USD 63.8135

-0.38

EUR 70.7245

-0.38

BRENT 63.41

0

AИ-92 42.39

0

AИ-95 46.09

-0.01

AИ-98 51.5

+0.01

ДТ 47.86

+0.02

6 мин
707

Цифровизация: начало

Цифровизация: начало

Цифровизация - пока еще новое явление в российской переработке, однако за нею видят огромный потенциал. Все крупные нефтяные компании так или иначе включились в этот процесс. К тому же внедрения новых технологий в производство требует и государство, провозгласившее национальный курс на цифровизацию экономики. Но стоит ли ждать скорого «цифрового прорыва» в переработке?

Мода или необходимость?

Сегодня цифровизация нефтеперерабатывающих производств происходит во всем мире. Согласно исследованию Accenture (2018 г.), приблизительно половина НПЗ в разных странах оценивает свой уровень внедрения цифровых технологий как высокий или средний. При этом 41% участников опроса подтвердили: внедрение инструментов Индустрии 4.0 дает НПЗ ощутимые финансовые выгоды. И подавляющее большинство предприятий (75%) собираются увеличивать инвестиции в это направление.
Российские НПЗ тоже включаются в глобальный тренд - и отнюдь не ради моды. В последние годы в отрасли отмечается падение маржинальности. Как отмечено в прошлогоднем исследовании Vygon Consulting, средняя маржа НПЗ упала с $13/барр в 2011 г. до $3/барр в 2017 г. Это подталкивает владельцев заводов искать внутренние источники повышения рентабельности, и в качестве основного инструмента рассматривают как раз технологии Индустрии 4.0.

К настоящему времени все ВИНК внесли цифровизацию в число своих приоритетных целей и осуществляют те или иные проекты на своих НПЗ. Пока в основном распространяются интеллектуальные системы мониторинга состояния предприятия, которые позволяют сокращать время ремонтов и простоев, уменьшать операционные затраты, заметили аналитики Vygon Consulting. Пример - Центр мониторинга и диагностики систем автоматизации управления производством, который с 2017 г. работает на Московском НПЗ «Газпром нефти».
На текущем этапе особую важность имеет внедрение промышленного интернета вещей (Industrial Internet of Things, IIoT) и технологии больших данных (big data). Эти инструменты выступают основой для цифровизации. На ряде крупных российских НПЗ запущены системы расширенного управления процессами (Advanced Process Control, APC).
Еще один яркий тренд - внедрение технологий «цифровой двойник» (digital twin) и «гибридный двойник» (hybrid twin), позволяющие создавать виртуальную копию работающего оборудования или целого предприятия. Так, на Московском НПЗ создан «цифровой двойник» установки гидроочистки бензинов каталитического крекинга. А на комплексе «ТАНЕКО» «Татнефти» действует «близнец» установки первичного фракционирования нефти ЭЛОУ-АВТ-7. О работе над «двойниками» также сообщали «ЛУКОЙЛ» и «Роснефть».
От применения отдельных технологий Индустрии 4.0 компании планируют переходить к полномасштабной цифровой трансформации НПЗ. В этом выделяется «Газпром нефть», которая нацелилась на технологическое лидерство в нефтегазовой отрасли. Такая трансформация будет означать не просто технологическое перевооружение, но и перестройку бизнес-модели. Значительная часть решений в будущем будет отдана искусственному интеллекту, который будет принимать решения на основе анализа непрерывно поступающих данных, исключая воздействие «человеческого фактора».

Даешь цифровизацию!

Чтобы цифровизация смогла охватить всю отрасль, усилиям отдельных компаний необходимо открыть широкое русло. За эту задачу активно взялось государство - причем с большим энтузиазмом. Во внедрении технологий Индустрии 4.0 власти видят возможность сделать рывок в экономике - подобно тому, как почти столетие назад это позволила сделать электрификация.
Пока что российская правовая система, инфраструктура, уровень развития собственных IT-технологий не позволяют сделать «цифровой» рывок. По индексу сетевой готовности (индекс Всемирного экономического форума), рассчитанного в 2016 г., Россия заняла только 41-е место по готовности к цифровой экономике - с большим отставанием от стран-лидеров. Этот факт констатирован во вступлении к государственной программе «Цифровая экономика Российской федерации», которая как раз и призвана сократить это отставание.
Госпрограмма была принята правительством в 2017 г. Она описывает обширный план мероприятий до 2024 г., которые позволят создать условия для цифровизации всех отраслей экономики страны в целом. Для этого предлагается усовершенствовать нормативную базу и госуправление, сформировать собственные исследовательские компетенции и технологических заделов, модернизировать IT-инфраструктуру. Особое место уделено также подготовке кадров и мерам информационной безопасности.
Цифровизация нефтепереработки входит в периметр ведомственного проекта «Цифровая энергетика», разработанного Минэнерго (пока проходит обсуждение). Помимо «нефтянки», программа охватывает газодобычу, электроэнергетику и угольную промышленность.
Как сообщало Минэнерго, «Цифровая энергетика» должна систематизировать уже полученный компаниями опыт внедрения цифровых решений и сформировать консолидированное целевое видение цифровизации на уровне ТЭК в целом. Планируется сформировать базовые требования к цифровизации, стандарты для ключевых технологий, создать единое цифровое пространство. После этого намечено отобрать и реализовать ряд пилотных проектов, в том числе в downstream. Ожидается, что реализация «Цифровой энергетики» даст мощный импульс для масштабных технологических прорывов как в самом ТЭК, так в смежных отраслях.
«Сегодня важно правильно воспользоваться созданным компаниями и государством заделом, в том числе в сфере инновационного развития, и не сбавлять взятого темпа», – так выразил общую задачу первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер на недавнем межрегиональном совещании лидеров цифрового развития, которое прошло в Перми. Компании и страны, которые вовремя воспользуются возможностями цифровизации, получат «ключи» к рынкам будущего, уверен чиновник.

Не бежать впереди паровоза

Однако масштабная «цифровая революция» в нефтепереработке - да и вообще нефтяной отрасли - вряд ли будет скорой. И это справедливо не только для России.
Высокая капиталоемкость и длительный инвестиционный цикл нефтегазовых проектов не позволяют достаточно быстро трансформировать их под быстро развивающиеся требования цифровых трендов, отмечается в декабрьском энергетическом бюллетене (2018 г.) Аналитического центра при правительстве РФ. К тому же, говорится в обзоре, цифровизация несет неоднозначные эффекты для разных сегментов нефтегазового сектора. Согласно международным исследованиям, в среднесрочной перспективе основным адресатом выгод в «нефтянке» будет сегмент upstream, а не переработка. По прогнозам Всемирного экономического форума (ВЭФ) и Accenture, потенциальные выгоды от цифровизации мирового нефтегазового сектора, накопленным итогом за 2016–2025 гг., составят 1,8–2,4 трлн долларов США; 60% от этой суммы придется на добычу.
«Расширение возможностей экономии и повышение эффективности за счет цифровизации не вызывают сомнения, - полагают эксперты Аналитического центра. - Несколько настораживают короткие сроки, в которые с ее помощью ожидается получение огромных доходов». Отмечается, что прогноз объема доходов от цифровизации представляется оптимистичным в условиях отсутствия указания на необходимый размер инвестиций, экспериментального характера имеющихся технологий цифровизации, а также сложности управления в данной сфере.
Среди других сдерживающих факторов цифровизации переработки всегда выделяют проблему кибербезопасности. НПЗ - это объект повышенной опасности, работающий с огромным объемом горючих веществ. При самом негативном сценарии внешнее вмешательство может привести не только к огромному экономическому ущербу, но и экологической катастрофе, гибели людей.
А в России добавляется еще одна серьезная проблема - зависимость от импортного софта и компьютерной техники. По разным оценкам, в «нефтянке» она превышает 95%. На фоне возможного расширения режима санкций эта ситуация чревата срывами - все помнят пример Oracle, которая ограничила свое сотрудничество с российскими нефтекомпаниями.
О необходимости полного импортозамещения речи не идет, но в необходимости наращивания собственных компетенции следует наращивать. Тем более, что успешные примеры использовании российских разработок для цифровизации НПЗ уже есть. Так, на «ТАНЕКО» для безопасности технологических процессов на установке ЭЛОУ-АВТ-7 применяют систему обнаружения аномалий на основе машинного обучения MLAD от «Лаборатории Касперского».
Масштабная цифровизация НПЗ требует от компаний немалых инвестиций. На это пока готовы не все: надо ведь еще и модернизацию заводов завершить. А тех, кто готов вкладываться, подстерегает другая сложность: стремительное развитие технологий может сделать неактуальным то, что кажется необходимым сегодня. Поэтому свои цифровые стратегии компаниям придется часто актуализировать.
С другой стороны, слишком медлить тоже нельзя. «Цифровая революция» идет во всем мире - но нигде не завершена. Это значит, что невозможно просто скопировать чей-то успешный опыт, надо искать свои пути. В этом ключе те усилия, которые сегодня предпринимают компании и государство, выглядят необходимыми и своевременными.






Полная версия доступна после покупки

Авторизироваться
Система Orphus