Срочный рынок. Как упростить и обезопасить работу его участников - Компании - Статьи журнала
4 мин
80
0

Срочный рынок. Как упростить и обезопасить работу его участников

Срочный рынок. Как упростить и обезопасить работу его участников

Срочный (или фьючерсный) рынок на поставку нефтепродуктов пытаются запустить в России еще с 2007 года. Основным производным финансовым инструментом, отражающим суть рынка, выступает срочный контракт купли-продажи базового актива, при заключении которого стороны договариваются только об уровне цены и сроке поставки. Казалось бы, такой формат сотрудничества мог бы упростить работу многих участников рынка нефтепродуктов, а также ускорить и удешевить сделки, но успехи в данном направлении за 9 лет невелики. В чем заключается основная причина отсутствия развития срочного рынка в нашей стране, кому может быть интересна данная схема и как активизировать механизм, рассказал начальник отдела маркетинга и биржевой торговли компании «МОБОЙЛ» Ринат Хантемиров.


– Ринат Римович, почему, на Ваш взгляд, срочный рынок в России не приживается?

– Считаю, что основная причина заключается в существующих на сегодняшний день стандартах, интересных для финансистов, но не для покупателей и продавцов реального товара. Многие финансовые компании предлагают использовать срочный рынок, к примеру, для привлечения дополнительных инструментов по покупке/продаже необходимых нефтепродуктов или захеджировать (застраховать) риски неблагоприятного изменения цены нефтепродуктов, либо даже заработать высокую доходность на изменении цены нефтепродуктов. Но основная суть срочного рынка заключатся не в этом.

 

– Так кому могут быть интересны срочные контракты на российском рынке?

– Я бы выделил несколько основных групп. Первая – это владельцы АЗС, вторая – участники тендеров по закупкам для государственных нужд либо для крупных потребителей, третья – нефтяные компании.

 

– Расскажите подробнее, в чем выгода каждой группы.

– Если говорить о первой группе, то ситуация на сегодня такова: на низком рынке конечные потребители закупают сырье необходимого объема и отправляют его на хранение, дабы обезопасить себя от возможного будущего дефицита и сохранить маржу в случае роста цен. При этом производится оплата процентов банку, стоимости хранения – нефтебазе, возникают простои вагонов. Но ведь гораздо безопаснее и выгоднее поступить по-другому. Если я – владелец АЗС и известна цена реализации (а движение цен на заправках в последние годы осуществляется, как правило, в одном направлении), то мне должно быть интересно купить контракт на поставку нефтепродуктов с отгрузкой с конкретного НПЗ в определенном месяце и по цене, не превышающей приемлемую маржу. При этом нет необходимости «замораживать» деньги в товаре и платить за хранение сырья.

 

– Логично.А в чем преимущество срочного контракта для второй группы?

– При крупных закупках существует объективный конфликт интересов, когда приобретающей стороне хочется зафиксировать цены на как можно более длительный период (квартал, полгода, год), поскольку у нее есть определенный бюджет на закупку, а потенциальный поставщик может более-менее точно спрогнозировать цену лишь на ближайшие 1-2 месяца. Соответственно, поставщик либо должен заложить свой риск в цену, выходя с завышенным предложением, либо рисковать, и в случае роста цен, зачастую отказываться от поставок. Так вот фьючерсы могли бы сгладить эту проблему.

 

– А что могут извлечь из фьючерсного рынка нефтяные компании?

– Я считаю, что компаниям не обязательно реализовывать весь объем продукции, особенно в сжатые сроки при низком спросе на спот-рынке. Можно попробовать продавать срочные контракты, планируя свою реализацию и заранее получая отгрузочные разнарядки. Тем более, что для ВИНКов ситуация в чем-то аналогична условиям на АЗС – заранее известны затраты на добычу, транспортировку, переработку. Поскольку состояние мирового рынка нестабильно, можно захеджировать свою маржу через срочные контракты, как, например, сделали производители сланцевой нефти в США. В данном случае есть возможность упустить выгоду, если рынок сильно вырастет, зато в случае падения, обеспечен стабильный заработок. Особо отмечу, что покупателям/продавцам срочного контракта, как правило, нужна отгрузка продукта, а не финансовый результат от закрытия сделки.

 

– Вы объяснили, как срочный рынок мог бы помочь участникам нефтяного бизнеса. Но какие шаги нужно предпринять, чтобы запустить этот механизм?

– Для начала я бы предложил использовать поставочные (!) срочные контракты на базе действующих спотовых договоров в рамках наиболее ликвидных биржевых базисов на «Санкт-Петербургской Международной Товарно-сырьевой Бирже» (СПбМТСБ). Представленная линейка срочных контрактов могла бы дополнить проект по запуску осенью этого года на российской бирже торгов поставочных биржевых контрактов на нефть. Такой вариант явился бы первым шагом к развитию рынка срочных контрактов в нашей стране. А его итоги могут стать наглядным примером для участников рынка нефтепродуктов.

 

– В заключение, какие глобальные изменения должны произойти для активизации фьючерсного рынка на поставку нефтепродуктов?

– Если срочный рынок будет отвечать нуждам конечных потребителей и производителей, которых сейчас на нем крайне мало, то очень быстро он станет интересен и для финансовых компаний. Но нужно идти именно по такому пути – от хеджеров к финансистам, а не наоборот, как пытаются сделать сейчас. Такой вариант не только повлияет на ускорение развития фьючерсных контрактов, но и позволит охватить как можно большее число участников рынка нефтепродуктов.

 



Статья «Срочный рынок. Как упростить и обезопасить работу его участников» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№10, Октябрь 2016)

Авторы:
Комментарии

Читайте также