USD 73.0081

+0.28

EUR 85.6823

+0.48

BRENT

0

AИ-92 46.27

0

AИ-95 50.25

0

AИ-98 57.99

0

ДТ 50.08

+0.01

8 мин
225
0

«Легкие фракции» – для решения тяжелых проблем

«Легкие фракции» – для решения тяжелых проблем

В напряженном и сложном 2020 году Россия довольно существенно снизила объемы добычи своих главных природных богатств – нефти и газа. Казалось бы, в этих условиях нефтепереработчики должны более рачительно использовать добытое сырье и в максимальной степени его монетизировать за счет поставок предприятиям химического и нефтехимического комплекса для производства продукции с добавленной стоимостью. К сожалению, парадигма, при которой экспорт углеводородного сырья предпочтительнее его передела, практически не меняется: ценнейшие фракции переработки нефти уходят задешево на экспорт, в то время как химики испытывают нехватку такого сырья и в ряде случаев вынуждены закупать его по импорту. Что необходимо для сырьевого обеспечения химического комплекса?


Нефтепереработка: десятилетие этанового дефицита 

Объем добычи сырой нефти и конденсата в 2020 г. в России стал минимальным за последние девять лет и составил 512,05 млн т, что ниже уровня предыдущего года на 8,7 %. Снизился и объем добычи природного и попутного газа – на 6,1 % по сравнению с 2019 г., до 694,25 млрд куб. м. 

Нефтеперерабатывающие предприятия вырабатывают так называемое легкое углеводородное сырье (ЛУВС) – прежде всего нафту, сжиженные углеводородные газы (СУГ) и этан.

Совокупный объем производства ЛУВС в 2020 г. составил 45,74 млн т, что оказалось ниже уровня предыдущего года примерно на 3 %. В то же время объемы углеводородного сырья, поступающего на предприятия химического и нефтехимического комплекса, выросли на 16,4 %, до уровня в 13,4 млн т. Казалось бы, это весьма отрадный факт. Однако в долевом отношении позитивных изменений не произошло: как и десятилетие назад доля УВС, поставляемого для нужд химиков, производящих продукцию с добавленной стоимостью, составляет не более 30 %. Таким образом, порядка 70 % добытого сырья реализуется по нижайшей степени монетизации, и это не может отвечать интересам российской экономики. 

В структуре производства УВС преобладает нафта (порядка 60 %), спектр превращений которой в химическую продукцию существенно уступает этану, доля которого в выработке углеводородного сырья ничтожно мала – в 2020 году всего 1,6 %.

Нефтехимические предприятия многие годы выбирают на 100 % все объемы дефицитного этана, в то время как объемы СУГ и нафты используются на 37 и 22 % соответственно.


Газопереработка к «жирному газу» не готова

В России, занимающей лидирующие позиции в добыче природного газа, газохимия только набирает обороты: на химическую переработку поступает всего 5 % добываемого газа, в то время как в США – до 70 %, при этом широко и разнообразно используются все сопутствующие метану газы – этан, пропан и бутан.

Отчасти это связано с тем, что в нашей стране до недавнего времени более 70 % добываемого газа составлял «сухой» газ сеноманских залежей крупных месторождений Западной Сибири, содержащий преимущественно метан.

Сегодня начата добыча газа валанжинских и ачимовских залежей, который отличается значительным содержанием этана, пропана, бутана и газового конденсата, то есть сырьевая база по выработке этана значительно расширена. Однако мощности по переработке газа валанжинских и ачимовских залежей с целью извлечения ценного сырья для нефтегазохимической отрасли до настоящего времени не созданы. Поэтому этан, а также другие ценные составляющие газа – пропан и бутан – до настоящего времени в основном реализуются в составе и по цене природного газа.

Такая ситуация равнозначна сжиганию денег, и это тем более недопустимо, что с поставками природного газа за границу уходит ценное сырье, которое рачительным бизнесом извлекается из общего объема природного газа и перерабатывается в продукцию с высокой маржой.


Надежда на кластеры

В Плане развития газо- и нефтехимии в России на период до 2030 г. определено шесть ключевых кластеров, в рамках которых должны решаться задачи по созданию конкурентоспособных производств, развитию инфраструктуры и росту спроса на нефтегазохимическую продукцию.

Зададимся вопросом: а в какой мере обеспечены основными видами углеводородного сырья эти нефтегазохимические кластеры?

Этан в полном объеме производится и потребляется в Волжском нефтехимическом кластере. Производителями этана являются ООО «Газпром добыча Оренбург», Управление «Татнефтегазпереработка» ПАО «Татнефть» и газоперерабатывающие предприятия ПАО «НК «Роснефть». Основным потребителем этана традиционно является ПАО «Казаньоргсинтез», получающее это сырье от ООО «Газпром добыча Оренбург» и Управление «Татнефтегазпереработка» ПАО «Татнефть».

СУГ производятся во всех нефтехимических кластерах, но около 90 % из них – в двух кластерах – в Западно-Сибирском и Волжском. В качестве сырья для нефтехимии СУГ используется только в четырех кластерах из шести: Волжском, Западно-Сибирском, Каспийском, Восточно-Сибирском.

Основными потребителями СУГ с совокупной долей более 90 % также являются Волжский и Западно-Сибирский кластеры. Потребителями СУГ в Западно-Сибирском кластере являются предприятия ПАО «СИБУР Холдинг» и АО «ГК «Титан».

Производства нафты расположены во всех шести кластерах, из них самым крупным производителем является Волжский кластер – порядка 1/3 общего объема выпуска. Волжский кластер, в котором сосредоточен крупнейший производственный потенциал нефтехимии, доминирует и в потреблении нафты; его доля в общем нефтехимическом потреблении нафты превышает 60 %, при этом основным потребителем является ПАО «Нижнекамскнефтехим».


Скрытый дефицит

На первый взгляд, может показаться, что нефтегазовая промышленность в достаточной степени обеспечивает потребности химического комплекса в углеводородном сырье.

Однако комплексной проблемой нефтегазовой отрасли в области обеспечения химического комплекса УВС остается дефицит и низкий уровень монетизации ЛУВС, (прежде всего – этана, пропана, бутана), а также отдельных фракций нефтегазопереработки. В частности, химикам не хватает некоторых бутиленсодержащих фракций. За последние три года объемы выпуска бутан-бутиленовой фракции (ББФ) составили немногим более 2 млн т в год, из них порядка 75 % используют ее в низкоценовом производстве присадок для автомобильного топлива, повышающих октановое число. В то же время предприятия нефтехимической промышленности остро нуждаются в ББФ и вынуждены закупать ее за рубежом для производства продукции с высокой добавленной стоимостью – алкилатов, бутилена, бутиленсодержащих каучуков.


Взгляд в будущее

Минэнерго России реализует План развития газо-и нефтехимии на период до 2030 года и активно сотрудничает с Минпромторгом России в вопросах развития производства нефтегазохимического сырья для выпуска продукции крупно-, средне- и малотоннажной химии.

Читать полностью



Статья ««Легкие фракции» – для решения тяжелых проблем» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№4, Апрель 2021)

Авторы:
Читайте также