USD 74.5755

+0.53

EUR 89.5652

+0.12

BRENT 62.53

-0.06

AИ-92 44.38

0

AИ-95 48.28

0

AИ-98 53.72

0

ДТ 48.81

0

3 мин
30
0

Приватизационные рокировки

Приватизационные рокировки

На исходе очередного приватизационного цикла А. Улюкаев объявил о подготовке нового плана по передачи госкомпаний в частную собственность. Глава Минэкономразвития не стал раскрывать тактические ходы предстоящей 3-х летки, упомянув лишь, что до конца 2016 года планируется продать пакет акций Роснефти.

 Сегодня под крупным бизнесом в России принято понимать исключительно сырьевые компании. И это печально. Будь в России свой Microsoft, Apple или Mercedes-Benz, налогов от которых хватало бы для пополнения бюджета, приватизировать сырьевые компании вообще бы не потребовалась. Продажа не только нефтегазовых компаний, но и других, ориентированных на добычу и первичную переработку сырья, компаний, снижает экономическую безопасность страны.

 С тех пор, как в середине нулевых годов государство взвалило на себя ношу в виде управления стратегическими предприятиями, оно систематически пытается отдать их в частные умелые руки. Но вот уже почти 10 лет то ли момент неподходящий, то ли руки не слишком умелые.

 Так, недавно стало очевидным, что главное ожидаемое приватизационное событие 2016 года – продажа акций Башнефти в лучшем случае станет событием следующего, 2017 года. А ведь за акциями компании выстроилась целая очередь. Так, ЛУКОЙЛ готов был пожертвовать своей «подушкой безопасности» – казначейскими акциями, заполучить которые хотели очень многие, в том числе и по цене выше рыночной.

 Доля Башнефти была бы лакомым кусочком и для Роснефти, глава которой пытался пойти на хитрость и заполучить акции, предложив правительству такую схему: Роснефть приобретает контроль в Башнефти за 5 млрд долл США с премией к рынку, а продав долю участия 19,5% в самой Роснефти, государство сможет выручить 16 млрд долл США, что могло бы покрыть половину дефицита бюджета. При первых подсчетах экономический эффект получается выгодным для всех, но хитрость (или, скорее, нелепость) в том, что госкомпания не может приобрести госкомпанию, когда речь идет о приватизации. Кроме того, такой маневр противоречит российскому законодательству. Это, конечно, вторичное, можно и переписать.

 По этому поводу В. Путин, выразил мнение, что вариант с передачей Роснефти половины госпакета Башнефти не лучший, поскольку обе компании контролируются государством и задача бороться с ростом бюджетного дефицита таким образом решена не будет.

 Также он отметил, что запущенный процесс приватизации будет продолжаться, поскольку государство не заинтересовано в том, чтобы держать крупные доли в бизнесе. Не относится это только к Газпрому. В интервью агентству Bloomberg президент заявил, что Россия не теряет веры в Газпром, несмотря на то что за последние десять лет компания потеряла 80% капитализации (в долл США, в рублях – 60,5%).

 Из наиболее привлекательных компаний остается еще Аэрофлот, но до 2020 г. в отношении него будет сохранено status quo. Таким образом, пока вся приватизация свелась к продаже Алроса и основным источником для латания бюджетных прорех остается Резервный фонд.

  Эксперты считают, что без дополнительных источников, ресурсы фонда могут быть исчерпаны уже до конца этого года. Поэтому перенос продажи акций Башнефти на неопределенный срок становится еще менее понятным. Компания – третья по разведанным запасам (после Роснефти и Лукойла), что делает ее очень привлекательной для потенциальных покупателей. За другими госактивами такая очередь не выстроится. В 2015 году не состоялось 80% торгов в связи с отсутствием спроса.

 Понимая это, правительство пошло еще на один шаг – попыталось увеличить размер дивидендов. Согласно постановлению госкомпании должны платить вместо 25 50% чистой прибыли по тому типу отчетности (МСФО или РСБУ), по которому прибыль больше. Но Газпром, Роснефтегаз и Транснефть добились для себя специальных условий, благодаря которым, суммы стали значительно меньше, чем выплачиваемые до этого.

 В попытке найти выход Минфин и Минэкономразвития выступили с обсуждаемыми сегодня инициативами. Минфин предлагает продлить действие постановления о дивидендах на следующие 3 года. Минэк предлагает отдельным компаниям с госучастием выплатить в 2016году еще и промежуточные дивиденды. Мнения аналитиков по этому поводу разделились, одни считают, что заплатить промежуточные дивиденды для любой нефтегазовой госкомпании не составит труда. Другие видят в этом маневре полумеру, так как если компании выплатят прибыль промежуточными дивидендами в 2016 году, они меньше заплатят в 2017 году и в заначке ничего не останется.

 Попытки найти деньги для бюджета помимо продажи госкомпаний понятны. Ситуация на рынке для этого сейчас не самая подходящая. И деньги, вырученные за акции – это разовая мера, в отличие от ежегодных дивидендов. Но приватизация это не только источник пополнения бюджета, это структурная перестройка экономики. И дело не в низком рынке (при более благоприятных условиях и продавать ничего не потребуется) и не в том, что можно продолжать наращивать госдолг (который в России один из самых небольших). С одной стороны государство, как показывает историческая практика, менее эффективный собственник и крупный бизнес оказывается для него лишним балластом.

 



Статья «Приватизационные рокировки» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№9, 2016)

Авторы:
Читайте также