей (распределение работ, производственная кооперация, управление финансами, качеством и т.д.).

Следствием этого являются объективные ограничения на сложность структуры, к которой может применяться иерархический подход. Это подтверждается практикой высокоразвитых стран, где иерархические структуры сохранились только в слабо диверсифицированных малых и средних фирмах.

Применение иерархического подхода неизбежно ведет к снижению эффективности крупной хозяйственной единицы. Показать это можно на следующем простом примере. Предположим, что производственное объединение имеет в своем составе два предприятия, занятые совместным выпуском какого-либо сложного изделия. Для каждого из предприятий можно предложить комплекс критериев, характеризующих его индивидуальную эффективность в сравнении с другими предприятиями, выпускающими однородную продукцию. В частности, одним из важнейших критериев являются затраты всех видов ресурсов на выпуск единицы продукции.

Показатели эффективности не являются незыблемым свойством предприятия, а зависят от множества событий, наступающих с той или иной вероятностью. Для наглядности предположим, что вероятность эффективного функционирования каждого из предприятий в составе объединения p=0,90. В простейшей интерпретации это значит, что в среднем 90% времени соответствующие показатели каждого предприятия не хуже, чем у конкурентов. В условиях примера вероятность того, что все объединение в данный момент времени является эффективным, будет равна вероятности одновременной эффективности обоих предприятия в его составе, т.е. P=p·p=0,81. Если в составе объединения три производственных предприятия, то при тех же условиях P будет равна уже 0,73.

Конечно, эта иллюстрация является сильно упрощенной. Однако и в более сложных моделях, и в реальной жизни результат будет тот же. Увеличение глубины и разветвленности иерархической структуры неизбежно ведет к усложнению проблем координации ее элементов, следствием чего является снижение эффективности. В частности, это объясняет, почему при пересчете на мировые цены удельные затраты крупных российских предприятий с иерархической структурой значительно превышают затраты зарубежных фирм, уже давно перешедших на иные принципы организации.

Жесткие условия рыночной конкуренции вынудили западные корпорации сосредоточить усилия на повышении эффективности использования ресурсов. Одной из основ выполнения этой задачи стал функционально-системный подход, существенной особенностью которого является комплексное развитие хозяйственных структур и технологий. 

С позиций функционально-системного подхода технология представляет собой комплексную совокупность всех элементов средств и способов, необходимых для выполнения хозяйственной функции в виде производства продукции или предоставления услуг.

При этом к категории средств относятся материальные факторы хозяйственной деятельности, такие как производственные сооружения и площади, оборудование и приспособления, энергия, сырье, полуфабрикаты. К категории способов относятся нематериальные факторы, например, организация и управление, квалификация, профессиональный опыт и мотивы персонала, регламенты, стандарты, содержание различного рода документации и т.д. Все элементы средств и способов должны быть выверены количественно и качественно по их необходимости и достаточности для выполнения определенной хозяйственной функции и органически увязаны в единый технологический комплекс. В форме технологических комплексов может определяться хозяйственная структура крупного предприятия, производственного объединения, отрасли и даже всей экономики страны.

Важная особенность подхода заключается в том, что сложные функционально-ориентированные системы в форме технологических комплексов могут быть структурированы на подсистемы таким образом, что каждая из них на соответствующих уровнях сложности будет представлять собой технологический комплекс.

Правила, которыми следует руководствоваться при подразделении систем, устанавливаются следующими определениями:

Функциональная система – на любом уровне сложности представляет собой комплексную совокупность средств и способов, обеспечивающую выполнение целесообразной функции, содержание которой соответствует данному уровню сложности.

Подсистема – на любом уровне сложности представляет собой составную часть системы, необходимую для выполнения функции всей системы, но не способную выполнить эту функцию самостоятельно.

Иллюстративная схема подразделения сложной структуры производственного объединения на функционально-системной основе в одном из возможных “вертикальных разрезов” приведена в Табл. 1. В качестве простейшего технологического комплекса в таблице представлено крепежное устройство в виде болта с гайкой. Он отнесен к низшему (нулевому) уровню сложности, поскольку в его составе невозможно выделить какие-либо более простые подсистемы.

Важнейшим отличием функционально-системного подхода от иерархического является использование понятия функциональной системы в качестве единственного основания подразделения сложной структуры из всех возможных. Это позволяет упорядочить процесс формального анализа объекта в форме иерархической схемы. 

Таблица 1.

Иллюстративная схема подразделения сложной структуры

производственного объединения

Уро-вень

Функция

Технологические комплексы

Система

Подсистема

5

Разработка, производство, коммерческая реализация модульных газотурбинных электростанций.

Крупное научно-производственное объединение.

Предприятие в составе объединения.

4

Производство компонентов газовых турбин.

Предприятие в составе объединения.

Цех механообработки.

3

Механическая обработка деталей.

Цех механообработки.

Комплекс токарной обработки, в т.ч. станок, устройство ЧПУ, оператор, другие элементы средств и способов.

2

Токарная обработка валов.

Комплекс токарной обработки, в т.ч. станок, устройство ЧПУ, оператор, другие элементы средств и способов.

Суппорт станка с инструментальной головкой.

1

Перемещение инструментов относительно заготовки.

Суппорт станка с инструментальной головкой.

Болт с гайкой.

0

Крепление инструментальной головки к суппорту.

Болт с гайкой.

Нет.

   Технологические комплексы могут функционировать только при наличии в их составе всех необходимых средств и способов. Характерно, что даже на предельно низком уровне выделения комплексов невозможно отделить средства от способов их применения. Представленный в Табл. 1. на нулевом уровне комплекс состоит всего из двух материальных элементов – болта и гайки. Его функция состоит в креплении инструментальной головки к суппорту. Способом выполнения функции является свинчивание болта и гайки. На более высоких уровнях интеграции технологии происходит лавинное нарастание разнообразия и сложности способов по сравнению с относительно медленным ростом разнообразия и сложности материальных средств.

В связи с этим следует обращать особое внимание на развитие нематериальных элементов в составе технологии. Необходимость в этом обусловливается усложнением средств, главным образом под влиянием НТП. Ранее, при сравнительно простых и медленно изменяющихся средствах выполнения тех или иных функций, развитие способов выражалось и исчерпывалось постепенным накапливанием навыков персонала. Сегодня такой подход больше не работает, и для развития способов необходимы не только особое внимание, но и выполнение дорогостоящих разработок.

Различные средства и способы могут быть отнесены к определенным отраслевым группировкам. Например, в составе крупного машиностроительного объединения можно выделить такие группировки, как “литейное производство”, “кузнечно-штамповое производство”, “механообработка”, “сборочное производства”, а также “снабжение”,  “маркетинг и сбыт” и т.д. В пределах этих группировок можно выделить следующий уровень видового разнообразия средств и способов. Например, в отраслевую группировку “механообработка” входят группировки “токарная обработка”, “фрезерование”, “шлифование”.

Менеджмент при реализации функционально-системного подхода перестает быть некой управляющей надстройкой над хозяйственной структурой и технологией. Его элементы относятся к категории способов и становятся неотъемлемой частью технологических комплексов, приобретая при этом соответствующую отраслевую специфику.

Функционально-системный подход является основой для формирования матричной хозяйственной структуры предприятия в форме отношений между его задачей с одной стороны и средствами и способами – с другой (не следует смешивать с матричной организационной структурой).

Общий принцип формирования такой хозяйственной структуры проиллюстрирован на Рис. 1. Вертикальными линиями на схеме показаны различные в отраслевом отношении средства и способы выполнения разнообразных функций. Возможности их развития и использования зависят от наличия ресурсов.

Горизонтальными линиями на схеме показаны функции, обеспечивающие в совокупности выполнение задачи хозяйственной единицы. Технологические комплексы формируются путем установления соответствия между функцией и элементами средств и способов по критерию их необходимости по составу и достаточности по количеству. На схеме комплексы формируются в точках пересечения вертикальных и горизонтальных линий.


    Понятно, что одна и та же функция может быть выполнена технологическими комплексами, отличающимися по составу и количеству элементов. Пусть, например, задача состоит в производстве валов. Один и тот же вал можно изготовить на сложном и дорогом обрабатывающем центре с программным управлением, или на нескольких дешевых токарных станках-автоматах, рассчитанных на выполнение одной-двух операций. Этот же вал может выточить рабочий-станочник на универсальном токарном станке с ручным управлением. Все возможные технологические комплексы, обеспечивающие выполнение одной и той же функции, образуют целевую группировку. Комплексы в группировке будут различаться по эффективности (например, точность и постоянство размеров валов) и затратам.

Постановка задачи развития сложной хозяйственной структуры в форме матричной схемы основывается на том, что она отражает не только фактическую, но и потенциально возможную структуру объекта на каждом уровне сложности. В этом состоит второе существенное отличие функционально-системного подхода от иерархического.

Третье отличие заключается в том, что в матричной хозяйственной структуре основной формой отношений является координация, а не субординация, доминирующая в иерархической структуре. Это, в частности, позволяет избежать хорошо знакомую любому российскому производственнику ситуацию, когда для обработки двух близких по конструкции деталей в соседних цехах устанавливаются два разных станка.

Развитие хозяйственной единицы зависит от возможностей создания новых средств и способов и ограничивается имеющимися ресурсами. Из этого следует необходимость основываться в синтезе развивающейся сложной структуры на принципе выбора наилучшего из реально возможного. Матричная схема обеспечивает возможность реализации этого принципа в результате сравнительной оценки и выбора альтернативных комплексов в составе целевых группировок путем соотнесения показателей “эффективность-затраты” на всех уровнях сложности.

В данном случае эффективность технологического комплекса оценивается по соответствию его функциональной характеристики задаче и степени достижения определенного задачей результата при выполнении функции. Основой для определения затрат являются оценки потребностей в конкретных видах ресурсов для создания и использования средств и способов в комплексе, обеспечивающем выполнение функции.

Таким образом, матричная схема сложного производственного объекта позволяет сформулировать задачу сравнительной оценки и выбора альтернативных хозяйственно-технологических структур в двух возможных формулировках. Во-первых, максимизация эффективности при фиксированных затратах и, во-вторых, минимизация затрат для заданной эффективности.

Создание и интеграция технологических комплексов связаны с выполнением трудных задач. Жесткие законы рыночных отношений способствуют ориентации на использование совершенных комплексов, поскольку без этого невозможно рассчитывать на успех в конкуренции. Но само по себе развитие технологии и хозяйственных структур возможно только в результате специально организованных усилий. Соответствующие принципы и методы составляют содержание сформировавшейся в 1950-1960 гг. в США прикладной научной дисциплины, получившей название системного проектирования (Systems Engineering). Методология системного проектирования (не следует смешивать с “системотехникой”) широко представлена сегодня за рубежом в литературе, а также в квалификации новой категории специалистов – системных инженеров.

Функционально-системный подход исключает, например, хорошо знакомую нам болезненную проблему освоения новых образцов техники. В отечественной промышленности изделие традиционно создается в форме конструкторской документации, которая является результатом опытно-конструкторских работ. Новое изделие осваивается в производстве на имеющемся, часто не приспособленном для этого производственном оборудовании, что оказывается трудно преодолимым препятствием для производства изделия или же оно приспосабливается к оборудованию с утратой при этом нового качества.

В технологическом комплексе конструкторская документация является только одним из элементов, с которым должны быть согласованы все другие элементы комплекса (производственное оборудование, квалификация персонала, сырье, менеджмент и т.д.). В результате не возникает проблемы внедрения нового изделия в производство, но появляются проблемы иного рода.  Дело в том, что создание технологического комплекса обычно связано со значительными затратами. Окупаемость затрат и прибыльность производства зависят от рыночной реализации продукции. Этим объясняется значительное внимание, уделяемое в развитых странах деятельности и специальным методам изучения рынка – маркетингу.

Важным условием рыночной реализуемости продукции являются ее себестоимость и цена. В создании нового технологического комплекса себестоимость и цена его продукции являются предметом особого внимания. Применяемые для этого методы систематизируются в содержании специальной научной дисциплины, которая в буквальном переводе на русский язык может быть названа стоимостным проектированием (Value Engineering).

Качественное развитие отдельных элементов технологических средств и способов осуществляется в формах НИОКР – проблемно– ориентированных научных исследований и опытно-конструкторских работ (Research and Development). Научные и технические достижения в результате этой деятельности представляют собой основу создания технологических комплексов с одинаковой функцией, но различающихся по составу средств и способов в их структуре, эффективности и затратам. Для разрешения проблем выбора комплексов по критерию “эффективность-затраты” в США разработаны методы, составившие содержание еще одной специальной научной дисциплины – анализа систем (Systems Analysis). Не следует смешивать эту дисциплину с междисциплинарным методологическим подходом, известным под названием системного анализа – они различны в предметном и содержательном отношениях.

Большое значение имеет промежуток времени, необходимый для создания технологического комплекса. Он определяется продолжительностью жизненного и реализационного циклов.

Продолжительность жизненного цикла равна периоду времени, в течение которого в результате НТП происходит качественное обновление технологических средств и способов определенного вида и, как результат, появляются возможности качественного обновления технологии. Продолжительность жизненного цикла зависит от специфики технологического комплекса. Короткий жизненный цикл характерен, например, для электронного приборостроения. В машиностроении и энергетике его продолжительность обычно составляет 15–20 лет.

Реализационный цикл соответствует периоду времени, необходимому для создания и ввода в действие нового технологического комплекса. Для этого необходимо  предварительно определить задачу применения комплекса, состав элементов, а также оценить эффективность и потребности в ресурсах. Длительность реализационного цикла также зависит от сложности и масштабов комплекса. Небольшое производственное предприятие можно построить и запустить в течение нескольких месяцев. Для освоения не самого крупного нефтегазового месторождения может не хватить двадцати лет.

Абстрагируясь от конкретных значений продолжительности циклов, следует отметить, что исследование возможностей качественного обновления технологических комплексов должно осуществляться с упреждением к будущему, равным продолжительности жизненного цикла. Решение о создании и вводе в действие нового технологического комплекса должно приниматься с упреждением, равным продолжительности реализационного цикла.

За рубежом для структурно-технологического развития хозяйственных единиц применяется функционально-системная методология планирования и управления, которые всегда представляют собой принятие решений ответственными и полномочными должностными лицами на основе специально оформленных данных. Методология основывается на подготовке по определенным правилам комплекса из следующих трех основных плановых форм:

-     Объединенного стратегического плана;

-     Комплексной программы;

-     Предметного бюджета.

Взаимосвязь форм показана на Рис. 2. Стратегический план разрабатывается на перспективу соответственно продолжительности реализационного цикла технологических комплексов. В нем определяются цели развития, а также требования к составу технологических комплексов в хозяйственной структуре.

В Программе развития на перспективный период (продолжительностью 3-5 лет в зависимости от масштабов структуры), определяются условия и порядок выполнения требований стратегического плана, в том числе размеры затрат и потребности в ресурсах для создания и использования технологических комплексов. На уровне программы осуществляется формирование и выбор предпочтительных целевых группировок.

Формой реализации программы являются разработка и исполнение Предметного бюджета. В бюджете ассигнования выделяются для выполнения конкретных задач с распределением по организационным компонентам, участвующим в их выполнении сообразно предметной специализации.



Нетрудно заметить, что комплекс плановых форм является отражением матричной схемы структуры хозяйственной единицы на функционально-системной основе.

Структурно-технологическое планирование предполагает необходимость развитого прогнозно-аналитического обеспечения. К его основным задачам относится, во-первых, прогнозное изучение в пределах продолжительности жизненного цикла возможностей создания качественно новых технологических комплексов. Во-вторых, –  сравнительная оценка альтернативных технологических комплексов по эффективности и затратам, связанным с их созданием и использованием. Эти оценки являются исходными данными для принятия решений по оптимизации хозяйственных структур и технологий в смысле выбора наилучшего из реально возможного.

В составе основных форм структурно-технологического планирования Предметный бюджет разрабатывается на один год соответственно естественному циклу хозяйственных процессов. В связи с разработкой бюджета на очередной год уточняется, корректируется и продолжается на один год в будущее содержание всех других прогнозно-аналитических и плановых форм. В этом заключается принцип непрерывности планирования, позволяющий оперативно реагировать на любые изменения в условиях развития.

Структурно-технологическое планирование обеспечивает выполнение ряда задач. Важное значение имеет задача приведения целей развития в соответствие с существующей структурой хозяйственной единицы. Для этого выполняются итерации, в результате которых состав и содержание целей и задач приводится в соответствие с фактической структурой объекта. Эта структура, в свою очередь, последовательно перестраивается соответственно актуальным целям и задачам, а также экономическим, научным и техническим возможностям.

Другой важной задачей является стимулирование НТП в качестве главного современного фактора развития технологии. Это осуществляется путем целенаправленного определения и всестороннего обеспечения тематики НИОКР, ориентированных на качественное развитие элементов средств и способов в технологических комплексах и комплексов в целом.

Задачи структурно-технологического планирования ограничиваются только целенаправленным, пропорциональным и сбалансированным развитием хозяйственных единиц на перспективной научной и технической основе. Следует особо подчеркнуть, что задачи не распространяются на процесс производства, который организуется и регулируется на основе рыночных отношений.

Показательной иллюстрацией особенностей и возможностей подхода является система ППБ – “планирование, программирование, разработка и исполнение бюджета” (Planning, Programming, Budgeting, and Execution System). Она была разработана на рубеже 1960-х гг. в министерстве обороны (МО) США, где и используется поныне. Система ППБ является прототипом всех современных систем структурно-технологического планирования, применяемых в промышленных корпорациях, государственных ведомствах, медицинских учреждениях, исследовательских центрах, университетах и других крупных хозяйственных единицах высокоразвитых стран.

Не нужно настораживаться в связи с примером, относящимся к военным ведомствам. Эти ведомства в США не похожи на наши. В США министерство обороны – это государственная хозяйственная единица, крупнейшая по доле в валовом национальном продукте (ВНП) страны. В смысле организации управления она могла бы стать прототипом крупнейших российских компаний, как государственных, так и частных.

В 1960-е гг. система ППБ была внедрена в практику МО США, а затем и корпораций, являющихся подрядчиками при выполнении проектов МО США. По американской экономике прокатилась цепная реакция перехода на новые методы формирования хозяйственных структур и развития технологий.

Обеспечение целесообразного распределения и эффективного использования ресурсов рассматривалось в качестве важнейшей стороны деятельности руководства МО США с его образования в 1947 г. Объясняется это огромными затратами на обеспечение эффективности вооруженных сил, а также необходимостью разрешения сложных проблем использования достижений НТП для развития вооружений.

В итоге пятилетнего использования системы ППБ в министерстве обороны США была радикально перестроена структура вооруженных сил с повышением их боеспособности и последующим снижением основных затрат на военные цели почти вдвое по их доле в ВНП (примерно с 10 до 5%).

Система ППБ осваивалась в министерстве обороны США при непосредственной поддержке президента Д. Кеннеди. Непосредственное руководство разработкой и внедрением системы осуществлял министр обороны Р. Макнамара, занимавший перед этим пост генерального управляющего корпорации “Ford”, где были отработаны методы, ставшие основой ППБ. Они позволили значительно улучшить показатели производственной и экономической эффективности корпорации.

Освоение методологии планового управления структурно-технологическим развитием достаточно сложно и  требует создания коллективов, укомплектованных высококлассными профессионалами в разных сферах деятельности – инженеров, специалистов по планированию и управлению, маркетингу, логистике, финансовых аналитиков и т.д. Создание таких коллективов в границах одной хозяйственной единицы трудно в организационном плане и неоправданно по затратам. Для выполнения такого рода задач мировой опыт подтверждает целесообразность привлечения специализированных фирм.

В МО США связанные с внедрением ППБ разработки выполнялись специально созданной RAND Corp. Аналогичную роль в обеспечении развития российских хозяйственных единиц могут выполнить отечественные консультационные компании, имеющие соответствующие знания и опыт. 

Методология планового управления структурно-технологическим развитием является одним из конкретных и действенных инструментов для глубокой реконструкции отечественного производства и достижения целей импортозамещения. Выполнение задачи обеспечивается, во-первых, – постановкой точных и обоснованных целей и задач структурно-технологического развития в категориях разработки и производства конкретной продукции, а также оптимизацией распределения и максимизацией эффективности использования ресурсов на их достижение. Во-вторых, – трансформацией хозяйственной структуры российских предприятий в форму, уже много лет существующую в зарубежных корпорациях. Это повысит совместимость хозяйственных структур отечественных предприятий и расширит возможности кооперации при создании и коммерческой реализации сложных, многокомпонентных изделий.

Литература:

1. Рязанов В.Т. Импортозамещение и новая индустриализация России, или как преодолеть стагнацию

2. Одесс В.И. Импорт и его замещение отечественной продукцией — задача российской экономики и реальность её быстрого решения // Бизнес в законе. 2014. – №4. – С.152–154.

3. Долгих А. В., Федотова К. А. Импортозамещение как ответный шаг на санкции в нефтегазовом комплексе России.

4. Пельменёва А.А. Глобальные вызовы и развитие экономики нефтяной и газовой промышленности (раздел 2 в коллективной монографии). Коллективная  монография  «Теория  устойчивого развития  экономики  и  промышленности». - СПб.:Санкт – Петербургский  политехнический  университет Петра Великого. – 2016.  – С. 117 - 144.

5. Половинкин  В. Н., Фомичев А.Б. Основы  и  перспективы  политики импортозамещения в отечественной экономике.  ПроАтом.ru

6. К. Молодцов: Россия успешно реализует программу импортозамещения в нефтегазовой отрасли

7. Постановление Правительства Российской Федерации от 16 сентября 2016 г. N 925 г. Москва "О приоритете товаров российского происхождения, работ, услуг, выполняемых, оказываемых российскими лицами, по отношению к товарам, происходящим из иностранного государства, работам, услугам, выполняемым, оказываемым иностранными лицами"

8. Сайт Министерства промышленности и торговли Российской Федерации

9. Крылов П.В. Основные этапы процесса импортозамещения продукции, используемой на объектах ПАО «Газпром» // Территория «НЕФТЕГАЗ». 2015. No 11. С. 12–18.

10. Выступление министра энергетики Российской Федерации А.В.Новака на Форуме «Нефть и газ-2015»:«Импортозамещение в нефтегазовом комплексе России»

11. Кершенбаум В. Как не болеть от западных «чихов» // Нефть России. 2016. – № 1-2. – С. 23

12. Кершенбаум, В.Я. Импортозамещению в НГК необходим системный подход / В.Я. Кершенбаум // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. – 2015. ‒ № 4. – С. 13-16.

13. Шмаль, Г.И., Кершенбаум, В.Я. Траектория НГК: импортозамещение – импортонезависимость ‒ конкурентоспособность / Г.И. Шмаль, В.Я. Кершенбаум // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. – 2015. ‒ № 4. – С. 3-4.

14. Шмаль, Г.И. Импортонезависимость НГК. Возможна ли? / Г.И. Шмаль // Управление качеством в нефтегазовом комплексе. – 2015. ‒ № 4. – С. 9-12. 2

15. Жакевич Александр Георгиевич Импортозамещение: проблемы и перспективы // Вестник МИЭП. 2015. №1 (18).

16. Blanchard B., Fabricky W. Systems Engineering and Analysis, 3rd Edition. – Prentice-Hall, Inc. – 1998. – 738 p.

17. Хитч Ч. Руководство обороной. Основы принятия решений. Пер. с англ. М:, Советское Радио, 1968,107 с.

18. Р. Джонсон, Ф. Каст, Д. Розенцвейг. Системы и руководство. Изд. 2-е, дополненное. Нью-Йорк, 1967 г. Пер. с англ. под ред. Ю.В. Гаврилова и Ю.Т. Печатникова. М: «Советское радио», 1971, 648 с.

Авторы: 

Казаковцев Дмитрий Владимирович,
заместитель генерального директора ООО «КВЭРНЕР», к.э.н.,

Пападмитриева Лариса Владимировна,
специалист по развитию бизнеса, ООО «КВЭРНЕР», Кафедра экономики нефтяной и газовой промышленности РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина



Статья «Зарубежный опыт для отечественного производства» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№3, 3 2018)

Полная версия доступна после покупки

Авторизироваться
Читайте также
Система Orphus