USD 73.7663

+0.07

EUR 86.8451

-0.08

BRENT 74.2

+0.02

AИ-92 45.68

+0.01

AИ-95 49.57

+0.01

AИ-98 56.33

+0.02

ДТ 49.74

0

8 мин
83
0

«Северный поток -2» – большая труба для большой политики

«Северный поток -2» – большая труба для большой политики

Что стоит во главе – экономика или политика? Считается, что экономика стоит во главе всего, а политика только обслуживает экономику. Если исходить из этого постулата, то проект «Северный поток-2» («СП-2») должен быть обязательно реализован, поскольку экономически он, конечно, выгоден. Но не все так просто в этом мире. «Северный поток-2» по сути это одновременно и политический, и экономический проект, хотя все его сторонники и противники ссылаются исключительно лишь на выгодные им моменты – кто-то объявляет его явно политическим, а кто-то, наоборот, чисто экономическим проектом, причем у каждой стороны находятся весомые аргументы в этом споре.

История вопроса

8 июня 2015 г. на Петербургском экономическом форуме Газпром, немецкий E. ON, англо-голладский Shell и австрийский OMV договорились о сотрудничестве по проекту создания второй линии газопровода «Северный поток» по дну Балтийского моря, которая при вводе в строй третьей и четвертой ниток газопровода увеличит объем поставок газа в Германию в два раза, до 110 млрд м3 в год. Было приято решение о создании для строительства и последующей эксплуатации газопровода международного консорциума, каждый из участников которого получал свою долю в капитале этого совместного предприятия. Предполагалось, что участники проекта, окончательный состав которых состоял из французской Engie, австрийской OMV, англо-голландской Shell, немецких Uniper (бывший E. ON) и Wintershall создадут с Газпромом совместное предприятие (СП). Этот шаг был необходим, чтобы избежать возражений со стороны Комиссии ЕС, которая могла применить в отношении этого проекта механизм Третьего энергетического пакета, обвинив российский концерн в монополии. Кроме того европейские компании-участники должны были обеспечить по крайней мере половину объема финансирования проекта, бюджет которого составляет на сегодня, по некоторым оценкам, уже около 10 млрд евро.

Заявку на создание СП партнеры подали регуляторам Германии и Польши в декабре 2015 г. Германский регулятор согласовал ее в течение 18 дней. Польша взяла дополнительное время на рассмотрение заявки, направляла дополнительные запросы заявителям, а в конце июля 2016 г. выпустила официальное заявление о возражениях. В заявлении говорилось, в частности, что реализация проекта приведет к «существенному ограничению конкуренции».

В результате западные партнеры Газпрома отказались от идеи создания консорциума по строительству нового газопровода, что вызвано несколькими причинами. Одной из них следует назвать риски осложнений для бизнеса этих компаний в Польше. Второй причиной является нежелание стран-участниц СП на нынешнем фоне проблем в единой Европе раздувать еще один скандал, способный усугубить противоречия между членами ЕС. Поэтому партнеры по проекту «Северный поток-2» отозвали ходатайство о создании СП, направленное ранее в польский антимонопольный регулятор UOKiK.

Необходимость получения разрешения у польской стороны была вызвана тем, что у Газпрома, Shell и немецких компаний уже есть существенный бизнес в Польше. В ходе неофициальных встреч стало ясно, что регулятор настроен решительно на запрет слияния и шансы на успешную апелляцию ничтожны.

Теоретически консорциум мог бы проигнорировать мнение Польши, но западные участники объединения сочли такой вариант неприемлемым и слишком рискованным. Известно, что на данный момент никакого решения по схеме участия в проекте не принято, есть только понимание, что она должна быть одинаковой для всех западных партнеров. Пока единственным акционером Nord Steeam-2 остается Газпром, который продолжает подготовительные работы для начала строительства газопровода.

Кто против проекта?

Противников у «СП-2» гораздо больше, чем сторонников. И здесь политика густо замешана на экономических интересах. Так, например, в марте этого года восемь членов ЕС – Чехия, Словакия, Венгрия, Польша, Румыния, Латвия, Литва, Эстония – выступили с заявлением, направленным категорически против проекта, обосновав это тем, что «реализация проекта несет в себе геополитическую угрозу».

В том факте, что Польша фактически заблокировала проект, ничего удивительного нет. С одной стороны, Польша, также как Словакия и Украина, в случае реализации «Северного потока-2» потеряют миллиарды долларов, которые они получают за транзит газа по своей территории. Известно также, что Польша является проводником интересов США в Европе. А США сейчас оказывают беспрецедентное давление на Европу с целью сорвать газовые проекты с Россией. Причем это давление оказывается на всех уровнях и на все имеющие отношение к этим вопросам страны. На пресс-конференции в Стокгольме в конце августа вице-президент США Джозеф Байден назвал «СП-2» «плохой сделкой» для Европы. Он подчеркнул, что в случае появления газопровода возросшая зависимость Европы от России приведет к полной дестабилизации Украины. «Европе необходимо диверсифицировать свои источники газа», – заявил Байден. Позиция вице-президента США обусловлена беспокойством относительно возможной потери Украиной поступлений от транзита (а это 2 млрд долларов США ежегодно), которые придется возмещать ее спонсорам, а конкретно США. Кроме того, Байден навязчиво лоббирует интересы американских газовых компаний, которые планируют наладить регулярные поставки СПГ на Европейский континент. Как говорится, ничего личного, просто бизнес.

Действия Польши копирует и Украина. Антимонопольный комитет Украины на днях потребовал от участников проекта газопровода «СП-2», согласовать его реализацию с украинской стороной «для предотвращения нарушения законодательства о защите экономической конкуренции». Вряд ли кто обратил внимание на этот украинский демарш. Однако сбрасывать со счетов его все-таки нельзя. Если дело дойдет до Комиссии ЕС и судебных разбирательств, он станет еще одним аргументом для противников проекта.

Одним из примеров давления США могут стать их усилия по срыву сделки по обмену активами между австрийской компанией ОМV и Газпромом, в которой планировалось, что в обмен на долю в проекте газодобычи в Сибири OMV предоставит российскому газовому холдингу активы своей «дочки» в Норвегии OMV Norge. Узнав о договоренности, США начали давить на Норвегию и лично на министра энергетики Торда Андре Лина, позже об этом стало известно из австрийской прессы. В результате Норвегия заблокировала сделку. Австрийское издание назвало этот случай «борьбой в традициях холодной войны».

Ситуация с OMV – это всего лишь один из многих подобного рода случаев, можно вспомнить многочисленные визиты эмиссаров США в Болгарию по поводу «Южного потока», который затем был успешно похоронен болгарскими партнерами. Представители Дании, участвовавшие в переговорах по «СП-2», который касается территориальных вод этой страны, жаловались, что оказалась в безвыходной ситуации, хотя и не имеют ничего против расширения газопровода, однако предпочитает не вызывать недовольство Вашингтона. Для полноты картины следует добавить и активность спецпосланника США по международным энергетическим вопросам Амоса Хохштейна, который, вторя Байдену, утверждает, что «СП-2» нанесет экономике Украины непоправимый удар, из чего следует, что США сделают все возможное, чтобы заблокировать этот проект, уговорив Германию отказаться от планов по его реализации. По словам Хохштейна, «Северный поток-2» угрожает энергетической безопасности Европы и ее стратегии по диверсификации источников энергии. Поэтому он заботливо предлагает Европе покупать как можно больше американского сжиженного газа, который дороже российского трубопроводного на 50-70%.

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер тоже прошелся по проекту «СП-2». Выступая на международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге в июне, он сказал: «Мы должны быть уверены в том, что все страны Центральной и Восточной Европы имеют равный доступ к поставкам энергии». «Мне очень нравятся трубопроводы, которые соединяют, а не разъединяют», – добавил глава Еврокомиссии..

Кто кроме Газпрома за проект?

Очевидно, что главный бенефициар проекта «СП-2» в Европе это немецкие газовые фирмы – участницы проекта и Германия в целом. Польша, например, уже закупает СПГ из Катара, пока около 10% от своих потребностей. Газ из Катара на 70% дороже российского, но Польша называет это платой за «диверсификацию поставок углеводородов». В Германии нет такой безумной русофобии, там умеют видеть и получать свою выгоду от торговли с соседями. «Восточная политика» Германии еще во времена СССР заключалась в налаживании отношений через экономическое сотрудничество. Если «СП-2» будет реализован и через Германию пойдут дополнительные 55 млрд м3 газа в год, то эта страна станет ключевым газовым игроком на континенте. Это сулит немалые выгоды. Газ из Германии можно будет поставлять в страны Западной, Центральной, Южной и (!) Восточной Европы. Даже сейчас газ, поставляемый в Чехию через «СП-1» и трубопровод Opal, стоит дешевле, чем транзит через Украину и Словакию. Кроме выгод от транзита, немецкие компании получат серьезные инфраструктурные подряды, значительно возрастет ликвидность газового рынка Германии, что приведет к снижению цены на газ и общему повышению конкурентоспособности промышленности. Проект даст новые рабочие места и толчок к развитию экономики. Причем финансировать его будут только частные фирмы. То есть многие в Берлине за проект, но Брюссель против. Германия оказалась сейчас на распутье, это момент истины для страны. Может ли она позволить себе независимую внешнюю и экономическую политику или останется заложником евроатлантической солидарности? Не стоит забывать, что американские войска так и не покинули Германию, хотя со времен Второй мировой войны прошло более 70 лет. Однако в немецкой элите происходит борьба вокруг проекта. Вот один из ярких примеров такой борьбы.

Недавно лидер Европейской народной партии, крупнейшей, кстати, в Европарламенте, Манфред Вебер написал письмо министру экономики ФРГ Зигмару Габриэлю, в котором резко критиковал проект строительства газопровода по дну Балтийского моря. Пресс-секретарь Габриэля, когда ее спросили через неделю о реакции шефа, сделала удивленные глаза и сказала, что впервые слышит о таком письме.

Пожалуй, Вебер напрасно ждал от Зигмара Габриэля какой-то другой реакции. Лидер СДПГ осенью прошлого года летал в Москву, чтобы заверить Владимира Путина в поддержке проекта Германией.

У СДПГ давние дружеские связи с Москвой. В отличие от ХДС и ХСС социал-демократы от сотрудничества с Россией выигрывают. Они надеются, что их твердая позиция в спорах вокруг проекта поможет им успешно выступить на парламентских выборах, которые состоятся в 2017 г. 

Энергетический сектор, в котором работают мощные профсоюзы, традиционно считается вотчиной СДПГ. Габриэль надеется, что поддержка «Северного потока» поможет его партии вернуть голоса избирателей и преодолеть кризис. 

Многие обозреватели считают, что Германия, не раздувая большого европейского скандала, будут все же продвигать столь выгодный ей проект. Хотя в этом случае действия Германии войдут в противоречие с так называемым «списком Могерини», перечнем пунктов, которые должны, по мнению ЕС, лежать в основе отношений с Россией. И там присутствует требование проводить общую энергетическую политику.

Что касается Украины, теряющей в случае реализации проекта транзитные миллиарды, есть версия, что Германия, в случае реализации проекта, попросит Газпром оставить небольшой транзит через эту страну, в объемах 20- 30 млрд м3 в год.

Перспективы проекта

Постоянный представитель России при ЕС Владимир Чижов считает, что проект «СП-2» будет реализован, поскольку он чрезвычайно привлекателен коммерчески для крупнейших газовых компаний Германии. Кроме этого, Чижов обращает внимание, что у «Северного потока» в отличие от «Южного» нет наземной части, что не позволяет ЕС применить к нему положения Третьего энергопакета ЕС, на основании которого договоры России со странами транзитерами по «Южному потоку» были признаны ЕС незаконными.

Недавно глава Газпрома Алексей Миллер также прокомментировал ситуацию с проектом «СП-2». «Иностранные партнеры Газпрома по проекту строительства газопровода «Северный поток-2» продолжают работу», – сообщил он журналистам.

«Абсолютно все партнеры, которые являются участниками проекта с самого начала, продолжат работу над проектом. Они все подтвердили Газпрому свое участие. Что касается конкретных моделей реализации проекта, в настоящее время есть несколько вариантов, они обсуждаются, мы ведем переговоры. Думаю, что буквально в самые ближайшие месяцы мы примем окончательное решение», – добавил А. Миллер.

 



Статья ««Северный поток -2» – большая труба для большой политики» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№9, 2016)

Авторы: