USD 76.2711

+0.23

EUR 89.4813

-0.52

BRENT 41.36

-0.3

AИ-92 43.38

+0.02

AИ-95 47.5

+0.05

AИ-98 53.48

+0.01

ДТ 47.38

0

14 мин
217
0

Анализ внешнеторгового процесса между Россией и КНР на примере проектов поставок газа

Авторы рассматривают в статье историю переговорного процесса между Россией и Китаем по поводу реализации проекта поставок газа по магистральному газопроводу «Сила Сибири». В статье описаны некоторые факторы, которые наибольшим образом смогли оказать влияние на развитие российско-китайских отношений в газовой сфере. Вторая часть статьи посвящена еще только готовящемуся проекта поставок газа по западному маршруту «Сила Сибири – 2». Авторы статьи задаются вопросом наиболее оптимального пути пролегания трубы, по которой природный газ будет поставляться с российских месторождений китайскому потребителю. Рассмотрена взаимосвязь между резкой активизацией переговоров по второму проекту и тем, как вспышка нового вируса в Китае скажется на внутри страновом газовом потреблении. Как скажется уровень потребления газа в Китае на поставках голубого топлива из России?

Анализ внешнеторгового процесса между Россией и КНР на примере проектов поставок газа

27 марта 2020 года состоялась рабочая встреча Президента России Владимира Путина с главой компании «Газпром» Алексеем Миллером, где был согласован переход к прединвестиционной стадии – разработке технико-экономического обоснования и начала проектно-изыскательских работ для газопровода «Сила Сибири-2».[1]Важным было бы еще раз вспомнить в каких условиях наши страны добились подписания договора по первому газопроводу в Китай, и как нашей стране стоило бы учесть изменившуюся мировую конъюнктуру для извлечения максимальной выгоды от второго проекта.

Сегодня важность проекта «Сила Сибири» ни у кого не вызывает сомнений. Это самый масштабный инвестпроект «Газпрома» за всю историю компании. Владимир Путин на церемонии ввода в эксплуатацию газопровода 2 декабря 2019 года назвал 30-летний контракт на поставку газа в Китай между Газпромом и Китайской национальной нефтегазовой корпорации CNPC, заключенный в мае 2014 года, «крупнейшим соглашением в истории отечественной газовой отрасли».

Однако не всегда Россия и Китай могли «похвастаться» таким крупным совместным проектом. Вводу газопровода в эксплуатацию предшествовали 10-летние переговоры, которые оказались настоящим испытанием для двусторонних отношений. Для России газовый контракт с Китаем означал выход на новый крайне перспективный китайский рынок, проявление готовности осваивать новые газовые месторождения. Для Китая российский трубопроводный газ всегда был связан с гарантированными безопасными поставками и достижением среднесрочных и долгосрочных целей социально-экономического развития, особенно для его промышленной базы, расположенной на северо-востоке Китая.[2]


Переговоры по восточному маршруту

Важно вспомнить какой была обстановка в России в 2014 году, когда заключалось соглашение между российским Газпромом и китайской CNPC. Изменение геополитических реалий, которое привело к охлаждению отношений России и Запада, и, конечно же, начавшаяся череда экономических санкций, которые западные страны накладывали на все, что могло иметь связи с Россией. Кроме того, важнейшей негативной тенденцией 2014 года стала девальвация рубля на фоне падения мировых цен на нефть. Цена на «черное золото» обрушилась с привычных 100 с лишним долларов до рекордно низких отметок со времен кризиса 2008 года (нефть марки Brent торговалась по цене чуть выше 50 долларов за баррель).

В таких условиях российские власти все чаще стали подчеркивать важность развития отношений с Востоком. Неправильным было бы полагать, что Москва воспринимала КНР единственным партнером на Востоке. В это же время России удалось договориться о расширении торгово-экономических связей с целым рядом стран, в первую очередь с Турцией и Индией. Так, 1 декабря 2014 года в Анкаре глава Газпрома А. Миллер и председатель совета директоров Botas Petroleum Pipeline Corporation М. Комук подписали меморандум о взаимопонимании по строительству морского магистрального газопровода через Черное море в направлении Турции. Проектируемая мощность нового МГП должна была составить свыше 60 миллиардов кубометров. 14 миллиардов кубометров из этого объема предусмотрены для Турции, остальной газ будет поставляться на границу Турции и Греции.[3] В ходе визита президента России в Индию стороны договорились о начале поставок российской нефти в объеме 10 миллионов тонн ежегодно в течение 10 лет и о строительстве как минимум 12 энергоблоков для АЭС, в дополнение к тем четырем, о которых Москва и Нью-Дели договорились раньше.[4]

На фоне ухудшившихся отношений с западными партнерами договор купли-продажи российского газа по «восточному» маршруту, заключенный сроком на 30 лет и предполагавший поставку в КНР 38 млрд куб. м газа в год, безусловно, подавался как огромное достижение двусторонних отношений России и Китая. Общая сумма контракта составляла 400 миллиардов долларов. Общая протяженность газопровода должна была составить около четырех тысяч километров, а его работу обеспечивали бы восемь компрессорных станций общей мощностью 1331 мегаватт. При этом серьезные вопросы вызвала стоимость цены газа для Пекина. Эта информация была скрыта, что и вызвало закономерные сомнения в коммерческой выгоде контракта, которая могла пострадать из-за политической целесообразности.

Переговоры по «Силе Сибири» длились больше десятилетия, но триумфально завершились после визита в КНР президента России Владимира Путина, который провозгласил в 2014 году на фоне проблем с Западом «разворот на Восток». Но подписание самого контракта это лишь «верхушка айсберга», которой предшествовало десятилетие сложных и напряженных переговоров.

Что же мешало двум странам достичь соглашение раньше? Очевидно, важнейшей причиной была цена на поставляемое голубое топливо. Вполне объяснимое стремление российской стороны добиться цены на газ, близкой к той, которая фигурирует в контракте с Европой, сталкивалось с возможностями платежеспособного спроса на энергоносители внутреннего китайского рынка. Пекин понимал, что «европейская» цена могла бы существенным образом ухудшить позиции китайских экспортных товаров на мировых рынках.

В сентябре 2013 года на полях саммита Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге между Газпромом и CNPC было подписано важное соглашение об основных условиях поставки природного газа из России в Китай по восточному маршруту. В частности, компании согласовали все основные условия поставок газа, объемы и сроки начала поставок, условие «бери или плати», сроки наращивания поставок, условия гарантированных платежей, места точек сдачи газа на границе и др. Можно с уверенностью сказать, что основной этап работы был завершен, но вопрос цены оставался.

Вплоть до середины 2014 года эксперты газового рынка часто называли цену на российский газ для Китая на уровне 350-390 долларов за тысячу кубометров. В 2011 году во время визита председателя КНР Ху Цзиньтао в Москву расхождение в цене достигало 100 долларов США за тысячу кубометров. К концу 2014 года мировые цены на нефть стали резко падать, и газ также стал терять в цене. Стало очевидным, что предлагаемая Россией цена не могла устроить китайскую сторону.

К тому моменту уже много говорилось о том, по какой формуле должна была подсчитываться цена на голубое топливо из России в КНР. В частности, звучали предположения, что формула цены на газ учитывает корректировку на корзину японских нефтепродуктов, предусматривает условие «бери или плати» (take or pay).

Другим важным фактором, который не мог не сказаться на переговорах между Россией и КНР, был туркменский газ. Туркменистан – четвертая страна в мире по газовым запасам. Вплоть до 2009 года почти 90% всего туркменского газа закупала Россия. Еще в 2003 году между странами было подписано соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли сроком до 2028 года, по которому туркменская сторона гарантировала поставку природного газа в Российскую Федерацию в общем объёме около 2 трлн куб. м. Однако из-за того, что в последствии Газпром сократил закупку топлива до минимального уровня, Туркмения поняла необходимость диверсификации экспорта своих ресурсов. Китай не остался в стороне и предоставил Ашхабаду кредит для постройки газопровода на территорию КНР. В кратчайшие сроки был построен трубопровод, проходящий по территории Туркмении, Узбекистана, Казахстана и Китая. Проектная мощность газопровода – 40 миллиардов кубометров газа в год. Туркменистан стал самым крупным трубопроводным поставщиком природного газа в КНР.[5]

Без сомнений фактор Туркменистана сказался на итоговой цене на российский газ. Пекин просто не мог не учитывать ту цену, по которой закупает газ у Ашхабада, чтобы оказать давление на Газпром. Обе стороны понимали, что если бы Россия пошла на существенные уступки Китаю и снизила стоимость на свой газ к стоимости туркменского голубого топлива, то проект «Сила Сибири» мог бы стать убыточным для Газпрома. Однако уже сегодня, наоборот, «Сила Сибири» ослабляет и без того уязвимую позицию Туркменистана в переговорах о цене. Энергетические отношения Китая с Туркменией, по сути, являются монопсонией, где позиция Пекина как единственного покупателя ставит его в господствующее положение. С увеличением поставок газа из России зависимость Китая от туркменского газа снизится[6] Другим открытым вопросом остается способность Туркмении в полном объеме удовлетворить обязательства по поставкам газа. В 2018 году с этим были некоторые сложности, в связи с чем наблюдался рост цен на СПГ.

Другой заслуживающей внимания деталью является тот факт, что изначально не раз сообщалось о том, что Газпром должен был получить от CNPC предоплату за газ в сумме 25 миллиардов долларов, которую предполагалось использовать для строительства газопровода.[7]Однако в дальнейшем было сообщено, что предоплаты не будет. Непонятно, отказалась ли от предоплаты российская сторона, чтобы не снижать цену на газ, планируемый к поставке по трубопроводу, и не идти на условия китайцев, или же Китай сам отказался от ранее взятого на себя обязательства финансировать часть стоимости строительства газопровода «Сила Сибири».
Стоимость проекта «Сила Сибири» стала рекордной для российской газовой сферы. Строительство магистрального газопровода обошлось более 1 триллиона рублей, обустройство Чаяндинского месторождения — порядка 450 миллиардов рублей и Амурский ГПЗ — 950 миллиардов рублей.[8]Подводя итог в вопросе цены, стоит признать, что условия по договору, возможно, будут оценены как не самые лучшие для российской стороны. Привязка цены к нефтяным котировкам, которые сильно поменялись со времени подписания контракта (так, если в мае 2014 года цена не нефть марки Brent сдерживалась на уровне 109 долларов США за баррель, то в марте 2020 года эта цена рекордно упала до 27 долларов за баррель), может оттянуть окупаемость проекта.[9]

Вопрос цены на газ, конечно же, был крайне важен. Но нельзя забывать и о значимости проекта для социальной системы России. Очевидно, что от «Силы Сибири» процесс газификации Восточной Сибири и Дальнего Востока неимоверно ускорился. И помимо того, что крупнейший российский газовый гигант Газпром получил гарантированные экспортные возможности на ближайшие 30 лет, от строительства данного мега-проекта выиграло большое количество субподрядчиков в отдаленных регионах. Столь масштабное строительство дало заказы предприятиям отечественной металлургии, производителям газокомпрессорного и прочего специализированного оборудования. Попутно будет развиваться соответствующая инфраструктура, что скажется на качестве жизни местного населения. Дополнительные возможности для газового снабжения всего региона, созданные благодаря договоренностям между Россией и Китаем, идет на пользу экономической ситуации в стране, невозможно выразить «профит» в стоимостном исчислении.[10]

 

Переговоры по западному маршруту

Оказавшиеся неоднозначными результаты сотрудничества с Китаем в строительстве магистрального газопровода «Сила Сибири» породили немало споров по поводу того, стоит ли вести переговоры о строительстве «Силы Сибири – 2», экономическая целесообразность которого находится под еще большим вопросом. По западному маршруту планируется поставлять до 30 миллиардов кубометром газа в год. Предварительная стоимость проекта озвучивалась в размере от 4,5 до 13 миллиардов долларов США. Скорее всего более близкие к реальности цифры можно будет увидеть уже после разработки технико-экономического обоснования и проведения проектно-изыскательских работ для газопровода «Сила Сибири-2», о которых недавно договорились Алексей Миллер и Владимир Путин.

Еще в 2015 году Газпром с российской стороны и китайская CNPC подписали соглашение о поставках газа по западному маршруту, но в скором времени переговоры замедлились, так как сторонам не удалось прийти к консенсусу по поводу цены на поставляемый газ.

Сторонам придется найти компромисс и по поводу маршрута пролегания газопровода. Изначально предполагалось, газопровод будет безтранзитным и в качестве основы был взят проект газопровода «Алтай», но позднее из-за высокой сейсмической активности в регионе пролегания и протестов большого количества экологов, которые утверждали, что труба нарушит уникальный природно-исторический комплекс уникального высокогорного плоскогорья Укок, входящего в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Более того, предполагалось, что по трубопроводу газ будет подаваться в ту часть Китае, куда поступает и туркменский газ. Перенос маршрута 14 июня 2018 года поддержал Владимир Путин.

Альтернативными рассматриваются два маршрута: через территорию Казахстана и Монголии. В своем выступлении на ВЭФ-2019 президент Монголии Халтмаагийн Баттулга сообщил, что Монголия стремится закрепиться в статусе страны-транзитера российских энергоресурсов в страны АТР, в первую очередь, в КНР. Монголия не раз предлагала России выгодные и стабильные условия транспортировки газа по автономии Баян-Ольгей, что сократило бы маршрут газопровода на 1000 киллометров. Важно отметить, что за один день до ВЭФ-2019 Владимир Путин находился с визитом в Улан-Баторе, однако обсуждались ли перспективы проекта не сообщалось. Казалось бы, что Газпром определился с маршрутом пролегания «Силы Сибири – 2» – газовый гигант подписал меморандум о взаимопонимании по проекту с монгольской стороной в декабре прошлого года. Монголия выглядела наиболее выигрывающей стороной: во-первых, возможная плата за транзит, которая оценивается в размерах до 1 миллиарда долларов, являлась бы крайне весомой для экономики страны; во-вторых, существенно возросла бы геополитическая роль Монголии. Позиция Китая по вопросу пролегания магистрального газопровода оставалась крайне закрытой, известно лишь то, что председатель КНР Си Цзиньпин обещал изучить предложение Монголии.

Некую долю неопределенности внесла недавно состоявшаяся в Москве встреча министра энергетики Александра Новака с его казахским коллегой Нурланом Ногаевым, где обсуждалась возможность прохождения магистрального газопровода «Сила Сибири – 2» по территории Казахстана с дальнейшим присоединением к газопроводной системе Китая Запад-Восток. В этом случае неплохие перспективы газификации будет иметь Восточно-Казахстанская область. Однако многие эксперты полагают, что даже несмотря на то, что строительство газопровода еще не началось, предложение Казахстана может быть запоздалым. Россия и Монголия уже значительно продвинулись в подготовке к реализации проекта.[11]

Нельзя недооценить позицию Китая по маршруту пролегания газопровода «Сила Сибири – 2». Российской и китайской сторонам придется согласовать все возможные риски и рассмотреть все возможные варианты, прежде чем объявить окончательное решение. Тем не менее, китайские СМИ довольно положительно оценивают ведущуюся работу по проекту западного маршрута, подчеркивая выигрышное положение нашей страны от интенсификации переговоров в ситуации, когда США «поражены» коронавирускной инфекцией.

Новый проект «Сила Сибири – 2» станет не менее важным для всего азиатского региона нашего континента, поэтому крайне интересной остается позиция Китая по поводу того, где лучше проложить магистральный газопровод. Пекину придется взвесить все имеющиеся риски, связанные с Монголией и Казахстаном, а также пересмотреть стратегию взаимоотношений с данными государствами в случае положительно результата. Аналитики всего мира заинтересованы в том, кого же выберет Китай.

Остается также открытым вопрос о том, не станут ли цены для Газпрома менее выгодными из-за постепенно создающегося переизбытка газа в КНР. Более того, является ли сегодняшний день наиболее удачным для обсуждения цена на газ, который в будущем будет поставляться по «Силе Сибири – 2»? Тем не менее, столь желанные для Газпрома переговоры по «Силе Сибири – 2», которые неоднократно подавались как переговорная победа для российской экономики, похоже, уже в скором имеют неплохие перспективы к своему завершению.

 

Влияние короновируса на внешнеторговые переговоры

Остается непонятным, каким образом ситуация со вспышкой нового коронавируса в Китае скажется на внутристрановом газовом потреблении. Пока что ясно лишь одно – коронавирус приведет к существенным производственным трудностям для предприятий почти всех отраслей китайской экономики и будет тормозить экономический рост Китая, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.[12]На фоне последних событий в мире, связанных со срывом продления соглашения ОПЕК+ и распространением вируса, во всем мире наблюдается значительное падение спроса на энергоресурсы, в первую очередь, нефтепродукты. Но ситуация не может не сказаться и на рынке газа, хоть и в меньшей степени. Для России, наоборот, достижение результатом по переговорам по западному маршруту было бы безоговорочной победой на фоне усложнившейся мировой обстановке в нефтегазовой сфере.

По словам Елены Бурмистровой, главы «Газпром Экспорта», переговоры по западному маршруту пока что приостановлены «до того момента, когда необходимые меры будут предприняты правительством по решению проблем коронавируса».[13]Также стало известно, что переговоры российской и китайской сторон на данном этапе проводятся в формате видео-конференций.

 

***

Авторы полагают очевидным, что фундаментальные потребности экономик России и Китая требуют тщательного подхода и готовности идти на компромиссы в переговорном процессе по столь крупным проектам. Однако российская сторона должна столь же умело, как и Китай, пользоваться складывающейся обстановкой и в мире, и в двусторонних отношениях с тем, чтобы максимизировать свою экономическую выгоду.

Сегодня ни у кого не осталось сомнений, что проект поставок газа по восточному маршруту «Сила Сибири» был крайне необходим для российской экономики, китайская сторона тоже выиграла от реализации данного проекта. Несмотря на то, что фактор цены так и не был раскрыт, многие условия и ход переговоров находятся в открытом доступе. Для России строительство такого крупномасштабного проекта, безусловно, является бесценным опытом, который может быть позитивно использован на переговорах по дальнейшим проектам поставок газа в Китай («Сила Сибири – 2», «Сила Сибири – 3»).

 

Литература:

  1. Встреча с главой компании «Газпром» Алексеем Миллером // http://kremlin.ru/events/president/news/63075#sel=20:3:Bhk,20:39:yDv

  2. Vladimir Putin in Shanghai: Russia is Turning East // https://valdaiclub.com/a/highlights/vladimir_putin_in_shanghai_russia_is_turning_east/

  3. Эрдоган предложил назвать новый газопровод «Турецким потоком» // https://www.vedomosti.ru/business/news/2014/12/11/erdogan-predlozhil-nazvat-novyj-gazoprovod-turecki....

  4. Десять наиболее важных событий 2014 года // https://ria.ru/20141219/1039137955.html

  5. Открыт газопровод «Туркменистан-Китай» // https://ria.ru/20091214/199188048.html

  6. Является ли новый газопровод из России в Китай угрозой для Туркменистана? // https://russian.eurasianet.org/является-ли-новый-газопровод-из-россии-в-китай-угрозой-для-туркменист....

  7. «Газпром» получит от CNPC $25 млрд предоплаты на строительство газопровода «Сила Сибири» // https://1prime.ru/gas/20140521/785173969.html

  8. Стоимость строительства газопровода «Сила Сибири» превысила 1 трлн руб. // https://www.rbc.ru/business/27/04/2018/5ae344799a794785d0b58ea9

  9. https://ru.investing.com/commodities/brent-oil-historical-data

  10. В выигрыше только Китай: «Сила Сибири» едва окупится за 30 лет // https://topcor.ru/12198-v-vyigryshe-tolko-kitaj-sila-sibiri-edva-okupitsja-za-30-let.html

  11. Слишком поздно. Казахстан предложил России проложить через свою территорию Силу Сибири-2 // https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/524505-kazakhstan-predlozhil-rossii-prolozhit-cherez-....

  12. Долгов С.И., Савинов Ю.А. Влияние вспышки нового коронавируса на международную торговлю // Российский внешнеэкономический вестник. 2020. № 2. С. 7-18. 

  13. В «Газпроме» рассказали о ходе переговоров по «Силе Сибири – 2» // https://ria.ru/20200213/1564659998.html

  14. Захаров А.Н. Роль механизмов ГЧП в решении экономических и социальных проблем России // Мировое и национальное хозяйство. 2011. №1(16). С. 2-7. 

  15. Захаров А.Н., Овакимян М.С. Топливно-энергетические комплексы ведущих стран мира (России, США, Франции, Италии): учеб. пособие (2-е изд.: доп.). М.: МГИМО-Университет, 2016. - 177 с. 

  16. Соглашение между Российской Федерацией и Туркменистаном о сотрудничестве в газовой отрасли 10 апреля 2003 года. // http://kremlin.ru/supplement/1662

  17. Захаров А.Н. Актуальные аспекты международной экономической безопасности России. Внешнеэкономический бюллетень. 2004. № 8. С. 43-46.



Статья «Анализ внешнеторгового процесса между Россией и КНР на примере проектов поставок газа » опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№8, Август 2020)

Авторы: