USD 63.7997

+0.17

EUR 70.9644

+0.04

BRENT 61.05

0

AИ-92 42.28

0

AИ-95 46.05

0

AИ-98 51.7

0

ДТ 46.26

0

1842

Проблемы импортозависимости российской промышленности и импортозамещения в 2014-2018 гг.

Настоящая статья обобщает основные результаты мониторинга, проводившегося Лабораторией конъюнктурных опросов Института экономической политики им. Е.Т.Гайдара в 2014-2018 гг. на основе опросов руководителей промышленных предприятий. При этом предприятия опрашиваются не как производители российских товаров, способные в рамках политики импортозамещения вытеснить с рынков конкурирующий импорт, а как покупатели импортных машин и оборудования, импортного сырья и материалов, вынужденные в условиях административного запрета на ввоз импорта и/или в условиях его девальвационного подорожания переходить на российские аналоги.

Российская промышленность, как и вся российская экономика, после девальвации рубля декабря 2014 г. уже несколько лет «живет» при новом курсе национальной валюты и в условиях его свободного формирования. Эти годы позволили всем участникам процесса накопить практический опыт существования в таких условиях, на деле проверить прежние (теоретические) представления о пользе и последствиях девальвации рубля для российской экономики, адаптироваться к фактическому курсу национальной валюты и сформулировать свои представления о его желанном изменении. Однако количественная оценка этих процессов, выявление проблем и позиций экономических агентов оказались сложными задачами для отечественной статистики.

Традиционный подход к анализу импортозамещения, основанный на внешнеторговой статистике, позволяет проводить ограниченный анализ этих процессов в современных условиях. Понимание сложности измерения импортозависимости и импортозамещения и связанных с этим проблем при высокой востребованности в современных условиях реальных данных заставляет обратиться к более гибкому инструменту – опросам. Полученные таким способ результаты способны дать гораздо более полную и глубокую картину указанных проблем, чем общая внешнеторговая статистика.

 

Отношение российской промышленности к девальвации рубля

В начале 2015 г., с началом официального кризиса власти и аналитики начали разработку антикризисных мер. В рамках этой работы Лабораторией был проведен опрос промышленных предприятий с целью оценки эффективности обсуждавшегося тогда набора мер поддержки российской промышленности. В состав этого набора нами были включены и две «курсовые» антикризисные меры: «укрепление курса рубля» и «продолжение девальвации рубля».

Отечественные производители, которым положено было в соответствии с традиционными представлениями радоваться девальвации рубля по причине неизбежного переключения потребителей с подорожавшего импорта на российские аналоги, на первое место в числе рассматриваемых тогда чиновниками антикризисных мер поставили укрепление рубля. За него проголосовали 58% предприятий - столько же, сколько и за снижение налогов. А за продолжение девальвации в феврале 2015 г. выступили только 2% предприятий (см. рис.1). Этот на первый взгляд неожиданный результат вполне согласуется с докризисным отношением российских предприятий к девальвации рубля. Аналогичный мониторинг антикризисных мер 2012-2014 гг., запущенный нами в ходе обсуждения возможности так называемой «второй волны кризиса», продемонстрировал вполне определенное отношение российской промышленности к любым известным ей вариантам девальвации: и резкой (образца 1998 г.), и плавной (образца 2008-2009 гг.). Первый вариант всегда занимал последние места в рейтинге с 1-4% голосов, второй на 2-4 позиции выше с поддержкой 10-13% предприятий.

РИС.1 Оценка промышленными предприятиями эффективности новейших антикризисных мер.png

Таким образом, промышленность не теоретически, а практически столкнувшаяся в начале 2015 г. с девальвацией рубля, нуждалась, если использовать терминологию системных программистов, в «откате» курса рубля.

Спрос российской промышленности на крепкий рубль определяется высокой зависимостью последней от импортного оборудования и сырья. Наши опросы 2014 г. (апреля и декабря) показали критическую зависимость российских промышленных предприятий от импортного оборудования, комплектующих, сырья (см. рис.2). В апреле 2014 г., когда, напомним, термины «девальвация» и «импортозамещение» не входили в лексикон основной массы политиков, экономистов и производственников, 40% предприятия признали, что они не смогут отказаться от закупок импорта ни при каком повышении цен на него. Тогда этот результат воспринимался спокойно и имел больше академическое значение, чем политическое. По воле случая в точности такой же вопрос был включен и в декабрьскую (2014 г.) анкету и – что удивительно! – показал в точности такие же результаты: около 40% предприятий по-прежнему были не готовы отказаться от закупок импорта ни при каком повышении цен на него. Даже – в условиях самой сильной после августа 1998 г. девальвации рубля, когда скачок цен на импорт перешел из гипотетического сценария в реальность.

РИС.2.png 

Проблемы импортозамещения в российской промышленности

Явное нежелание российских промышленных предприятий отказываться от закупок импортного оборудования и сырья даже в условиях неизбежного (что стало очевидно для всех в декабре 2014 г.) роста цен заставило нас начать в 2015 г. мониторинг помех импортозамещению. За четыре истекших года мы шесть раза задавали вопрос «Что мешает Вашему предприятию отказаться от закупок импортного оборудования и сырья в пользу отечественного?». Ответы дают достаточно полное представление о реальных проблемах импортозамещения в закупках предприятий.

Основной проблемой при отказе от импорта было и до сих пор остается банальное отсутствие российских аналогов любого качества. Оказалось, что январские (2015 г.) оценки барьеров импортозамещения не были эмоциональным всплеском, последовавшим за шоковой декабрьской девальвацией рубля. А четырехлетний мониторинг не выявил значимых положительных результатов в части создания на территории РФ производства нового (т.е. не производимого ранее) оборудования и сырья (см. рис.3).

РИС.3.png

Второе место в общепромышленном рейтинге помех импортозамещению стабильно принадлежит низкому качеству российских аналогов закупавшегося обычно импорта. Значительная часть предприятий (треть – в среднем за шесть опросов) постоянно указывает на эту проблему. Другие ограничения импортозамещения упоминаются российскими промышленными предприятиями гораздо реже. Формально третье место по итогам шести замеров промышленность отдала недостаточной поддержке властями выпуска отечественного оборудования и сырья – т.е. оценке политики властей в области импортозамещения. С одной стороны, неэффективность официальной политики не так уж и велика – максимум скромные 18%. С другой стороны – ее результат предприятиями до сих пор не обнаружен – основной проблемой импортозамещения предприятия устойчиво считают физическое отсутствие российских аналогов. Такое сочетание говорит о том, что российская промышленность не возлагает особых надежд на государство в области импортозамещения и рассчитывает в основном на свои силы, в том числе – в адаптации к новому курсу рубля. И в этом отечественная промышленность к концу 2017 г. демонстрировала явные успехи: негативное влияние на выпуск «ослабления курса рубля и удорожания импортного оборудования и сырья» (формулировка из анкеты ИЭП) в конце 2017 г. снизилось до 6%.

Оценки уже производимых российских аналогов импортного оборудования и сырья тоже вполне устойчивы и определенны. Претензии к неадекватным качеству ценам на российскую продукцию, способную заместить импорт, имеют в среднем 11% ее покупателей среди российских предприятий, и эти претензии за четыре года девальвации не изменили своих масштабов.

Особое внимание следует обратить на оценки способности российской промышленности увеличить выпуск в рамках импортозамещения. Проблема удовлетворения спроса на уже производимую на территории РФ продукцию упоминается в среднем 12% предприятий. Российская промышленность обладает достаточными резервными (простаивающими) мощностями для выпуска продукции в случае увеличения спроса на нее в рамках импортозамещения.

Таким образом, за годы существования российской промышленности в условиях девальвации и государственной политики импортозамещения, структура ограничений импортозамещения, по оценкам предприятий, принципиально не изменилась.

 

Успехи импортозамещения

Однако процессы импортозамещения идут и, судя по имеющимся на момент написания статьи политическим новостям, останутся актуальными для нашей экономики еще долго. В такой ситуации возникает необходимость их мониторинга, идеально, на наш взгляд, - в ежеквартальном режиме и не только фактических процессов, но и планов предприятий в этой области. Такую задачу решают новые индикаторы регулярных опросов промышленных предприятий Института экономической политики им.Е.Т.Гайдара.

Как показывает наш мониторинг 2015-2018 гг., российской промышленности почти всегда удавалось добиваться наибольших успехов в области импортозамещения при закупках машин и оборудования (см. рис.4). Максимальная интенсивность этого процесса была зарегистрирована во II кв. 2015 г., когда о сокращении физической доли или о полном отказе от закупок импортных машин и оборудования (по сравнению со II кв. 2014 г.) сообщили 30% промышленных предприятий. Возможно, результат I кв. 2015 г. имел более впечатляющие масштабы импортозамещения, но с другой был бы, наверное, первой и слишком эмоциональной реакцией на шок декабрьской девальвации, особенно – в части планов.

РИС.4.png

Однако в следующие тринадцать кварталов нашего мониторинга российская промышленность начинает снижать интенсивность фактического импортозамещения. И в IV кв. 2017 г. лишь 7% предприятий сообщают о снижении или о полном обнулении физической доли импорта в закупках машин и оборудования. От импортного сырья и материалов российская промышленность отказывалась менее интенсивно в силу меньшего потенциала импортозамещения в этой сфере. Максимальные масштабы импортозамещения по сырью составили 22% и к IV кв. 2017 г. снизились до 8%. Причинами таких скромных успехов стала, скорее всего, сформировавшаяся в предыдущие годы зависимость российской промышленности от импорта. Закупая привозное оборудование, российские предприятия вынуждены переходить на адекватное импортному оборудованию сырье и материалы, которые у нас не производятся, но поставляются зарубежными производителями, предлагающими обычно комплексные поставки и не упускающими возможность привязать российского покупателя к своей продукции на всех этапах его использования.

Еще одной причиной медленного импортозамещения импортного сырья и материалов стал вялотекущий характер кризиса 2015-2016 гг., который не привел к резкому сокращению спроса на отечественную продукцию и соответственно выпуска в российской промышленности. В такой ситуации не потребовалось и масштабного (одномоментного) отказа от подорожавшего импортного сырья и материалов, что поддержало спрос предприятий на используемое ими сырье и материал, в том числе – на импортные.

Рассмотрим теперь планы промышленности по импортозамещению (см. рис.5) с III кв. 2015 г. (опрос июля 2015 г.) по IV кв. 2018 г. (опрос октября 2018 г.).

РИС.5.png

Поквартальные планы импортозамещения показывают, что промышленность только в 2015 г. планировала менее интенсивное импортозамещение сырья и материалов, чем машин и оборудования. Планы на 2016-2017 гг. уже демонстрировали идентичность намерений российских производителей в этой области. Явный провал инвестиционных планов и совсем непровальные (некризисные) масштабы падения выпуска предопределили такое расхождение планов российской промышленности в 2015 г. Ситуация 2016 г. уже иная: российская промышленность смогла оценить особенности затяжного кризиса 2015-2016 гг., адаптироваться к новой условиям производства и к новой курсовой политике Банка России. В том числе – в области инвестиций. Планы последних стали утрачивать пессимизм первого кризисного года и начали показывать некоторые признаки возможного роста вложений в собственное производство. Укрепление же курса рубля и относительно неплохие финансовые результаты позволили предприятиям вновь обратиться к импортным машинам и оборудованию.

Особенностью планов импортозамещения всегда являлась безусловная скромность даже намерений производителей в этой области: масштабы планируемого ими импортозамещения всегда и по всем категориям закупок (и по оборудованию, и по сырью) уступали масштабам планируемого ими же импортосохранения. Т.е. промышленность предпочитала (или скорее, в силу выявленных помех импортозамещению – была вынуждена) сохранять прежнюю долю импорта в новом оборудовании и используемом сырье.

 

Инвестиционные предпочтения и инвестиционные планы российской промышленности

Политика импортозамещения, которая после вступления России в войну санкций в августе 2014 г. получила высокий приоритет, а с декабря 2014 г. – еще и универсальную поддержку в виде слабого рубля, в 2018 г. приобрела новые черты. В апреле Минпромторг РФ разработал уже меры принуждения к импортозамещению: подготовил обширный список техники, оборудования и материалов, которые госкомпании с 1 июля не смогут купить за рубежом без согласования с правительственной комиссией по импортозамещению.

В таких условиях российские промышленные предприятия проявляют (или вынуждены проявлять) высокий интерес к отечественным машинам и оборудованию. В пользу такого вывода говорят результаты двух опросов ИЭП: 2011 и 2018 гг. В ходе этих опросов, проведенных на выходе из двух последних кризисов, предприятиям задавались одинаковый набор вопросов о том, оборудование производства каких стран фактически закупалось в предыдущий период, планируется закупать в ближайшее время и было бы предпочтительней закупать.

РИС.6.png

Рассмотрим сначала какое (производства каких стран) оборудование фактически закупала российская промышленность в предшествующие двум опросам годы (см. рис.6). Основными поставщиками средств производства для отечественных предприятий всегда была Западная Европа и собственно Россия при небольшом, но все-таки преимуществе импорта. Двукратная девальвация рубля декабря 2014 г. и санкционная война 2014-2017 гг. мало повлияли на географию закупок машин и оборудования у основных стран-поставщиков. Западная Европа сохранила первое место в 2018 г. с 71% уровнем фактической популярности у российской промышленности после 77% уровня в 2011 г. Однако отечественные производители машин и оборудования не смогли прибрести новых покупателей на территории своей страны.

Но среди стран-поставщиков второго эшелона произошли более существенные изменения. Доля российских предприятий, закупавших американское и японское оборудование, сократилась между двумя опросами с 33 до 22%, что все-таки не так масштабно как можно было ожидать в условиях самой сильной со времен 1998 г. девальвации национальной валюты и административных запретов на поставки/закупки оборудования. Поставщики оборудования из Китая и Индии, наоборот, оказались в выигрыше от санкционной войны, в которую Россия вступила в августе четырнадцатого года. Они смогли добиться продаж своей продукции уже 35% российских промышленных предприятий после 19% семью годами ранее. Снижение распространенности закупок машин и оборудования, произведенных в странах СНГ, объясняется, скорее всего, свертыванием по политическим соображениям торговли между Россией и Украиной.

РИС.7.png

На следующем этапе рассмотрим инвестиционные предпочтения российских предприятий – т.е. какое оборудование отечественная промышленность хотела бы покупать в 2011 и 2018 гг. Как показывает график, предпочтения отечественных предприятий претерпели за истекшие 7 лет явные изменения (см. рис.7). Во-первых, предпочтительность (распространенность предпочтений) российского оборудования вышла на 2 место в рейтинге 2018 г. Сейчас уже половина российской промышленности предпочитает покупать отечественное оборудование. Во-вторых, самые сильные потери (с 40% уровня предпочтений до 27% уровня) в глазах российских предприятий и в условиях 2018 г. понесли производители США и Японии, откатившиеся в результате на 3 место. В-третьих, машины и оборудование западноевропейского производства остаются самыми желанными для отечественных предприятий – даже после ослабления рубля и многолетней санкционной войны. Последняя, возможно, ведется сторонами не очень последовательно, хотя порой и случаются громкие публичные «стычки». В результате сейчас 69% российских предприятий хотели бы приобрести машины и оборудование из Западной Европы. В-четвертых, оборудование из Китая и Индии имеет очень низкую предпочтительность в глазах российских предприятий. Максимум, которого смогли добиться производители из этих страны, составляет 8% и находится на одном уровне с предпочтительностью оборудования из стран СНГ. Последнее утратило несколько пунктов предпочтительности к 2018 г. вследствие, скорее всего, разрыва экономических связей России и Украины в предыдущие годы.

Рассмотрим теперь инвестиционные планы российской промышленности – машины и оборудование каких стран реально планируется закупать в ближайшие годы и какое оборудование планировали закупать отечественные предприятия в 2011 г. (см. рис.8). Ответы на эти вопрос показывают принципиальное изменение намерений российской промышленности. Если в 2011 г. в планах западноевропейское оборудование уверенно обгоняло российское (первое собирались приобретать 72% предприятий против 50% предприятий, намеренных покупать российское), то к 2018 г. планы сравнялись (приобретение и того, и другого оборудования входило в планы 65% предприятий). Таким образом, политика инвестиционного импортозамещения имеет явный успех. По крайней мере – в количественном аспекте.

РИС.8.png

Частичный ответ на вопрос о качестве замещенного западноевропейского оборудования дают данные об увеличении доли предприятий, в планы которых входит закупка оборудования производства Китая и Индии. Эта доля возросла в два раза и является, скорее, признаком перехода на более дешевое, доступное (в том числе – в условиях санкций) и все-таки менее качественное оборудование. И на уровне предприятий указанное обстоятельство прекрасно осознается. Если сравнить предпочтения и планы предприятий 2018 г., то планы закупок оборудования из Китая и Индии значительно превосходят предпочтения предприятий: 35% против 8%. Российская промышленность, таким образом, вынуждена сейчас в силу сложившихся обстоятельств переходить на не самое лучшее оборудование. В 2011 г. похожий переход тоже имел место, но был менее масштабным: о планах закупок китайского и индийского оборудования сообщали тогда 18% предприятий при желании его иметь только у 4% предприятий. Аналогичная ситуация складывается и в отношении российского оборудования. Его хотели бы (предпочитали бы) закупать около половины российских предприятий, но планируют (вынуждены будут) это делать в следующие годы 65% предприятий.

Политика импортозамещения, которая пришла на смену политики модернизации в 2014 г., определенно сталкивается с трудностями, о преодолении которых в 2015-2018 гг. говорить преждевременно. Преддевальвационные оценки предприятий 2014 г. показали критическую зависимость российской промышленности от импорта. А основной помехой на пути импортозамещения в закупках промышленности остается отсутствие производства на территории РФ нужного предприятиям оборудования, комплектующих и сырья. Даже – по истечению четырех лет активной реализации официальной политики импортозамещения. Второй проблемой импортозамещения является низкое качество отечественной продукции. При этом российская промышленность способна удовлетворить увеличение импортозамещающего спроса на ту продукцию, которая уже производится в стране, – т.е. обладает достаточными простаивающими мощностями. В такой ситуации отечественные предприятия вынуждены в абсолютном большинстве сохранять прежнюю долю импорта в своих закупках как фактических, так и в планах. Укрепление курса рубля и успешная адаптация промышленности к вялотекущему кризису 2015-2016 гг. позволили промышленности снизить в 2017 г. масштабы импортозамещения в свих закупках до минимума четырехлетнего мониторинга.

Полная версия доступна после покупки

Авторизироваться
Система Orphus