Реиндустриализация в США и в России - Первая строчка - Статьи журнала
15 мин
4
0

Реиндустриализация в США и в России

Реиндустриализация в США и в России

В статье раскрываются важнейшие аспекты процесса реиндустриализации в мировой экономике и анализируются особенности современной стратегии реиндустриализации в США. С учётом опыта США выявлено, что для России реиндустриализация экономики должна сочетать активную модернизацию существующих производственных мощностей и формирование новых отраслей промышленности с использованием технологий шестого технологического уклада.

Под реиндустриализацией развитые страны мира понимают реализацию политики, способной изменить тенденцию спада в реальном секторе национальных экономик государств, в координации с решением проблемы занятости населения за счёт инновационного переоснащения производств, оптимизации производственных цепочек. Программы реиндустриализации в первую очередь затрагивают те отрасли, которые испытывают наиболее сильную конкуренцию с импортными товарами. В процессе поиска точек роста экономики происходит не только возвращение производств в развитые страны, восстановление промышленной активности на инновационной основе, но и формирование новых отраслей промышленности.

По мнению экспертов,[1] [2] в результате реиндустриализации в рамках четвёртой промышленной революции в среднесрочной и долгосрочной перспективе можно ожидать:

·                    создание новых рынков и исчезновение некоторых традиционных видов деятельности;

·                    формирование глобальных очагов быстрого промышленного роста;

·                    трансформацию устойчивой системы производственной специализации стран за счёт исключения устаревающих элементов технологической цепочки;

·                    сокращение потребности в неквалифицированных видах труда и обострение глобальной проблемы безработицы;

·                    углубление технологического превосходства промышленно-развитых стран.

В США основными направлениями реиндустриализации являются реализация энергетической стратегии по повышению доступности и удешевлению энергоносителей (в первую очередь, для промышленности) и стимулирование так называемого «оншоринга» («решоринга»), то есть возврата на родину ранее вынесенных за рубеж мощностей обрабатывающей промышленности. Механизмами реиндустриализации в США являются реализация «энергетической стратегии по повышению доступности и удешевлению энергоносителей»[3], а также стимулирование «возврата предприятий обрабатывающей промышленности»[4].

Среди причин возвращения американских ТНК обратно в США отмечается рост расходов на заработную плату в развивающихся странах. Кроме того, на привлекательности США как центра промышленного производства сказалась и «сланцевая революция», позволившая увеличить добычу нефти и газа в стране – впервые за 40 лет был снят запрет на экспорт нефти и поставлена амбициозная цель превращения США из главного потребителя нефти в её экспортёра. Однако так как отсутствует сама инфраструктура для экспорта нефти и газа, цены на энергоресурсы на внутреннем рынке заметно снизились. Дешевизна газа и нефти на внутреннем рынке США означает, что промышленные компании имеют преимущество по цене энергии 60–70 % по сравнению с конкурентами в Китае, Японии, Южной Корее и Европе. Долгосрочная перспектива низких цен уже привлекает промышленные компании инвестировать в расширение мощностей в Соединённых Штатах. В результате дешёвый газ может стать локомотивом реиндустриализации США. Это особенно актуально для энергоинтенсивной тяжёлой промышленности, а также для химии и нефтехимии.

США как лидер новых технологий, особенно в информационно-коммуникационной сфере, добились наибольших успехов в промышленном внедрении интернета вещей, в том числе благодаря активному использованию механизма государственно-частного партнёрства и рационального природопользования, что необходимо развивать и России.[5] В качестве аргументов в пользу реиндустриализации в США можно отметить следующие. Во-первых, обрабатывающая промышленность порождает эффекты распространения новых знаний на всю остальную экономику. Новые знания и технологии, управленческие формы, используемые в производстве новой продукции, неизбежно распространятся на другие бизнес-проекты. Во-вторых, снижение рыночной доли в отраслях, основанных на знаниях, оказывает негативный эффект на всю экономику. Так, если страна теряет аэрокосмическую отрасль, то происходит деградация всей инновационной экосистемы, что затрудняет развитие новых предприятий и генерацию новых технологий. Если утрачиваются технологические возможности в одной отрасли, то почти невозможно её возродить. Это затрудняет рост других отраслей, что ослабляет общую конкурентоспособность. В-третьих, если производство уходит за границу, то инновации обычно следуют туда же, ослабляя международную конкурентоспособность страны.

В США, по расчётам автора, с 2009 по 2016 гг. обрабатывающий сектор промышленности вырос на 20 %. В качестве результатов роста данного сектора промышленности можно отметить появление 900 тыс. новых рабочих мест в период с 2008 по 2016 гг., из которых в результате непосредственного возвращения из-за рубежа было создано 80 тыс. мест. При этом ВВП США вырос за 2016 г. более чем на 3 %, а производство в обрабатывающих отраслях – на 3,5 %. Среди мер стимулирования процессов реиндустриализации, предпринимаемых правительством США, можно отметить использование научно-технической базы университетов США. Так, в США был создан консорциум[6], возглавляемый колледжем Университета Луизианы (LSU College of Engineering and Science) и состоящий из пяти университетов (LSU, Louisiana Tech, Grambling, Southern и University of New Orleans), для поддержки перспективных технологий и обучения им. Кроме того, Массачусетский технологический институт разработал ряд программ для поддержки производства следующего поколения. Помимо этого, в Соединённых Штатах реализуется множество других программ, в том числе региональных, направленных на расширение возможностей использования коллективного потенциала страны.

Представители среднего и рабочего класса США не ощущали роста доходов в течение последних двадцати лет. Более того, деиндустриализация Америки происходила фактически симметрично росту индустриализации Китая и других развивающихся стран, например Мексики, и росту доходов их среднего класса. Поэтому решение президента США Д. Трампа о возвращении производств в США с позиций среднего и рабочего класса выглядит более чем логично.

Перемещение производств в США стимулируется ограничениями в виде увеличения налога на импорт и, наравне с этим, введением поощрений – фактических льгот по ценам на энергоресурсы для производств внутри страны. Когда производитель оборудования Carrier, продукцией которого являются нагреватели и кондиционеры, в феврале 2016 г. объявил о решении перенести 1 400 рабочих мест в Мексику, власти США в ходе переговоров с руководством компании добились того, что в обмен на предложение понизить налоги, компания объявила о намерении сохранить 1 000 рабочих мест в Соединённых Штатах. Хотя при этом следует упомянуть, что компания United Technologies, чьей дочерней компанией является Carrier как производитель военной техники ощутимо зависит от государственных закупок (10 % его продаж приходится на государственные компании США).

В качестве ещё одного примера привлечения производств в США можно упомянуть тайваньскую компанию Foxconn, занимающуюся сборкой высокотехнологичной продукции американской Apple (является крупнейшим клиентом компании). Foxconn уже владеет производственными подразделениями в США и сейчас решила создать там же сборочный завод. Строго говоря, это не является прямым переносом деятельности, поскольку компания не предусматривает одновременное «дезинвестирование» на Тайване, но в преддверии ожидания роста американского рынка и установления торговых барьеров, создание полноценного производства в США может оказаться для Foxconn весьма выгодным шагом.

Автомобилестроение будет являться в среднесрочной и долгосрочной перспективе одним из основных секторов промышленности США. Притом что сейчас отрасль автомобилестроения является сильно глобализированной, в 2017 г. компания Ford Motors решила отменить свой проект по строительству завода в Мексике стоимостью 1,6 млрд долл. и объявила об инвестициях в размере 700 млн долл. в завод на территории США, ориентированный на строительство электромобилей и автономных автомобилей (т.е. автотранспорта с полностью автоматизированной системой управления). Несмотря на то, что автопроизводитель пока полностью не отказался от планов перенести свои производственные мощности в Мексику, а принятое им решение больше похоже на перераспределение производства компании, чем на перемещение, анализ показывает, что США используют протекционистские меры, например, через увеличение пошлины на ввоз транспортных средств из Мексики и Канады.

Кроме того, увеличение пошлин способно помочь конкурентоспособности американского автопрома на внутреннем рынке, так как нарушает планы возможных конкурентов, в частности – ведущих автоконцернов Германии, инвестировавших значительные средства в производство автомобилей в Мексике и планировавших укрепить свои позиции на рынке США, в том числе за счёт снижения издержек.

Заметим, что, хотя возврат производства в США повлечёт за собой снижение энергетических и налоговых издержек для автомобилестроительных компаний, это может значительно увеличить расходы на заработную плату работников (расходы производителей на заработную плату в США в час эквивалентны расходам на заработную плату в Мексике в день).

Добавим также, что США имеют сильные позиции на мировых рынках по производству металлов, продукции химической промышленности, а также по другим отраслям обрабатывающей промышленности, в которых высока доля издержек на энергоресурсы в себестоимости продукции (в химической промышленности – 12,5 %, металлургии – 9 %, в некоторых отраслях обрабатывающей промышленности – около 10 %). Поэтому снижение стоимости энергии в США является для этих отраслей важным аргументом в пользу развития производства на территории США. Возврат производства в США повлечёт за собой снижение энергетических и налоговых издержек, но может опять же увеличить расходы на заработную плату работников. Таким образом, США рассчитывают обеспечить успех реиндустриализации за счёт таких факторов, как привлечение квалифицированных кадров и рост численности занятых в промышленности; технологическое лидерство в основных отраслях промышленности (в том числе использование механизмов государственно-частного партнёрства при трансфере научно-технических достижений в производство); снижение стоимости энергетических ресурсов внутри США.

В условиях сегодняшних ограничений большая часть составляющих предложенной стратегии индустриализации для России затруднена[7]. Российская Федерация сталкивается с ситуацией, когда проведение реиндустриализации, предполагающее, в том числе, опору на импорт высоких технологий, осложняется неблагоприятной внешнеэкономической и внешнеполитической конъюнктурой (политикой санкций в отношении России). В этих условиях интенсивное развитие промышленности Российского государства за счёт приобретения за рубежом новых технологий и оборудования ограничено.

Таким образом, в процессе реиндустриализации промышленности наблюдается возрастание удельного веса обрабатывающих отраслей, происходит сдвиг к капиталоемким отраслям (прежде всего, к химии, машиностроению и металлообработке), а в развитых странах – к наукоёмким (электронное машиностроение, авиакосмическая промышленность, биологическая, фармацевтическая промышленность и др.), способным в перспективе стать основой роста и эффективной адаптации экономики к процессам мировой трансформации.

В свою очередь, высокая доля издержек на энергоресурсы в себестоимости продукции по показателю энергоэффективности по сравнению с США, существенно снижает конкурентоспособность Российской Федерации. Доля затрат на приобретение электроэнергии и газа в себестоимости некоторых видов продукции отраслей обрабатывающей промышленности составляет около 10 % (химической промышленности – 12,5 %, металлургии – 9 %).

Как представляется, для России реиндустриализация экономики должна подразумевать активную модернизацию существующих производственных мощностей. Переформатирование промышленности также предполагает формирование новых отраслей промышленности на основе обращения к технологиям шестого технологического уклада. По мнению автора, для Российской Федерации на этом направлении необходимо развивать так называемые технологии «переходного периода», т.е. выделять технологии тех отраслей, интенсивность развития которых позволяет не только добиться ощутимых результатов уже сейчас, но и создать на их основе прочный фундамент для будущих достижений. В этих условиях драйверами новой индустриализации в среднесрочной и долгосрочной перспективе должны стать наукоемкие отрасли промышленности, в которых сосредоточены новейшие технологии и наибольшее число высококвалифицированных кадров, в частности в оборонной промышленности, при обеспечении трансфера научных достижений в гражданскую промышленность. Наравне с этим России необходимо осуществлять переоснащение аграрного сектора, расширять и реализовывать имеющийся транзитный потенциал, в том числе с опорой на технологии шестого экономического уклада. Следует реализовывать подход, подразумевающий выделение ведущих отраслей промышленности, имеющих внутренний спрос и экспортный потенциал, в качестве драйверов роста, при одновременном направленном развитии связанных с ними отраслей. Например, развивая аграрную отрасль, спрос на продукцию которой как внутри страны, так и за рубежом значителен, необходимо одновременно развивать химическую промышленность в части удобрений, экологически чистых добавок, стимулирующих рост сельскохозяйственных культур и т.д.

Также необходимо одновременно развивать производство сельскохозяйственной техники. Важным условием результативности политики обновления промышленности и экономики является способность государства обеспечить условия честной конкуренции предприятий, в том числе на внутреннем рынке, реализовывать меры эффективного стимулирования выпуска инновационной продукции.

В среднесрочной перспективе в условиях развития цифровой экономики, залогом конкурентоспособности стран станет способность продавца не только быстро представить продукцию на рынок, но и предложить связанные с ней услуги. В данной ситуации важным аспектом реиндустриализации, в том числе при переходе к цифровой экономике, является согласованность выбора основных направлений развития отраслей промышленности и сферы услуг, реализуемая на основе нового технологического уклада[8]. Кроме того, Российской Федерации в целях развития взаимовыгодного сотрудничества следует активнее использовать заинтересованность европейского бизнес-сообщества в надёжных поставках энергоресурсов, а также растущее понимание экономической нецелесообразности санкционной политики против России[9].

В сложившейся ситуации важную роль в среднесрочной и долгосрочной перспективе для проведения реиндустриализации в России будет играть механизм государственно-частного партнёрства[10], в рамках которого важна роль государства не только в финансировании научных организаций, но и выработке стратегии и законов развития высокотехнологичного производства и экспорта продукции, развитии инфраструктуры поддержки инноваций. Ощутимую пользу при проведении реиндустриализации может принести повышение эффективности взаимодействия государства с более мобильным и восприимчивым к инновациям частным сектором по реализации проектов трансфера результатов новейших научных исследований в производство. В рамках проектов государственно-частного партнёрства осуществляется совместное финансированиеНИОКР по актуальным проблемам, государством и частным сектором. Задачей совместных действий российского государства и бизнеса будет являться формирование стратегии реиндустриализации экономики для создания эффективной среды полного цикла разработки – от выработки теоретических постулатов реиндустриализации до их практического воплощения.

Использование опыта США в организации трансфера научных достижений и разработок в промышленность, в том числе посредством реализации проектов ГЧП, может представлять значительный интерес для реиндустриализации промышленности России.

В то же время необходимо отметить, что импорт технологий, связанных с прямыми инвестициями, уменьшает спрос на участие в НИОКР национальных научно-технических ресурсов. Широкий импорт технологий усугубляет технологическую зависимость, позволяя быстро повысить технический уровень производства, расширить номенклатуру изделий, но при этом консервирует «технологический разрыв» между государством, экспортирующим технологии, и государствами-реципиентами этих технологий. «Технологический импорт» вымывает национальный капитал из отраслей, смежных с производством данной конечной продукции, и, следовательно, способен затормозить её реиндустриализацию.

Таким образом, проведённый анализ стратегии реиндустриализации в США показал, что для результативности переформатирования и модернизации промышленности России необходимо обеспечить: подготовку высококвалифицированных научных кадров для участия в создании новых отраслей промышленности и специалистов, способных эффективно работать на производствах Индустрии 4.0; построение системы трансфера результатов новейших научных исследований в производство (от формирования стратегии реиндустриализации промышленности на базе технологий шестого промышленного уклада (четвёртой промышленной революции) до вывода продукции на внутренний и экспортный рынки); выпуск инновационной продукции и повышение производительности в промышленности за счёт привлечения инвестиций; развитие технологий шестого промышленного уклада (четвёртой промышленной революции)[11], в т.ч. робототехники, 3D-печати, интернета вещей и пр.; модернизацию традиционных отраслей промышленности с учётом перехода на технологии нового поколения, в т.ч. отрасли машиностроения (станкостроения, инструментальной промышленности, приборостроения, сельскохозяйственной техники); условия честной конкуренции предприятий, в том числе на внутреннем рынке; одновременное развитие традиционно сильных отраслей (в т.ч., добывающей промышленности, агропромышленного сектора, при обеспечении высоких стандартов продукции и т.д.); повышение энергоэффективности отраслей обрабатывающей промышленности; обеспечение доступа на внешние рынки, в том числе растущие рынки развивающихся стран.

 

Литература

1. Бодрунов С.Д. Императивы, возможности и проблемы реиндустриализации. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://inir.ru/wp-content/uploads/2014/02/09_Императивы-возможности-и-проблемы-реиндустриализации.pdf (дата обращения 01.03.2018).

2. Бодрунов С.Д. Интеграция производства, науки и образования как основа реиндустриализации РФ. Мировая экономика и международные отношения. 2015. № 10. С. 94-104.

3. Вишневская Н. Мобильность рабочих мест и рабочей силы. Мировая экономика и международные отношения. 2015. № 10. С. 62-75.

4. Загашвили В. Западные санкции и российская экономика. Мировая экономика и международные отношения. 2015. Т. 59. № 11. С. 67-77.

5. Захаров А.Н. Рациональное природопользование в условиях глобализации: международная практика и российская действительность. Российский внешнеэкономический вестник. 2003. № 8. С. 38-45.

6. Захаров А.Н. Роль механизмов государственно-частного партнерства в решении экономических и социальных проблем России. Мировое и национальное хозяйство. 2011. № 1. С.2-7.

7. Шваб К. Четвертая промышленная революция: перевод с английского. – Москва: Издательство “Э”, 2017. 208 с.

 

[1] Толкачёв С.А. Индустрия 4.0. и её влияние на технологические основы экономической безопасности России // Политические и экономические стратегии. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://elib.fa.ru/art2017/bv702.pdf /download/bv702.pdf?lang=en (дата обращения: 01.03.2018).

[2] Вишневская Н. Мобильность рабочих мест и рабочей силы. Мировая экономика и международные отношения. 2015. № 10. С. 62-75.

[3] Бодрунов С.Д. Императивы, возможности и проблемы реиндустриализации. [Электронный ресурс]. Режим доступа:                 https://inir.ru/wp-content/uploads/2014/02/09_Императивы-возможности-и-проблемы-реиндустриализации.pdf (дата обращения 01.03.2018).

[4] Бодрунов С.Д. Интеграция производства, науки и образования как основа реиндустриализации РФ. Мировая экономика и международные отношения. 2015. № 10. С. 94-104.

[5] Захаров А.Н. Рациональное природопользование в условиях глобализации: международная практика и российская действительность. Российский внешнеэкономический вестник. 2003. № 8. С. 38-45.

[6] LSU Faculty Lead Efforts To Win $20 million Grant From Lousiana Advanced Manufacturing Consortium. [Electromic resource] // EurekAlert. – 3 August 2015. – URL:        https://www.eurekalert.org/pub_releases/2015-08/lsu-lfl080315.php (accessed 01.03.2018).

[7] Загашвили В. Западные санкции и российская экономика. Мировая экономика и международные отношения. 2015. Т. 59. № 11. С. 67-77.

[8] Шваб К. Четвертая промышленная революция: перевод с английского. – Москва: Издательство “Э”, 2017. 208 с.

[9] Загашвили В. Западные санкции и российская экономика. Мировая экономика и международные отношения. 2015. Т. 59. № 11. С. 67-77.

[10] Захаров А.Н. Роль механизмов государственно-частного партнерства в решении экономических и социальных проблем России. Мировое и национальное хозяйство. 2011. № 1. С. 2-7.

[11] Шваб К. Четвертая промышленная революция: перевод с английского. – Москва: Издательство “Э”, 2017. 208 с.



Статья «Реиндустриализация в США и в России» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№7, Июль 2018)

Авторы: