USD 74.1586

+0.73

EUR 87.2253

-0.06

BRENT 43.83

-0.03

AИ-92 43.35

+0.01

AИ-95 47.59

0

AИ-98 53.01

+0.01

ДТ 47.89

+0.02

8 мин
580
0

К Арктике не готовы

Надежды России на успешное "нефтегазовое" будущее сегодня связаны с  разработкой арктического шельфа, однако, из-за острой нехватки собственных технологий и морской техники, западных санкций и дороговизны проектов результат не может быть быстрым.

Бесконечная разведка

Примерно 90% запасов на российском арктическом шельфе сконцентрировали "Газпром" и "Роснефть" вместе со своими дочками.

У "Роснефти" 28 проектов в арктических морях. Активным работы компания ведет с 2012 г. - в первую очередь, в Печорском и Карском морях.

Суммарные извлекаемые ресурсы нефти и газа 19-ти лицензионных участков (ЛУ) "Роснефти" в Западной Арктике оценены в 16 млрд т.н.э. В их пределах обнаружено пять месторождений с извлекаемыми запасами (С1+С2) в 247 млн тонн нефти и конденсата, а также 501 млрд куб. м газа. Четыре месторождения достались "Роснефти" уже открытыми, а одно - "Победу" в Карском море - госкомпания открыла совместно с американской Exxon Mobil в 2014 г.

На участках в Западной Арктики «Роснефть» "выполняет лицензионные обязательства с опережением установленных сроков и существенным превышением объемов работ по лицензиям", указано на сайте компании. Мероприятия 2012-2018 гг.: 70 тыс. пог. км аэрогравимагниторазведочных работ, свыше 70 тыс. пог. км сейсморазведки 2D и 24 тыс. кв. км. - 3D, а также инженерно-геологические изыскания на 15 площадках для бурения поисковых и разведочных скважин.

В морях Восточной Арктики "Роснефть" получила девять ЛУ с извлекаемыми ресурсами более чем в 18 млрд. т н.э. В 2012- 2018 гг. "Роснефть" провела 225 тыс. пог. км аэрогравимагниторазведочных работ, более 73 тыс. пог. км сейсморазведки 2D, семь геологических экспедиций. В 2017-2018 гг. компания пробурила с берега поисковую скважину на Хатангском участке и открыла Центрально-Ольгинское месторождение с извлекаемыми запасами (С1+С2) более 80 млн тонн нефти.

До 2014 г. "Роснефть" планировала разрабатывать значительную часть арктических участков вместе с ExxonMobil. Но из-за санкций в сотрудничество пришлось прервать, что лишило российскую сторону технологий и финансирования от американской компании.

"Газпром" и его дочернии компании владеют 30 ЛУ в Арктике. Деятельность газовой монополии сосредоточена, главным образом, в западной части региона. Ключевые активы: открытые еще в прошлом веке Штокмановское месторождение в Баренцевом море, Ленинградское и Русановское в Карском, а также Харасавэйское (большая часть последнего находится на суше). В скором будущем добыча планируется только на Харасавэе (2 трлн куб. м газовых запасов) - с 2023 г. При этом скважины для разработки морской части будут буриться с берега.

Наиболее активную разведку "Газпром" ведет в приямальской части шельфа Карского моря. В 2018 г. на Ленинградском была обнаружена новая залежь (прирост запасов составил 667,4 млрд куб. м). В том же году по итогам бурения двух поисково-оценочных скважин на Русановском и Нярмейском ЛУ были открыты месторождение им. В.А. Динкова (извлекаемые запасы газа по С1+С2 - 390,7 млрд куб. м) и Нярмейское (120,8 млрд куб. м).

Также "Газпром" готовит к вводу несколько месторождений в водах Обской губы Карского моря, к континентальному шельфу формально не относящиеся.

У "нефтяной" дочки "Газпрома" - "Газпром нефти" - шесть лицензий на арктическом шельфе. На Приразломном месторождении в Печорском море идет добыча (3,2 млн тонн нефти в 2018 г.), при этом продолжается разведка не вовлеченных в разработку залежей. На остальных участках ведут разведку. Компания выполняет лицензионные обязательства на шельфе в заданном объеме и в срок, говорил в июне «Интерфаксу» заместитель гендиректора по развитию шельфовых проектов компании Андрей Патрушев.

Для работы в Восточной Арктике "Газпром нефть" создает с "НОВАТЭКОМ" СП, у компаний будет 51% и 49% соответственно. Займутся разведкой на Северо-Врангелевском участке в Чукотском море, где в прошлом году "Газпром нефть" уже провела 2D-сейсмику. Теперь партнеры планируют вести 3D-разведку и пробурить "пару скважин", рассказывал глава "НОВАТЭКа" Леонид Михельсон. По условиям лицензии, начало добычи ожидается в 2037 г.

Не успевают

Даже открытые в Арктике месторождения сегодня не планируется разрабатывать раньше 2030-х гг. Доразведка месторождений «Победа» и Медынское-море «Роснефти», Ленинградского, Лудловского, Русановского и Ледового «Газпрома», Долгинского «Газпром нефти» запланированы на 2025–2030 гг., то есть добыча будет еще позже, сообщал летом "Коммерсант" со ссылкой на материалы Минприроды. Перспективы участков, где еще не открыты запасы, еще более туманны.

Компании продолжают просить чиновников продлить сроки для выполнения ими лицензионных обязательств. В марте "Газпром" обратился в Минприроды с просьбой продлить сроки геологоразведки на шельфе с десяти до двадцати лет. Предложение поддержала и "Роснефть".

"Глобальные неисполнений" обязательств по лицензиям на шельфе Арктики сейчас нет, рассказывал в июне ТАСС глава Минприроды Дмитрий Кобылкин. Однако в министерстве против продления "режима спокойствия". Сейчас Минприроды и Роснедра ведут переговоры с "Роснефтью" и "Газпромом" о по корректировке условий лицензий по геологоразведке и добыче на шельфе Арктики, а также об увеличении объемов ГРР.

Чиновники не рады затягиванию разработки шельфа: будущее российской добычи, особенно нефтяной, под угрозой. Но и доводы компаний объективны: нехватка буровых платформ, трудности с арендой и приобретением необходимого оборудования за рубежом из-за санкций, дороговизна работ в Арктике (одна скважина обходится примерно в $1 млрд). "Компании перевыполняли объемы работ по сейсмике, подошло время для бурения, а бурение в этих условиях невозможно", - объяснял в мае журналистам глава Роснедр Евгений Кисилев (цитата по ТАСС).

2.jpg

Кроме того, ряд участков расположены не только в суровых климатических условиях, но и в глубоких водах, и нужных технологий для них просто нет. Так, в пределах Хейсовского ЛУ в Баренцевом море глубины достигают 500 м. Владеющая участком "Газпром нефть" сейчас ищет доступные технологические решения для рентабельного освоения участка, рассказывал Андрей Патрушев. Он не исключил, что компании придется просить продления лицензии.

Бурить нечем

Один из главных "тормозов" освоения Арктики - колоссальная импортозависимость российского нефтегаза по оборудованию, технологиям и программного обеспечения для работы на шельфе. Показатель, по разным оценкам, составляет не менее 70%, а по многим позициям достигает 100%.

Критически не хватает морских буровых установок. Сегодня страна обладает 15 буровыми платформами. Из восьми стационарных только одна задействована в Арктике - "Приразломная" (с нее ведется добыча на одноименном месторождении). Из семи платформ-судов в арктических водах сейчас работают СПБУ "Арктическая" и "Амазон" "Газпром флота". Первая задействована на проектах "Газпрома" в Карском море, вторая бурит на Обской губе для "НОВАТЭКа".

Использование платформ западных судовладельцев затруднено из-за санкций. Компаниям приходится переориентироваться на восточных партнеров. Так, «Газпром геологоразведка» арендует у китайской COSL ППБУ Nanhai VIII для бурения в Карском море.

По планам Минэнерго, к 2030 г. в России будет работать 30 передвижных морских буровых, которые предстоит построить на отечественных и азиатских верфях. В РФ эту задачу смогут взять предприятия судостроительного кластера Архангельской области, а в недалеком будущем - строящиеся комплекс «Звезда» и Кольская верфь. Однако, по мнению экспертов, Россия не сможет строить платформы без импортных компонентов, в особенности высокотехнологичных.

Более успешно идет пополнение флота вспомогательных судов, способных работать на шельфе: несколько уже заложено на «Звезде». Ряд предприятий задействованы в проекте по строительству подводно-добычных комплексов (ПДК). "Газпром" сообщал, что добыча на Харасавэе будут вести с помощью ПДК отечественного производства.

Проблема с оборудованием для работы на шельфе отчасти решается путем локализации западных технологий. Например, Гусевский арматурный завод «Гусар» по лицензионному соглашению с шотландской Plexus производит системы придонных подвесок Mudline. Оборудование закупает "Газпром" для строительства поисково-оценочной скважины на шельфе Карского моря.

3.jpg

Правительство ищет выход

26 августа вице-премьеры Дмитрия Козак и Юрий Трутнев провели рабочее совещание по вопросу о предоставлении права пользования недрами на арктическом шельфе. После него правительство приняло целый ряд знаковых решений.

Пожалуй, важнее из них - частным компаниям разрешат работать на арктическом шельфе. Пока еще речь идет о подготовке соответствующего законопроекта. Идею активно продвигает Юрий Трутнев, возглавляющий госкомиссию по вопросам развития Арктики: так вице-премьер надеется создать конкуренцию в сегменте. Также г-н Трутнев высказывался за внедрение в России «норвежской модели» для шельфа, когда за госкомпаниями только 30% в консорциумах, а прочее - у частных компаний, включая иностранных инвесторов.

Получится или нет - спорно: подразумевается, что расширенный состав компаний сможет претендовать на нераспределенные лицензии, а это около 10% углеводородных ресурсов в морях Арктики. При этом, как уже не раз высказывался глава Минприроды Дмитрий Кобылкин, "очереди желающих" работать на шельфе нет. Несколько лет назад такой возможности добивался "ЛУКОЙЛ", но то было при высоких ценах на нефть, напоминал министр.

Эксперты не ожидают и притока иностранных инвестиций на российский шельф. По крайней мере, до снятия санкции, чего пока не ожидается. В лучшем случае, России можно будет рассчитывать на интерес азиатских компаний.

Другая идея Юрия Трутнева: ужесточить требования к обязательствам компаний на шельфе, вплоть до отзыва лицензий, - пока поддержку не нашла. Менять нынешние основания для досрочного изъятия лицензий на совещании 26 августа было было признано нецелесообразным. Однако менять сроки и прочие условия лицензий теперь предлагается исключительно по решению правительства и после многочисленных согласований.

Правительство также поручило профильным ведомствам проработать вопрос о наделении специальной госкомпании функциями по координации работы недропользователей на шельфе. Сообщалось, что такой компанией может стать Росгеология.

Министерствам также поручено выработать предложения по льготам и финансированию новых нефтегазовых проектов на шельфе. Сроки налоговых льгот планируется скорректировать с учетом индивидуальных особенностей месторождений. Минфин, Минэнерго и Минэкономразвития совместно с Банком России и ВЭБом должны подумать, как повысить доступность проектного финансирования разработки шельфовых месторождений "с учётом целесообразности финансирования по ставке 2–3% годовых в валюте", говорится в протоколе совещания, размещенном на сайте правительства.

Наконец, Минэнерго совместно с Минпромторгом и компаниями проработают вопрос об организации строительства в России буровых платформ высшего ледового класса. В случае подтверждения спроса на такие платформы и окупаемости их строительства ведомства разработают предложения о строительстве платформ с необходимыми расчетами и обоснованиями.

Прогнозы

Ни эксперты, ни сами чиновники не ожидают масштабной добычи на шельфе в среднесрочной перспективе. Так, президент Союза нефтепромышленников России Геннадий Шмаль полагает, что разработка новых месторождений начнется не раньше 2035 г. "Сегодня мы не готовы: нет технологии, оборудования, нормативной документации, с чем идти? А главное — оборудование, надо чтобы оно было очень надежным", — пояснял эксперт РИА Новости. Россия вкладывает недостаточно средств на научно-исследовательские работы, без чего нет и новых технологий, уверен г-н Шмаль.

Замглавы Минэнерго России Павел Сорокин, выступая в прошлом месяце на Восточном экономическом форуме, был чуть более оптимистичен. К 2035 г. шельф имеет все возможности стать на замену традиционных регионов, говорил замминистра. По его мнению, необходима скоординированная политика всех профильных ведомств и бизнеса. В первую очередь, нужно приблизить стоимость финансирования к конкурентным уровням, подчеркнул он.

Дмитрий Кобылкин в августовском интервью "Ведомостям" отмечал, что приступать к разработке шельфовых запасов сейчас не имеет смысла. "Через 10–15 лет у нас будут другие технологии. И сейчас нам не нужно рвать когти и бежать туда, рискуя получить техногенную аварию просто потому, что нет технологий», - говорил министр. Вместе с тем он считает, что объемы разведки необходимо наращивать.

А вот Юрий Трутнев уверен, что медлить с разработкой шельфа нельзя нисколько. К 2035 г. возобновляемые источники энергии могут занять до 50% рынка, напоминал он в интервью "Интерфаксу". "Это значит, что если мы еще лет 10-15-20 без действия посидим на шельфовых запасах, то уже при наших детях или внуках эти запасы перестанут быть востребованы. Нефть и газ нужны миру сейчас, в краткосрочном и каком-то среднесрочном периоде", - заявил вице-премьер.

Автор: Ирина Герасимова



Статья «К Арктике не готовы» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№11, 2019)

Авторы:
Система Orphus