USD 76.2711

+0.23

EUR 89.4813

-0.52

BRENT 41.38

-0.28

AИ-92 43.38

+0.02

AИ-95 47.5

+0.05

AИ-98 53.48

+0.01

ДТ 47.38

0

3 мин
168
0

Нефтяные походы за подводными богатствами

Нефтяные походы за подводными богатствами

На прошедшем в марте Арктическом форуме В. Путин рассказал о блестящих возможностях Северного морского пути и экологической ответственности за работу в Арктике. Присутствие на форму президентов нескольких стран красноречивее всего говорит о важности озвученных и подразумевающихся вопросов.

Доля сырой нефти, газа и нефтепродуктов в экономике РФ составляет более трети. Поэтому добыча углеводородов – первостепенная задача. Исторически существует два пути освоения природных богатств – интенсивный и экстенсивный. В вопросе нефтедобычи интенсивный путь рано или поздно себя исчерпает, ведь запасы месторождений не бесконечны, а открытия новых месторождений onshore не ожидается. Экстенсивный путь требует усиления наукоемкости и технологичности и именно он в отдаленной, но вполне просматриваемой перспективе будет единственно возможным для получения столь необходимых нефти и газа.

В этом контексте принято задаваться вопросом: а есть ли у российских компаний технологии? Есть ли такие технологии в мире вообще, когда речь идет о замерзающих морях, и если есть, то приемлемы ли они для российской части Арктики?

Надежды по освоению арктических запасов связывали с сотрудничеством с ExxonMobil, но теперь, когда контракты приостановлены, разработка месторождений будет затруднена.

Другая проблема – отсутствие всякой инфраструктуры, что увеличивает вложения, продляет срок окупаемости и, как следствие, значительно снижает инвестиционную привлекательность региона для освоения.

Эти трудности рождают пессимистичные сценарии в умах экспертов, которые видят выход в привлечении к разработке тех, у кого есть опыт, технологии и средства. В частности, предлагается предоставить право на изучение морских месторождений зарубежным недропользователям. Но отдать разведку и добычу иностранцам означает не только начать работать по европейским нормам и правилам, что зачастую неудобно, но и подвергнуться опасности потерять энергетическую независимость и контроль над регионом.

Снижая риски, государство может взять на себя расходы на доразведку малоизученных шельфовых районов и таким образом предоставить инвесторам по высокой цене готовые для добычи участки, подконтрольные российским организациям. 

Почти мифический на сегодня путь – разработать собственные технологии. До 2014 г. российские компании вели ГРР на шельфе, но падение цен на нефть затормозило многие проекты и значительно сократило инвестиционный приток. В связи с этим часть экспертов полагает, что сейчас не самое лучшее время добывать нефть на шельфе северных морей, объясняя это чрезмерной себестоимостью. С ними согласен и С. Донской: «Геологоразведка в Арктике занимает длительное время. Сейчас можно планировать работу на перспективу, а добывать в промышленных масштабах после 2030 года».

Компании считают, что разрабатывать месторождения на шельфе сейчас можно только с использованием льгот от государства. Нынешние условия делают присутствие в Арктике приоритетом государства, поэтому оно не против оказывать поддержку компаниям – меняется налоговая база, снижаются административные барьеры, при этом компании могут только строить инфраструктуру, но не имеют права добывать там нефть и газ.

Такая позиция отчасти обусловлена геополитической и военно-стратегической значимостью региона, в котором сталкиваются интересы ряда стран, в первую очередь США, России и Канады. Располагая самой протяженной границей с арктическим шельфом, Россия имеет большие претензии на эти месторождения.

Согласно ст. 76 Конвенции ООН, приарктические государства могут доказать свое право на владение шельфовой территорией, представив геологические доказательства сходства происхождения строения горных пород континентальной литосферы и ее подводного продолжения. В связи с этим эксперты обеспокоены неактивной позицией российского МИДа в вопросе претензий Норвегии на участке шельфа, называемого геологами «поднятием Федынского», запасы газа которого равнозначны Штокмановскому месторождению, а нефти – запасам Тимано-Печорской провинции. 

Проблема освоения ресурсов Арктики – это комплекс вопросов, рассматривать которые придется в контексте международных отношений. Право разрабатывать эти месторождения получит страна, которая сумеет предложить удобный для всех режим освоения, которая сможет продемонстрировать успешный опыт реализации пилотных проектов, а также развитие знаний и технологий. В этом отношении у нашей страны неплохие перспективы. На российском шельфе обнаружены наиболее крупные месторождения, среди которых Штокмановское, Долгинское, Приразломное с запасами 10 млрд тонн н.э. Как отмечает проф. Богоявленский, Россия является мировым лидером по ряду позиций: по началу добычи на суше – с 1969 г. на Мессояхском и с 1972 г. на Медвежьем месторождениях, по объемам накопленной добычи УВ на суше, по ресурсам и запасам УВ на суше и шельфе, по объемам добычи УВ на шельфе Арктики, опережая суммарную добычу США и Норвегии. 

Кроме того, Россия заключает в своих границах почти треть арктической зоны, половина обитателей Арктики проживают на территории нашей страны, поэтому Россия несет особую ответственность за освоение региона.

 



Статья «Нефтяные походы за подводными богатствами» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№5, Май 2017)

Авторы:
Читайте также