USD 71.2298

+0.35

EUR 80.2689

-0.14

BRENT 43.27

0

AИ-92 43.26

+0.05

AИ-95 47.33

+0.05

AИ-98 52.88

+0.01

ДТ 47.8

+0.02

18 мин
95
0

Усиление континентальности климата и адаптивная рекультивация нарушенных тундровых почв

Показаны усиление континентальности климата и его экологическое последствие, а также названы факторы нарушения тундровых почв на полуострове Ямал (Ямало-Ненецкий автономный округ). Представлена адаптивная к климатическим условиям Крайнего Севера - биогеохимическая технология рекультивации нарушенных тундровых почв, которая успешно апробирована на Тазовском полуострове (Ямало-Ненецкий автономный округ).

Как известно, континентальный климат характеризуется стабильно жарким летом и стабильно морозной зимой и малым количеством осадков. При этом усиление континентальности климата или повышение индекса этого феномена свидетельствует о грядущем глобальном похолодании, которое может происходить как за счет уменьшения потока солнечной радиации, поступающей на Землю, так и за счет сокращения потока тепла из океана в атмосферу [1-5].

Что касается континентального климата полярных широт, то для него характерны большие годовые колебания температуры воздуха и теплое, но короткое лето, а также очень студеная и длительная зима. Именно в таких климатических условиях Крайнего Севера, и, в частности, в Ямало-Ненецком автономном округе (6715' с.ш., 7440' в.д.), где находится самое большое поголовье домашних оленей на Земле и сосредоточены самые большие запасы природного газа в стране, идет добыча и транспорт этого углеводородного сырья [6]. При этом, в процессе подобного рода производственной деятельности, не исключаются механические воздействия на почвенно-растительный покров при проезде техники, связанной с осуществлением разведки, бурением скважин и обустройством промыслов. В результате целостность тундровых почв нарушается, так как они частично или полностью лишаются растительного покрова и органогенного слоя, а минеральные нижележащие горизонты выходят на дневную поверхность, то есть нарушается их морфологический профиль [7].

Между тем в Ямало-Ненецком автономном округе, в последние годы, интенсивно реализуются мероприятия по рекультивации (восстановлению плодородия) нарушенных тундровых почв [7-11]. При этом наибольший эффект дают технологии адаптированные к климатическим условиям Крайнего Севера. Именно к таким технологиям можно отнести описанную здесь биогеохимическую технологию рекультивации нарушенных тундровых почв, суть которой заключается в рациональном использовании для этой цели местного торфа и получаемого из него гумата калия (соли гуминовых кислот). В этом случае дозы торфа подбираются в зависимости от гранулометрического состава или полной влагоемкости почв для использования на территориях, различающихся рельефом.

Основная цель данной работы заключалась в анализе, систематизации и обобщении информации, связанной с усилением континентальности климата, его экологическим последствием и факторами нарушения тундровых почв на полуострове Ямал (71 с.ш., 70 в.д.) и, наконец, представлении адаптивной к климатическим условиям Крайнего Севера - биогеохимической технологии рекультивации нарушенных тундровых почв.

Усиление континентальности климата

Усиление континентальности климата свидетельствует о наступлении очередного глобального похолодания, что выражается в изменении климата Земли в целом или отдельных ее регионов с течением времени, что выражается в статистически достоверных отклонениях параметров погоды от их многолетних значений за период времени от десятилетий до миллионов лет. Рядом авторов [12-15], было установлено, что изменение климата, в частности, в эпоху четвертичного периода – голоцена, которая продолжается последние 11 тыс. лет вплоть до современности, характеризуется сочетаниями периодов похолодания и потепления в различные интервалы времени, что свидетельствует о циклическом характере изменения этого феномена на Земле.

Иллюстрацией приближения периода похолодания служат данные рис. 1, где в рассматриваемом интервале времени продолжительностью в 137 лет, характеризующемся цикличностью холодных и теплых периодов, с начала 2000-х годов, уже происходит падение температуры, как предвестник очередного Малого ледникового периода [13, 16].


Рис. 1

А – выход из очередного Малого ледникового периода;
Б – теплый период в 1930 – 1950 гг.;
В – резкое похолодание в 1970-е годы;
Г – спутниковая регистрация температуры;
Д – температурный пик Южной осцилляции (течение Эль-Ниньо) в 1998 г., то есть колебание температуры поверхностного слоя воды в экваториальной части Тихого океана, имеющее заметное влияние на климат;
Е – начавшийся и ожидаемый температурный минимум [16]

В настоящее время Земля оказалась на пороге повторения такого же Малого ледникового периода, который охватил северное полушарие в XVII-XVIII веках. Похолодание наступает из-за резкого снижения мощности излучения Солнца, как единственного источника энергии для Земли, а, следовательно, основного фактора изменения ее климата. Существуют две физические причины для изменений инсоляции (облучения поверхности Земли солнечным светом) на верхнем слое атмосферы – это долгопериодические вариации элементов орбиты Земли и короткопериодические вариации солнечной постоянной, то есть суммарной мощности солнечного излучения, составляющей 1367 Вт/м2 [17]. При этом изменения солнечной постоянной измерялись эмпирически только за эпоху спутниковых наблюдений, а на промежутке вплоть до 11 тыс. лет назад (начало голоцена) восстанавливались по содержанию радиоуглерода (изотоп 14С) в кольцах деревьев. Доказана взаимосвязь циклов солнечной активности с масштабными изменениями климата на Земле и установлены факты, что, когда наблюдается глубокий минимум солнечной активности, происходит похолодание. Считается, что наступление фазы глубокого минимума в нынешней квазидвухвековой циклической деятельности Солнца можно ожидать в начале 27(±1)-го 11-летнего солнечного цикла, ориентировочно в 2043±11 г., что связано с началом эпохи нового 19-го Малого ледникового периода за последние 7500 лет [14].

Между тем, усиление континентальности климата как признак наступления очередного глобального похолодания находит подтверждение в работах ряда авторов, проведенных в различных регионах. Так, результаты исследований [1] показали, что в начале XXI в. (2001-2006 гг.) на всех метеостанциях в Тувинской горной области (50-54 с.ш., 89-99в.д.) наметилась тенденция к повышению индекса континентальности климата (K), определяемого суровостью холодного периода и рассчитываемого по формуле Л. Горчинского:

K = (1,7 A/sinφ) – 20,4,

где А – годовая амплитуда температуры воздуха; sin – тригонометрическая функция; φ – географическая широта.

Индекс континентальности климата показывает долю годовой амплитуды температуры воздуха в данном районе, которая создается за счет суши. Так, этот показатель для Тувинской горной области составляет 56,3-89,0 единиц.

Согласно [2], в первой декаде нынешнего столетия начался переход северо-атлантической региональной климатической системы к очередному относительно холодному сценарию, который, судя по всему, будет продолжаться до 2030-2035 гг., то есть наметилась тенденция перехода данной системы к новой фазе, по ряду характеристик подобной сценарию 1940-1970-х годов (холодная фаза), который сопровождался усилением континентальности климата на материках. Между тем, результаты анализа пространственно-временных изменений температурно-ветрового режима по Северному полушарию, в зоне умеренных широт (30-70 с.ш.) за период 1948-2013 гг., показали, что с начала XXI столетия зимние температуры стали понижаться, а летние, начиная с 1975 г., наоборот, возрастать в широтной зоне 50-70 с.ш., что может свидетельствовать об усилении континентальности климата [3]. Исследования [4], проведенные в Центральноазиатском регионе, позволили предположить, что в третью декаду текущего столетия наметилась тенденция перехода региональной климатической системы к новой фазе - относительному похолоданию, подобному сценарию 1940-1974 гг., сопровождающемуся усилением континентальности климата. Аналогичная картина изменения климата описана и в работе [5], проведенной на территории Республики Татарстан. Так, с начала XXI века отмечается усиление континентальности климата в регионе, так как в результате похолодания зим и повышения летних температур годовая амплитуда колебания температуры воздуха увеличилась.

Между тем наблюдения показывают, что усиление континентальности климата в полярных широтах и в частности на территории Ямало-Ненецкого автономного округа имело определенное экологическое последствие.

Экологическое последствие усиления континентальности климата на полуострове Ямал

Экологическое последствие усиления континентальности климата проявилось в виде аномальной жары в 2016 г. (29-34С в июне-июле) на полуострове Ямал, что вызвало вспышку эпидемии сибирской язвы, возбудителем которой является бактерия Bacillus anthracis [18, 19]. В результате эпидемии заболело 2650 северных оленей, и как следствие контакта с больными и павшими животными было инфицировано 36 человек с одним летальным исходом. Негативное воздействие аномальной жары на иммунную систему оленей на фоне прекращения вакцинации, а также увеличение численности кровососущих насекомых, очевидно, стало причиной массового заболевания сибирской язвой северных оленей.

Как известно, сибирская язва является особо опасной бактериальной зоонозной инфекцией, то есть инфекцией, передающейся к человеку от животных, и способной, благодаря длительному нахождению в почве спор Bacillus anthracis, сохранять угрозу возвращения и повторных вспышек на пораженных территориях в течение многих десятилетий. Основным источником инфекции для человека является больное животное или его труп, факторами передачи служат продукты животноводства, почва и другие объекты окружающей среды. Так, в частности, отмеченная температурная аномалия на полуострове Ямал способствовала увеличению глубины сезонного таяния многолетней мерзлоты и перемещению спор Bacillus anthracis из глубинных слоев к поверхности почвы с межмерзлотными водами. При этом первичные почвенные очаги данной бактерии образуются в результате непосредственного инфицирования почвы выделениями больных животных на пастбищах, в местах стойлового содержания животных и захоронения трупов оленей (скотомогильники), а вторичные очаги создаются путем смыва или заноса спор на новые территории дождевыми, талыми и сточными водами [19].

Как видно из сказанного, именно в таких условиях усиления континентальности климата на полуострове Ямал, проявившегося в виде такого экологического последствия, как вспышки эпидемии сибирской язвы, развивается оленеводство и идет добыча и транспорт природного газа. Однако, в свою очередь, эти виды антропогенной деятельности приводят к не менее серьезному экологическому последствию, выражаемому в нарушении тундровых почв.

Факторы нарушения тундровых почв на Ямале

Согласно исследованиям [20], проведенным на полуострове Ямал негативное воздействие на целостность тундровых почв оказывают два антропогенных фактора: оленеводство как основная традиционная форма природопользования коренного населения и интенсивное техногенное освоение территории (геологоразведка, промышленность, транспорт и строительство). Поскольку выпас оленей производится на всей территории полуострова Ямал, не занятой промышленными объектами, он является наиболее широкомасштабной формой использования природных ресурсов и ведущим фактором антропогенного воздействия на природно-территориальные комплексы полуострова. Техногенные же нарушения, в частности, связанные с освоением месторождений углеводородного сырья, пока еще могут рассматриваться как локальные [21]. Потери пастбищных площадей от их перегрузки оленями и активизация дефляционных процессов на почвах, то есть их разрушение под действием ветра, в настоящее время превосходят потери пастбищ от промышленного освоения полуострова минимум в 3 раза [20]. При этом безвозвратная утрата пастбищных площадей из-за образования песчаных обнажений более чем в 20 раз превышает такие потери от строительства известного Бованенковского нефтегазоконденсатного месторождения на полуострове Ямал. Более того, высокие пастбищные нагрузки привели к снижению запасов зеленых кормов на площади в несколько миллионов гектаров. Как показывают наблюдения, естественное восстановление выбитых оленьих пастбищ может исчисляться несколькими десятилетиями.

В этой связи становится чрезвычайно актуальной своевременная рекультивация тундровых почв, нарушенных под действием вышеназванных антропогенных факторов, чтобы не допустить их безвозвратного «опустынивания».

Биогеохимическая технология рекультивации нарушенных тундровых почв

Под биогеохимической технологией рекультивации нарушенных тундровых почв подразумевается технология, включающая подход по восстановлению в них нарушенных биогеохимических циклов химических элементов на уровне микроорганизмов, низших беспозвоночных организмов и фитоценозов. Суть данной технологии состоит во внесении местного торфа в нарушенные почвы с учетом их гранулометрического состава или полной влагоемкости, посеве и выращивании на них многолетних злаковых трав с использованием получаемого из местного торфа гумата калия, как стимулятора роста и развития этих трав, со временем естественно вытесняемых коренными для тундры растениями – мхами и лишайниками, в свою очередь, являющихся одним из важных источников образования того же торфа (рис. 2). Именно такое содержание биогеохимической технологии рекультивации нарушенных тундровых почв придает ей адаптивный характер к климатическим условиям Крайнего Севера.


Рис. 2 Схема адаптивной к климатическим условиям Крайнего Севера – биогеохимической технологии рекультивации нарушенных тундровых почв, осуществляемой путем использования местного торфа, получаемого из него гумата калия и посева многолетних злаковых трав, впоследствии естественно замещаемых мхами и лишайниками, являющимися в свою очередь одним из важных источников образования торфа

Основу описываемой здесь биогеохимической технологии рекультивации нарушенных тундровых почв составляют четыре способа, защищенные четырьмя патентами Российской Федерации на изобретения [22-25]. Данная технология включает перечень операций, выполняемых последовательно в три стадии [11]:

Первая стадия: 

а) на крупномасштабной картосхеме территории (масштаб 1:200000 и крупнее), предназначенной для рекультивации почв, выделяют отдельные участки с нарушенными почвами с измерением их площадей, а также определяют места расположения торфяных залежей; 

б) с указанных участков и залежей отбирают, соответственно, усредненные репрезентативные образцы почвы и торфа (из слоя 0-5-6 см), как для определения гранулометрического состава или полной влагоемкости почвы, так и с целью последующего выбора дозы торфа в виде соотношения торф:почва, необходимого для рекультивации конкретного участка [22, 23]; 

в) гранулометрический состав почвы, то есть относительное содержание в ней частиц различной величины (гранул), определяют в случае рекультивации нарушенных почв на территориях с волнистым рельефом и неоднородным почвенным покровом; 

г) полную влагоемкость почвы, то есть наибольшее количество влаги, которое содержится в почве при полном насыщении всех пор, определяют в случае рекультивации нарушенных почв на территориях с равнинным или слаборасчлененным рельефом и одноообразным почвенным покровом.

Вторая стадия: 

а) на основе выбранного соотношения торф:почва рассчитывают, как массу торфа, заделываемую в 0-5-6 см слой нарушенной почвы, так и массу самой нарушенной почвы в слое 0-5-6 см, исходя из площади рекультивируемого участка; 

б) массу торфа предварительно доводят до рассыпчатого состояния путем воздушной сушки, что необходимо для удобства его равномерного распределения по всей площади рекультивируемого участка и дальнейшей заделки в слой нарушенной почвы; 

в) заделку торфа в соответствующих дозах в 0-5-6 см слой нарушенной почвы участка и посев семян смеси многолетних злаковых трав осуществляют по принципу устройства газонов на больших площадях или методом «залужения», то есть создания сплошного травяного покрова на участке, используя соответствующие технологии и технику; 

г) в составе травосмеси, формируемой из многолетних злаковых трав могут быть кострец безостый (Bromus inermis), пырейник сибирский (Elymus sibiricus), овсяница луговая (Festuca pratensis), овсяница красная (Festuca rubra), мятлик луговой (Poa pratensis), тимофеевка луговая (Phleum pratense) и другие виды, которые позволяют получить густой травостой и плотный дерн на рекультивируемом участке; 

д) эффективным приемом повышения устойчивости произрастания вновь создаваемых фитоценозов на нарушенных почвах является посев вышеуказанной травосмеси с включением различных видов местной флоры.

Третья стадия: 

а) для улучшения посевных свойств семян, регулирования состояния растений на различных стадиях их роста и развития, в процессе формирования их продуктивности, а также повышения устойчивости растений к неблагоприятным воздействиям внешней среды применяют препарат гумата калия, используемый в определенных дозах для замачивания семян перед посевом, корневой подкормки и некорневой подкормки (опрыскивания) в период вегетации, с использованием соответствующей технологии и техники; 

б) препарат гумата калия выделяют оригинальным способом из местных торфов Ямало-Ненецкого автономного округа, когда извлечение, прежде всего, гуминовых кислот из гумуса торфа и их очистка производится по всем правилам продуцирования химически чистых веществ, практически не затрагивающих молекулярные структуры гуминовых кислот, что, в конечном счете, гарантирует получение стабильного препарата гумата калия [24]; 

в) дальнейший уход за растительностью на рекультивируемом участке осуществляют, также используя соответствующие технологии и технику; при изреживании травостоя по тем или причинам, проводят дополнительный посев семян многолетних злаковых трав; 

г) в целом, об эффективности рекультивации нарушенных почв с использованием торфа и гумата калия судят по результатам сравнительного анализа биохимической активности, и, в частности, активности фермента дегидрогеназы рекультивируемой нарушенной почвы и ненарушенной (фоновой) почвы, определяемой методом спектрофотометрии [22, 23, 25].

Высокая эффективность представленной здесь биогеохимической технологии рекультивации нарушенных тундровых почв была ранее подтверждена даже в условиях аномально жаркого и сухого лета 2016 г. Тазовского полуострова, как проявления усиления континентальности климата [26]. Следует также отметить, что в 2017 г. авторам названной технологии была присуждена премия имени Н.К. Байбакова за большие достижения в решении проблем устойчивого развития энергетики и общества (рис. 3 и 4).


Рис. 3 Диплом лауреата премии имени Н.К. Байбакова, присужденной Башкину В.Н.


Рис. 4 Диплом лауреата премии имени Н.К. Байбакова, присужденной Башкину В.Н.


Заключение

Таким образом, очевиден факт усиления континентальности климата, проявляемого в температурных аномалиях, как признак грядущего глобального похолодания Земли. Экологическим последствием усиления этого явления, в виде аномальной жары, наблюдавшейся в 2016 г., явилась вспышка эпидемии сибирской язвы на полуострове Ямал. Ведущим фактором широкомасштабного нарушения тундровых почв на полуострове Ямал, приводимого к потере пастбищных площадей, является их перегрузка, вследствие перевыпаса оленей. Нарушения же тундровых почв, связанные с освоением месторождений углеводородного сырья имеют локальный характер. На фоне усиления континентальности климата, в последние годы, на территории Тазовского полуострова успешно апробирована адаптивная к климатическим условиям Крайнего Севера - биогеохимическая технология рекультивации тундровых почв, нарушенных вследствие добычи и транспорта природного газа, основу которой составляют способы, защищенные 4 патентами Российской Федерации на изобретения.


Литература

1. Андрейчик М.Ф., Монгуш М.М. Особенности распределения индекса континентальности в Тувинской горной области // Вестник Тывинского государственного университета. 2009. № 2. С. 50-53.

2. Анисимов М.В., Бышев В.И., Залесный В.Б., Мошонкин С.Н., Нейман В.Г., Романов Ю.А., Серых И.В. О междекадной изменчивости климатических характеристик океана и атмосферы в регионе Северной Атлантики // Современные проблемы дистанционного зондирования Земли из космоса. 2012. Т. 9. № 2. С. 304-311.

3. Переведенцев Ю.П., Шанталинский К.М. Мониторинг изменений температуры воздуха и скорости ветра в атмосфере Северного полушария за последние десятилетия // Российский журнал прикладной экологии. 2015. № 2. С. 3-8.

4. Каримов К.А., Крымская Д.Н. Особенности термодинамического режима нижней атмосферы в Центральноазиатском регионе под влиянием центров действия в Северной Атлантике // Международный научный журнал «Инновационная наука». 2016. № 1. Часть 3. С. 35-38.

5. Мустафина А.Б. Изменения основных климатических показателей на территории Республики Татарстан за период 1966-2013 гг. // Географический вестник. 2017. № 2 (41). С. 99-108.

6. Головнев А.В., Абрамов И.В. Олени и газ: стратегии развития Ямала // Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2014. № 4 (27). С. 122-131.

7. Arabskii A.K., Arno O.B., Galiulin R.V., Bashkin V.N. Express assessment of recultivation efficiency of disturbed tundra soils in natural gas production area // International Gas Union Research Conference (IGRC 2014). Gas Innovations Inspiring Clean Energy. Copenhagen, Denmark. 17-19 September 2014. V. 1. P. 858-862.

8. Пыстина Н.Б., Баранов А.В., Листов Е.Л., Будников Б.О. Совершенствование технологий рекультивации нарушенных и загрязненных земель на месторождениях углеводородов Крайнего Севера // Научный вестник Ямало-Ненецкого автономного округа. 2016. № 2 (91). С. 4-8.

9. Пыстина Н.Б., Унанян К.Л., Ильякова Е.Е., Хохлачев Н.С., Лужков В.А. Совершенствование технологий рекультивации ландшафтов на склонах в условиях Крайнего Севера // Арктика: экология и экономика. 2017. № 2 (26). С. 27-34.

10. Galiulin R.V., Bashkin V.N., Alekseev A.O., Galiulina R.A., Arabsky A.K. Biogeochemical technology for recultivating disturbed soils of the island Bely (Kara sea) // In: Ecological and Biogeochemical Cycling in Impacted Polar Ecosystems. New York: Nova Science Publishers, 2017. P. 141-153.

11. Galiulin R.V., Bashkin V.N., Alekseev A.O., Galiulina R.A., Arabsky A.K. Innovative biogeochemical technology for recultivating disturbed soils of the Taz peninsula // In: Ecological and Biogeochemical Cycling in Impacted Polar Ecosystems. New York: Nova Science Publishers, 2017. P. 155-166.

12. Dansgaard W., Johnsen S.J., Moller J., Longway C.C. Jr. One thousand centuries of climatic record from camp century on the Greenland ice sheet // Science. 1969. V. 166 (3903). P. 377-380.

13. Абдусаматов Х.И. Двухвековое снижение солнечной постоянной приводит к несбалансированному тепловому бюджету Земли и Малому ледниковому периоду // Солнечная и солнечно-земная физика – 2011. Труды Всероссийской ежегодной конференции по физике Солнца. Санкт-Петербург, 2011. С. 295-298.

14. Абдусаматов Х.И. Долговременный отрицательный среднегодовой энергетический баланс Земли приведет к Малому ледниковому периоду // Солнечная и солнечно-земная физика – 2014. Труды Всероссийской ежегодной конференции с международным участием. Санкт-Петербург, 2014. С. 3-6.

15. Башкин В., Галиулин Р. «Золотое время» природного газа в «Малом ледниковом периоде» // Neftegaz.RU. 2012. № 8. С. 38-43.

16. Archibald D. Climate outlook to 2030 // Energy and Environment. 2007. V. 18. № 5. P. 615-619.

17. Скакун А.А., Волобуев Д.М. Вклад изменений солнечной постоянной в расчет инсоляции за период голоцена // Солнечная и солнечно-земная физика – 2016. Труды XX Всероссийской ежегодной конференции по физике Солнца. Санкт-Петербург, 2016. С. 287-290.

18. Попова А.Ю., Демина Ю.В., Ежлова Е.Б., Куличенко А.Н., Рязанова А.Г., Малеев В.В., Плоскирева А.А., Дятлов И.А., Тимофеев В.С., Нечепуренко Л.А., Харьков В.В. Вспышка сибирской язвы в Ямало-Ненецком автономном округе в 2016 году, эпидемиологические особенности // Проблемы особо опасных инфекций. 2016. Выпуск 4. С. 42-46.

19. Шестакова И.В. Сибирская язва ошибок не прощает: оценка информации после вспышки на Ямале летом 2016 года // Журнал инфектологии. 2016. Т. 8. № 3. С. 5-27.

20. Логинов В.Г., Игнатьева М.Н., Балашенко В.Г. Вред, причиненный ресурсам традиционного природопользования, и его экономическая оценка // Экономика региона. 2017. Т. 13. Выпуск 2. С. 396-409.

21. Кряжимский Ф.В., Маклаков К.В., Морозова Л.М., Эктова С.Н. Системный анализ биогеоценозов полуострова Ямал: имитационное моделирование воздействия крупностадного оленеводства на растительный покров // Экология. 2011. № 5. С. 323-333.

22. Патент Российской Федерации на изобретение № 2491137. Способ контроля эффективности рекультивации нарушенных тундровых почв различного гранулометрического состава посредством анализа активности дегидрогеназы. Арно О.Б., Арабский А.К., Башкин В.Н., Галиулин Р.В., Галиулина Р.А., Маклюк О.В., Припутина И.В. Опубликовано: 27.08.2013. Бюллетень № 24.

23. Патент Российской Федерации на изобретение № 2611159. Способ оценки эффективности рекультивации посредством торфа нарушенных тундровых почв с различной полной влагоемкостью. Арно О.Б., Арабский А.К., Башкин В.Н., Галиулин Р.В., Галиулина Р.А., Алексеев А.О., Салбиев Т.Х.-М., Серебряков Е.П. Опубликовано: 21.02.2017. Бюллетень № 6.

24. Патент Российской Федерации на изобретение № 2610956. Способ получения гумата калия из местных торфов Ямало-Ненецкого автономного округа. Арно О.Б., Арабский А.К., Башкин В.Н., Галиулин Р.В., Алексеев А.О., Галиулина Р.А., Мальцева А.Н., Ямников С.А., Николаев Д.С., Мурзагулов В.Р. Опубликовано: 17.02.2017. Бюллетень № 5.

25. Патент Российской Федерации на изобретение № 2611165. Способ оценки эффективности рекультивации нарушенных тундровых почв посредством внесения местного торфа и гумата калия. Арно О.Б., Арабский А.К., Башкин В.Н., Галиулин Р.В., Галиулина Р.А., Алексеев А.О., Ямников С.А., Николаев Д.С., Мурзагулов В.Р. Опубликовано: 21.02.2017. Бюллетень № 6.

26. Галиулин Р.В., Галиулина Р.А., Башкин В.Н., Алексеев А.О., Арабский А.К. Технология рекультивации нарушенных тундровых почв Тазовского полуострова // Современные проблемы состояния и эволюции таксонов биосферы. Труды Биогеохимической лаборатории. Т. 26. Москва: ГЕОХИ РАН, 2017. С. 276-281.



Статья «Усиление континентальности климата и адаптивная рекультивация нарушенных тундровых почв» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№12, Декабрь 2017)

Авторы:
Читайте также
Система Orphus