USD 70.7479

-0.48

EUR 80.0937

-0.18

BRENT 42.41

+0.21

AИ-92 43.3

+0.01

AИ-95 47.37

0

AИ-98 52.84

-0.01

ДТ 47.82

+0.01

3 мин
60
0

Опасная стратегия безопасности

В середине мая В. Путин утвердил стратегию экономической безопасности России на период до 2030 г.

Цель документа - предотвратить кризисные явления в ресурсно-сырьевой, производственной, научно-технологической и финансовой сферах, а также повысить качество жизни граждан. Цель достойная, а главное - понятная и логичная. Можно сказать, единственно необходимая в сложившихся жизненных реалиях. Вопросы вызывает другое, а именно пути, которыми страна пойдет к этой цели. Определены эти пути задачами государственной политики, а также "внешними и внутренними угрозами".

Наряду с изменениями на мировых торговых и финансовых рынках, к основным угрозам создатели документа относят, стремление развитых государств использовать свои преимущества, в том числе информационные технологии, в качестве инструмента глобальной конкуренции. Здесь сразу возникает вопрос: почему условия здоровой конкуренции, без которой не может существовать рынок, интерпретируются, как угроза. Соревновательный дух всегда был основой прогрессивного развития, рассматривать наличие технологий и преимуществ у конкурентов следует не как угрозу, а как вызов, как стимул к собственному развитию.

Одновременно в качестве одной из первых в перечне задач гос. политики обозначено повышение суверенитета. Если суверенитет рассматривается, как некая автономия, то, безусловно, она нужна в части наличия стратегических производств. Однако, такая постановка задачи вызывает опасения еще большего обособления от остального мира - экономического, социального и, прежде всего, научного пространства, которое давно существует, как интернациональное. 

Процессы глобализации связывают различные аспекты жизни государств по принципам мембранной теории, существовать в отрыве становится невозможно. Понимая это, авторы концепции в качестве одной из «угроз», требующей наибольшего внимания, отмечают создание межгосударственных экономических объединений без участия РФ. Очевидно, что исправить такое положение можно лишь изменив поведение на международной арене, а для этого изменения должны начинаться далеко за пределами стратегии экономической безопасности - в границах менталитета власти. 

Кроме того, стратегия предусматривает совершенствование механизма ответных мер в случае западных санкций. Но не предусматривает разработку мер, которые позволили бы избежать этих санкций. 

Также в Стратегии отмечена опасность, связанная с ограничением доступа к современным технологиям. Сложно не согласиться, но хочется переформулировать: опасность не в ограничении доступа к иностранным технологиям, а в отсутствии собственных технологий. Думается, что таким образом сформулированная проблема изменит и пути поиска решения, одно дело бороться за доступ к чужим технологиям, другое – создавать собственные. Но для этого надо создавать условия, вкладывать средства, растить кадры. На традиционном деловом завтраке Сбербанка России Г. Греф назвал "колючую проволоку" условием роста интеллектуальной экономики и отметил, что "все самые крупные компании вырастают на русском за рубежом, прикладные вещи реализовались за рубежом", потому что "здесь было некомфортно". 

К слову, еще одна угроза – недостаток трудовых ресурсов. По подсчетам Росстата, на конец 2016 г. в России нигде не работали более 4 млн человек трудоспособного возраста. Это, на секундочку, Ливия, Эстония, Кувейт и Бахрейн вместе взятые. Если же речь идет не просто о трудовых ресурсах, а о высококвалифицированных специалистах, которые, что называется, «штучный товар», то здесь мы снова упираемся в отсутствие условий, в которых этот «товар» можно производить (мы уже писали о непонятной реформе объединения ВУЗов, в результате которой практически исчезли уникальные институты, сворачивании иностранных грантов, не говоря уже о недофинансировании науки). 

В ответ на опасения авторов Стратегии на предмет того, что экспортно-сырьевая модель изживает себя, хочется заверить их в обратном: чем быстрее эта модель станет неэффективной, тем быстрее в стране начнут развиваться высокотехнологичные, наукоемкие производства. На прошедшем в июне ПМЭФ Р. Тиллерсон сказал: "Люди, которые говорят, что нам нужно отказаться от ископаемых видов топлива, на самом деле, просто не верят в технологии". 

В целом, не покидает чувство нацеленности документа не на совершенствование экономических и политических механизмов, не на развитие собственных производств и науки, а на получение доступа к чужим наработкам. 

Опасность подобной стратегии в том, что она не меняет существующего подхода к изменившимся условиям, а меняет лишь методы маневрирования в уже изжившей себя системе.



Статья «Опасная стратегия безопасности» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№6, Июнь 2017)

Авторы:
Читайте также
Система Orphus