USD 63.7185

-0.09

EUR 70.7594

+0.03

BRENT 64.37

+0.09

AИ-92 42.38

-0.01

AИ-95 46.06

+46.06

AИ-98 51.5

0

ДТ 47.9

+0.04

7 мин
232

Сервис арктического уровня

Арктические шельфовые проекты чрезвычайно сложны и дороги в силу экстремальных погодных условий, экологических требований и высоких рисков. Во всем мире для поисков и добычи нефти и газа в северных широтах компании-операторы объединяют усилия множества сервисных организаций и поставщиков оборудования, часто из разных стран. Для России после введения западных санкций такая возможность сильно ограничена. Несмотря на это, правительство настаивает на более активном освоении Арктики. Но готова ли отрасль?

Мало скважин

На недавнем форуме «Арктика - территория диалога» первый замглавы Минприроды РФ Денис Храмов призвал усилить бурение на арктическом шельфе. Сейсмическая изученность в северных акваториях за последние пять-шесть лет кратно увеличилось, сообщил чиновник, а вот ситуация с бурением обстоит не лучшим образом. Пробурено шесть скважин, в том числе с берега, тогда как соседняя Норвегия строит по несколько десятков в год, напомнил Храмов.


Государству необходимо «максимально стимулировать бурение» на арктическом шельфе, говорил чиновник. Он напомнил, что в ближайшие два-три десятилетия в мире ожидается устойчивый рост спроса на углеводороды (соответствующие прогнозы ранее опубликовали ОПЕК и МЭА). «Если мы хотим выйти с нашими запасами на пик активной добычи через 20-30 лет, то открывать эти месторождения нужно уже сейчас», - подчеркнул Храмов.


Действительно, мировая практика показывает, что от открытия месторождения на арктическом шельфе до начала его разработки уходит в среднем 15-20 лет. Так, Приразломное было запущено через 24 года после открытия, норвежское Snоhvit — через 23 года, канадское Hibernia — 18 лет, Endicott на шельфе Аляски - 9 лет.

Сегодня на шельфе арктической зоны РФ открыты 33 месторождения нефти и газа. Добыча ведется пока только на одном - Приразломном, где оператором выступает «Газпром нефть». А основным видом работ в северных морях пока остается геологоразведка.

При этом относительно изученными сегодня являются Баренцево море и южная часть Карского моря. Хуже всего изучены моря Восточной Арктики.

До 2026 года лицензионными обязательствами госкомпаний, имеющих право работать на шельфе РФ, предусмотрено бурение около 80 разведочных скважин в акваториях Баренцева и Карского морей, сообщало Минэнерго в прошлом году. Основная часть работ при этом запланирована на 2020-2022 годы. Однако, по недавним сообщениям СМИ, по просьбе компаний сроки работ могут быть удлинены. В числе причин - нехватка буровых для арктического шельфа и высокая стоимость проектов (по разным оценкам, бурение одной скважины может обойтись в 500 млн - 1 млрд долларов).

 

С кем идти в разведку

До введения во второй половине 2014 года санкций США и ЕС против российской «нефтянки» на арктическом шельфе РФ «Роснефть» и «Газпром» собирались реализовывать несколько проектов в сотрудничестве с ведущими нефтегазовыми компаниями (ExxonMobil, Eni, BP, Shell). В качестве подрядчиков и поставщиков оборудования привлекались передовые игроки западного нефтесервисного рынка.

Так, в проекте «Роснефти» и американской ExxonMobil по бурению скважины «Университетская-1» в Карском море участвовали норвежская NADL, глобальные сервисные компании Schlumberger, Weatherford, Halliburton, Baker Hughes, Trendsetter и FMC Technologies. Партнеры открыли месторождение «Победа». Но завершалось бурение уже в условиях санкций, из-за которых Exxon проект покинула - со своими технологическими и финансовыми возможностями. «Роснефть» же была вынуждена отложить бурение новых скважин на этом участке.


У иностранных нефтесервисных компаний также возникли сложности в российской Арктике. Впрочем, крупнейшие игроки (та же Schlumberger) остались на рынке, оказывая услуги посредством своих «дочек».

Теперь России приходится во многом рассчитывать либо на собственный нефтесервис и поставщиков оборудования, либо привлекать компании из стран, не поддержавших санкции. В первую очередь, из Китая. Так, к работам в Арктике привлекались компании BGP (подразделение государственной CNPC) и COSL («дочка» CNOOC).


Российские нефтесервисные компании много лет работают на шельфе в секторе геофизических исследований, проводя сейсморазведку 2D и 3D и другие виды работ. Это предприятия госхолдинга «Росгеология», «СКФ-Гео», «МАГЭ», «Газпром геологоразведка» и другие.

В бурении на шельфе «Роснефть» пользуется, в первую очередь, услугами собственной сервисной структуры «РН-бурение». Эта компания в 2017 году пробурила с полуострова Хара-Тумус Центрально-Ольгинскую скважину под акваторией моря Лаптевых - самую северную скважину в российской Арктике.


В проектах «Газпрома» работает дочерняя компания «Газпром геологоразведка». Генеральным подрядчиком строительства скважин на Приразломном месторождении «Газпром нефти» выступает «Газпром-бурение» - бывшая «дочка» газовой монополии, ныне контролируемая Игорем и Борисом Ротенбергами.

К проектам на арктическом шельфе привлекаются и российские независимые компании. Так, в 2015 году российская «Интегра-Сервисы» цементировала эксплуатационные скважины на Приразломном месторождении. «ТНГ Групп» сопровождала бурение Центрально-Ольгинской скважины.

апрап.jpg

Однако российские игроки сейчас проигрывают западным коллегам в технологиях. И, как отмечено в прошлогоднем исследовании Deloitte, технологического соответствия запрашиваемым стандартам для работы на шельфе от российских нефтесервисных компаний в среднесрочной перспективе ожидать не стоит. Это обусловлено тем, что мировые конкуренты применяют высокотехнологичное оборудование, вкладывают средства в НИОКР, привлекают высококвалифицированных специалистов.

Эксперты указывают, что без заказов и финансирования российские нефтесервисные компании не смогут стать конкурентоспособными на шельфе, особенно в одиночку. Необходима поддержка государства, особенно в части финансирования НИОКР, разработок нефтегазового оборудования и инноваций, подготовки кадров и др. Участники рынка ждут от правительства налоговых льгот, развития различных форм частно-государственного сотрудничества.

 

Дефицит буровых

Одна из причин, тормозящих бурение в Арктике - нехватка в России морских буровых установок. Сегодня Россия обладает 15 буровыми платформами: восемь стационарных (используются и для бурения, и добычи), и семь платформ-судов (пять принадлежат «Газпром флоту», два - «Арктикморнефтегазразведке»). Из стационарных платформ только одна работает в Арктике - «Приразломная», прочие задействованы на Дальнем Востоке и Каспии. «Приразломная» на одноименном месторождении обеспечивает полный цикл работ: бурение, добычу, хранение и отгрузку нефти в танкеры.


Использование зарубежных платформ с 2014 г. сильно ограничено из-за западных санкций. Так, «Роснефти» не удалось реализовать сделку с норвежской North Atlantic Drilling (NADL, дочка Seadrill), одного из мировых лидеров по бурению в северных водах. Стороны планировали задействовать в российских проектах норвежские платформы West Alpha (именно с нее бурили «Университетскую-1»), West Riger, буровое судно West Navigator, а также три строящиеся буровые установки. Кроме того, «Роснефть» планировала приобрести 30% в самой NADL взамен на акции «РН-Бурение» и инвестиции.

При этом за рубежом в последние три года морские буровые простаивают без работы. В числе причин - ограничение возможностей работать на российском шельфе из‑за западных санкций против нефтегазовой отрасли РФ. Контрактов в России лишились и ряд западных производителей нефтесервисного оборудования.

Российским же компаниям приходится переориентироваться на восточных партнеров.

Так, «Газпром геологоразведка» арендовала у COSL ППБУ Nanhai VIII (построена в Южной Корее в 1982 году) для бурения на Ленинградском месторождении и ряде других участков в Карском море. Также в проекте задействовали СПБУ «Арктическая» «Газпром флота».


Россия планирует строить собственные платформы. Заложены два кластера: под Мурманском и на Дальнем Востоке (завод «Звезда»), где будут производиться буровые для офшорных проектов и другая средне- и крупнотоннажная морскую технику для разведки, добычи и транспортировки нефти и газа. По озвученным в 2015 году планам Минэнерго, число передвижных морских буровых к 2030 году должно вырасти до 30, их построят российские и азиатские судостроительные заводы.


Но даже создавая собственные буровые, Россия все равно пока будет зависеть от оборудования из-за рубежа. Сейчас все высокотехнологичные компоненты работающих в России морских платформ - импортные. У той же «Приразломной», которая собиралась на «Севмаше» (с участием иностранцев), буровой и технический модули сняты со списанной норвежской платформы Hutton. Полностью «российским» является только основание. Очевидно, что в условиях санкций для строительства морских буровых Россия должна, опять-таки, искать партнеров и поставщиков в Южной Корее и Китае.


Безусловно, работы над собственными инновациями тоже ведутся. Так, «Роснефть» создает перемещаемую гравитационную буровую установку, которая будет способна добывать нефть на глубинах от 20 до 60 м даже в ледовый сезон. Но когда подобная техника сможет выйти в море, пока неясно.

Кроме того, для успешного бурения на Арктическом шельфе России требуется увеличить флот вспомогательных судов. Несколько таковых сейчас уже заложены на верфи «Звезда».

 

Что делает государство

Несмотря на все сложности, отступаться от освоения стратегически важного региона российское правительство не намерено, и может даже пересмотреть ряд своих предыдущих решений. Так, вице-премьер Юрий Трутнев предлагает допустить на северный шельф частные компании и иностранцев, что, по его мнению, поможет привлечь технологии и инвестиции.


Предпринимаются попытки ослабить зависимость нефтегазового сектора от иностранных поставок оборудования, технологий и программного обеспечения. Для компаний, работающих на шельфе, эта зависимость, по разным оценка, составляет 70-90%, а по многим позициям достигает 100%.


На решение проблемы направлен план Минпромторга по импортозамещению нефтегазового оборудования, сформированный в 2014 году, согласно которому, в частности, было выделено 3,44 млрд рублей на создание подводно-добычных комплексов. В новой редакции госпрограммы «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации» (2017) предусмотрено организация в 2021–2025 годах производства конкурентоспособной высокотехнологичной продукции для нужд геологоразведки, добычи и переработки минерального сырья в Арктической зоне. В частности, в программу вошли два проекта, разрабатываемых ЦКБ «Рубин»: роботизированный комплекс автономной сейсморазведки на гражданской подводной лодке-носителе, и робототехнический комплекс для круглогодичного подводного бурения на шельфе.


О том, чтобы полностью перейти на отечественное, речи не идет. Но стоит задача создать товар, конкурентоспособный и на внешнем рынке. Россия в среднесрочной перспективе способна заместить около 60% зарубежных технологий, применяемых при добыче на шельфе, подсчитали три года назад в Минэнерго. Остальные 40% страна тоже может заменить, но спрос на них ограничен, пояснял Кирилл Молодцов, занимавший тогда пост замминистра энергетики.


Эксперты считают, что с разработками надо торопиться, в противном случае Россия может отстать от мировых конкурентов навсегда. С другой точки зрения, структура потребления энергоресурсов в последующие десятилетия может значительно поменяться в сторону возобновляемых источников энергии, и бурить в Арктике станет просто незачем.

Полная версия доступна после покупки

Авторизироваться
Система Orphus