USD 70.88

-0.36

EUR 80.4134

+0.01

BRENT 42.34

-0.03

AИ-92 43.21

+0.05

AИ-95 47.28

+0.04

AИ-98 52.87

+0.03

ДТ 47.78

+0.04

19 мин
511
0

Перспективы интеграции нефтегазохимических отраслей стран ЕАЭС

Страны ЕАЭС не используют весь диапазон конкурентных преимуществ в отрасли нефтегазохимии но обладают огромным потенциалом для роста и развития.

Нефтегазохимия как глобальная отрасль характеризуется существенно большей устойчивостью и темпами роста по сравнению с большинством отраслей. Однако за последние 20-30 лет в мировой нефтегазохимической промышленности произошли значительные региональные и структурные сдвиги. Основными драйверами развития глобального нефтегазохимического рынка становятся такие страны, как Китай и Индия. Нефтегазохимических рынок Европы перенасыщен и находится в стадии стагнации. США и Канада традиционно входят в число мировых лидеров нефтегазохимической промышленности. На мировую арену выходят новые сильные игроки – такие, как Иран. Страны ЕАЭС не используют весь диапазон конкурентных преимуществ в этой отрасли и обладают огромным потенциалом для роста и развития.

В условиях трансформации мирового энергетического пространства необходимо пересматривать стратегию развитию отраслей и комплексов и создавать новые энергетические и экономические содружества и партнерства. Обостряющаяся конкуренция на мировых энергетических рынках заставляет его участников создавать новые конкурентные преимущества, и экономическая интеграция – одно из них. Странам-экспортерам и странам-импортерам энергоресурсов приходится коррелировать свою политику и энергетические стратегии в соответствии с вызовами 21 века.

Интеграционный процесс в последние годы охватил почти все континенты, приведя к образованию многочисленных региональных, субрегиональных и межрегиональных торгово-экономических групп. Уже сегодня надо учитывать, что страны, не использующие огромный потенциал региональной интеграции в своей экономической стратегии, не способны выстоять в современной глобальной конкуренции, противостоять вызовам глобализации.

ТАБЛИЦА 1. Сравнение интеграционных объединений

№ п/п

Региональное объединение

Год создания

Количество стран

Население,

млн чел.

ВВП (млн долл)

ВВП на душу населения по ППС

1.

Европейский союз (ЕС)

1992

28

511,8

18 581,149

36 436,2

2.

ЕАЭС

2015

5

182,077

1 846,01

15 897,03

3.

НАФТА

1992-1994

3

478,196

22 452,12

38 628,33

4.

Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС)

1989

21

2,808,213

47 812,10

28 700,83

5.

МЕРКОСУР

1991

5

285,024

2 890,204

11 319,91

6.

АСЕАН

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии

1967

10

622,681

3 574,93

22 937,30

Региональные объединения различаются по глубине и характеру «сращивания» экономик стран-партнеров, по выбранной интеграционной стратегии и институциональному устройству, по сферам и масштабам их деятельности, по количеству государств-членов, по социокультурным признакам. Таким образом, региональная интеграция – это одно из наиболее важных направлений развития современного мира.

Создание Евразийского экономического союза пришлось на период мировой экономической нестабильности, волатильности цен на нефть, геополитических изменений на мировом энергетическом рынке.

Страны ЕАЭС имеют разные уровни развития национальных экономик. Рост ВВП, который наблюдался в этих странах в 2011-2014 гг. сменился спадом в 2015-2016 гг. Это было вызвано падением мировых цен на основные экспортные товары этих стран, сокращением потребления углеводородов и металлов в странах-импортерах, а также отрицательной динамикой курса национальных валют по отношению к доллару и евро.

ТАБЛИЦА 2. Динамика ВВП стран ЕАЭС 2010-2016 гг.

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

ВВП в текущих ценах, млн долл США

ЕАЭС

1 744 362

2 303 770

2 444 722

2 561 677

2 404 881

1 629 028

1 481 636

В том числе

Армения

9 260

10 142

10 619

11 121

11 610

10 529

10 547

Беларусь

56 941

60 795

65 428

74 761

78 536

55 317

47 165

Казахстан

148 052

192 628

208 002

236 633

221 418

184 387

133 657

Кыргызстан

4 795

6 198

6 605

7 335

7 469

6 678

6 552

Россия

1 525 314

2 034 007

2 154 067

2 231 827

2 085 848

1 372 117

1 283 715

ВВП на душу населения, долл США

ЕАЭС

9 847

12 728

13 728

14 331

13 235

8 931

н/д

В том числе

Армения

3 041

3 350

3 512

3680

3 852

3 504

н/д

Беларусь

6 000

6 418

6 913

7 898

8 289

5 829

н/д

Казахстан

9 071

11 634

12 387

13 891

12 807

10 510

н/д

Кыргызстан

923

1 178

1 234

1 342

1 338

1 171

н/д

Россия

10 678

14 228

15 042

15 552

14 278

9 372

н/д

В целом по ЕАЭС наибольшую часть ВВП в 2016 г. составляют услуги – 32,3 %, промышленность – 23,8 %, а сельское, лесное и рыбное хозяйство – лишь 4,5%. По сравнению с 2010 г. наблюдалось падение доли промышленности на 1,3 % (самое значительное падение у Казахстана – на 7,3 %) и рост сельского хозяйства на 0,8 %. Основным драйвером роста ВВП в ЕАЭС в 2015-2016 гг. было сельское хозяйство – 2,6 % в 2015 г. и 4,3 % в 2016 г. Динамика промышленного производства менее устойчива – в целом по ЕАЭС в 2015 г. падение на 3,4 % с основным спадом в обрабатывающей промышленности (-5,3 % по сравнению с 2014 г.) при сохранении прежнего уровня в сфере добывающей промышленности. Это было связано с падением роста обрабатывающей промышленности во всех странах-участницах на 2-5 %, а рост в добывающей промышленности наблюдался только в Армении и Кыргызстане, для которых эта отрасль не является основной. В 2016 г. произошел небольшой рост промышленности ЕАЭС в целом на 0,9 % за счет роста на 1,8 % добывающей промышленности и сохранения прежнего уровня в обрабатывающей промышленности.


РИС.1. Доля государств – членов Союза в мире в 2014 году, %.

В целом по государствам – членам ЕАЭС доля топливно-энергетического комплекса составляет почти одну шестую ВВП и более трети промышленного производства. В 2014 году государствами – членами Союза было добыто 609,1 млн т нефти (из них 292,4 млн т экспортировано), газа – 683,6 млрд куб. м (экспорт – 169,8 млрд куб. м), угля – 472 млн т (экспорт – 185,8 млн т), произведено 1195,8 млрд кВт⋅ч электроэнергии (экспорт – 20,1 млрд кВт⋅ч). При этом экспорт топливно-энергетических ресурсов ориентирован в основном на третьи страны, а доля взаимной торговли невысока. В целом по государствам – членам Союза в 2014 году по сравнению с 2010 годом добыча нефти возросла на 22,7 млн т (3,9 %), прирост добычи угля составил 43 млн т (10 %), производство электроэнергии увеличилось на 33,8 млрд кВт⋅ч (2,9 %), добыча газа снизилась на 5 млрд куб. м (0,7 %).

Все это говорит о значительном потенциале стран ЕАЭС по интеграции энергетических рынков. Поэтому необходимо отчетливо представлять какие риски и возможности есть у стран ЕАЭС.

Глобальная нефтегазохимия – высокодинамичная и конкурентная отрасль с меняющейся конкурентной структурой. Поэтому особо важно обозначить в этой отрасли место и роль региональных нефтегазохимических комплексов.

По данным статистических агентств, мировая нефтегазохимическая промышленность имеет хорошие перспективы по развитию за счет роста населения и автомобилизации в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), а также модернизации мощностей в странах, лидирующих в данной отрасли, развитию нефтегазохимический отраслей в России и странах Каспийского региона. До 2013 года мировая нефтегазохимическая промышленность развивалась медленными темпами, однако в 2015 году темп роста увеличился и, по данным Глобальной информационной компании, отрасль будет стабильно расти в среднесрочной перспективе. При этом доля продуктов первичной переработки в балансе нефтегазохимии будет уменьшаться, в то время как доля сложных полимеров, наоборот, будет расти, что говорит о высоком технологическом развитии нефтегазохимической отрасли в будущем.


Рост мирового спроса на продукты нефтегазохимии (2010-2020 гг.), млн т

Исследуя опыт таких стран, как США, Китай, а также стран Европейского союза и стран Ближнего Востока, можно прийти к выводу, что страны Евразийского экономического союза хоть и обладают большими сырьевыми возможностями, однако весьма ограничены с точки зрения развитости инфраструктуры и альтернативного использования продуктов нефте- и газохимии.

Так, например, в США традиционно наблюдается хороший баланс между конкурентной сырьевой базой и значительным внутренним спросом. Помимо этого, конкурентные преимущества сланцевого газа стимулируют значительные инвестиции, развитие технологий и выход на новые рынки конечных потребителей. Страны Ближнего Востока стараются извлечь максимум финансовой отдачи из существующих запасов углеводородного сырья. Поэтому вектор развития нефтегазовой отрасли этих стран смещается в сторону нефтехимии.

В Европе же за длительный период сформировалась одна из самых глубоко интегрированных химических отраслей. Это произошло благодаря наличию внутренних рынков, непрерывному развитию инноваций, высокой производительности труда.

В Китае интеграция цепочки создания стоимости обусловлена больше тем, что внутренний рынок потребления постоянно растет за счет роста населения. Благодаря массовым слияниям и поглощениям, а также развитию научно-исследовательских ресурсов, Китай получает доступ к западным технологиям для дальнейшего улучшения своего конкурентного положения.

Рассматривая среднесрочный и долгосрочный периоды развития глобальной нефтегазохимической отрасли, можно отметить следующие важные характеристики стран ЕАЭС:

  1. Низкие цены на сырье дают России преимущество по издержкам производства и будут стимулировать рост производства продуктов нефтегазохимии в стране;
  2. В Казахстане будет наблюдаться рост производства, в то время как производство в Беларуси будет сокращаться из-за высоких затрат на сырье и неконкурентоспособных объектов;
  3. Нафтакрекинг обеспечит большую часть роста в нефтехимическом производстве в долгосрочной перспективе;
  4. Российские нефтяные компании реализовывают несколько восточно-ориентированных программ, в том числе направленных на экспорт продуктов крекинга на восточное побережье, а также проекты по созданию и развитию совместных предприятий в Китае.


РИС. 4. Прогноз потребления продуктов нефтегазохимии в странах ЕАЭС до 2040 года, %

В то же время на евразийском рынке:

  1. Основными драйверами развития нефтегазохимии в евразийском регионе будут рост населения, индустриализация и растущий экспорт в Китае;
  2. Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур и Индия имеют крупные нефтеперерабатывающие отрасли комплексного производства нафты на основе химических веществ;
  3. Южная Корея и Япония являются одними из ключевых мировых экспортеров полиолефинов и ароматических углеводородов, хотя производство в Японии будет сокращаться;
  4. Тем не менее в Азии будут более низкие капитальные затраты и затраты на оплату труда.


РИС. 5. Прогноз потребления продукции нефтегазохимии в странах Азии, %

Благодаря глубокому анализу и обзору конкурентоспособности и условий развития глобальной нефтегазохимии можно выделить несколько факторов конкуренции на этом рынке:

  1. Доступ к рынкам потребителей и технологиям;
  2. Доступ к конкурентоспособному сырью;
  3. Меры государственной поддержки.

Можно выделить следующие основные тенденции в нефтегазохимии в отдельных регионах мира

Регион

Тенденции

Европа

Лидерство в технологиях, а также в производстве продукции специальной химии на фоне низкой конкурентоспособности крупнотоннажных массовых нефтегазохимических производств и стагнирующего спроса.

США

Существенное повышение конкурентоспособности нефтегазохимических производств на этане, выделенном из сланцевого газа.

Снижение стоимости электроэнергии за счет роста добычи и потребления сланцевого газа.

Ближний Восток

Наиболее конкурентоспособный регион по производству нефтехимических продуктов, особенно из этана.

Усиление политических рисков.

Азия

Наиболее быстро растущий дефицитный нефтегазохимический рынок, потребности которого покрываются поставками с Ближнего Востока и из других регионов мира.

ЕАЭС

Неравномерное развитие экономик стран, а вследствие этого и нефтегазохимических мощностей.

Медленная модернизация производств, что ведет к отставанию по качеству продукции.

Низкая стоимость сырья.

Большая емкость рынка и хорошие перспективы развития.

На основе анализа мирового рынка нефтегазохимии, истории создания и развития нефтегазохимических комплексов в таких странах и объединениях, как США, Саудовская Аравия, Япония, Китай, Индия, Иран, Европейский союз, АСЕАН, НАФТА, можно составить карту факторов конкурентоспособности нефтегазохимических производств.


1. Развитие нефтяной, газовой и нефтегазохимической промышленности закреплено в четырех государственных программных документах;
2. Цены на УВС для пиролиза в ЕАЭС на уровне США (у них – сланцевый газ), но ниже, чем в Европе и Азии;
3. Основные мощности ЕАЭС расположены внутри региона, что обуславливает высокие транспортные затраты на экспорт;
4. В ЕАЭС высоки удельные капитальные затраты из-за сложных климатических условий, дорогостоящей логистики оборудования, утраты опыта в строительстве и жесткого регулирования;
5. Мощности мирового уровня (от 1 млн тонн по этилену) в России отсутствуют, на Ближнем Востоке и в Китае они активно строятся и вводятся;
6. В ЕАЭС основные нефтехимические мощности вводились в 1960-80-х гг., что обуславливает использование устаревшего оборудования и технологий.

Исходя из выше сказанного, можно сделать вывод, что сегодня конкурентоспособность предприятий нефтегазохимической отрасли на мировой арене определяется несколькими ключевыми факторами:

  1. Цены на сырье. Это связано с себестоимостью производства сырья, с прямым государственным регулированием цен, а также с небольшими логистическими затратами на доставку сырья до мест его переработки. Как видно из мировой практики, наиболее экономически эффективный вариант – это получение и переработка нефтегазохимического сырья в рамках одного производственного комплекса, как, например, в странах Персидского залива, где низкий уровень цен обеспечивается низкой себестоимостью, прямым госрегулированием и эффективной логистикой.
  2. Низкий удельный уровень капитальных затрат. Самое низкое значение этого показателя в Китае, где средние удельные капитальные затраты на строительство пиролизных мощностей в 1,5 раза ниже, чем в странах Евросоюза, и до 2,3 раза ниже, чем в России. Помимо этого, в китайских компаниях Sinopec и CNPC достаточно быстро реализуются инвестиционные проекты при взаимодействии с иностранными партнерами. Низкий уровень капитальных затрат достигается также при использовании передовых технологий, которые, в свою очередь, способствуют снижению операционных затрат (через сокращение норм расхода сырья, материалов и электроэнергии) и затрат на природоохранные мероприятия.
  3. Эффективная логистика и низкие затраты на транспортировку. Нефтегазохимические производства Китая, а также Ближнего Востока являются хорошим примером.

    Таким образом, перечисленные факторы в настоящее время являются определяющими для конкурентоспособности и эффективного развития нефтегазохимических производств. Однако практически во всех новых нефтегазохимических регионах (особенно в странах Ближнего Востока, Северо- и Юго-Восточной Азии) указанные факторы реализуются, в первую очередь, при активной поддержке государства, которая реализуется по пяти основным направлениям:
  1. Развитие инфраструктуры и создание кластеров: уровень поддержки варьируется от софинансирования проектов до строительства всей необходимой инфраструктуры за счет государства. В качестве примера можно привести искусственный остров Джуронг в Сингапуре, являющийся нефтегазохимическим кластером мирового масштаба. При активном участии государства на острове были построены новые автодороги, создана сеть нефте- и продуктопроводов, введен в эксплуатацию отдельный логистический центр, адаптированный к потребностям нефтегазохимических предприятий.
  2. Развитие внутреннего спроса и стимулирование экспорта, включающее в себя поддержку и развитие отраслей-потребителей продукции нефтегазохимии, предоставление экспортного финансирования, таможенное регулирование для защиты внутреннего производства и поддержки экспорта. Так, например, в Китае правительство стимулирует развитие таких отраслей, как текстильная, мебельная, автомобильная промышленность, жилищное и автодорожное строительство, в результате чего за период 1995-2003 гг. потребление химической продукции в денежном выражении увеличилось почти в три раза: с 34 до 87 млрд долл.
  3. Оказание прямой и косвенной финансовой поддержки отрасли через государственное софинансирование, а также путем предоставления налоговых льгот и/или субсидий. Так, в Саудовской Аравии государство напрямую инвестирует в нефтегазохимическую отрасль через государственную компанию Sabic, а также использует комплекс мер косвенной финансовой поддержки: субсидирование цен на сырье, субсидирование процентной ставки, предоставление льготной аренды.
  4. Модернизация отрасли с закрытием наиболее затратных и технологически отсталых предприятий или их перепрофилирование на выпуск других продуктов при активном участии государства в реструктуризации. Примером может служить опыт крупнейшего нефтехимического комплекса Восточной Германии BSL, где с участием государства было закрыто несколько десятков устаревших производств и одновременно построено 15 новых и реконструировано девять существующих мощностей. Одновременно был реализован ряд инфраструктурных проектов: строительство трубопровода нафты пропускной способностью 5 млн тонн в год от порта Росток до заводов компании, обновление терминала в данном порту для быстрой перевалки сырья и готовой продукции, открытие нового технопарка (ValuePark), перерабатывающего продукцию BSL в конечную продукцию.
  5. Административные меры, направленные на снижение затрат, связанных с бюрократическими процедурами и соблюдением стандартов и регламентов. Здесь в качестве примеров можно привести центральные контролирующие органы в Сингапуре и Саудовской Аравии, работающие по принципу «одного окна». В Сингапуре создана специальная организация – Совет экономического развития Сингапура, координирующий действия участников, в том числе в нефтегазохимической отрасли. В Саудовской Аравии таким государственным органом является Королевская Комиссия, подотчетная Совету министров.
Что касается предприятий нефтегазохимической промышленности стран ЕАЭС, в целом они могут сохранить свою конкурентоспособность на внутреннем и основных экспортных рынках при выполнении двух важнейших условий:

  1. наличие экспортных пошлин, обеспечивающих невысокую экспортную стоимость нефтегазохимического сырья и стимулирующих его переработку внутри страны; проведение бизнесом и государством совместных действий по снижению капитальных затрат на расширение существующих и строительство новых нефтегазохимических мощностей.
  2. Исходя из вышесказанного, можно выявить основные конкурентные преимущества, вызовы и угрозы в процессе интеграции нефтегазохимических мощностей ЕАЭС.

ТАБЛИЦА 3.

Существующие и новые конкурентные преимущества, вызовы и развилки для интеграции нефтегазохимии в ЕАЭС

Конкурентные преимущества 1. Конкурентная по затратам, растущая сырьевая база в традиционных и новых регионах добычи, в т.ч. новая (высокотехнологичная) нефть/газ.
2. Развитая инфраструктура мидстрим Западной Сибири.
3. Растущий внутренний и экспортные (СВА, ЮВА) рынки сбыта.
4. Портфель инвестиционных проектов в странах ЕАЭС, обеспечивающих рост объемов и производительности (удельных затрат на производство) в 2017-25 гг.
5. Рост конкретности производства за счет ослабления национальных валют.
6. Комплексная регуляторная поддержка в РФ, РК, РБ.
Вызовы 1. Интеграция сырьевых, инфраструктурных и нефтегазохимических сегментов в новых кластерах развития.
2. Транспортные каналы (сырьевая и сбытовая логистика).
3. Обеспечение финансирования новых проектов (частных, государственных, международных).
4. Обеспечение мощностей для проектирования и строительства новых проектов
Развилки (угрозы) 1. Волатильность цен на ключевые энергоносители и сырьевые деривативы для нефтегазохимии.
2. Технологические прорывы в сегментах традиционной и нетрадиционной нефтегазохимии.
3. Национальные и глобальные режимы регулирования торговли/доступа к рынкам («открытие/закрытие» рынков).

В среднесрочной перспективе интеграция нефтегазохимических мощностей стран ЕАЭС вполне возможна за счет использования конкурентных преимуществ:

  1. Сырьевая база;

  2. Рынки сбыта;

  3. Режимы регулирования и поддержки;

  4. Портфель инвестиционных проектов и база инвестиции.

Отраслевые вызовы являются существенной, но решаемой проблемой, в т. ч. за счет балансировки усилий частного бизнеса и государства.

Ключевые развилки могут создать как новые вызовы, так и новые возможности для нефтегазохимии стран ЕАЭС.

На данный момент экономики ЕАЭС в недостаточной мере и недостаточно эффективно включены в международные интеграционные процессы и цепочки добавленной стоимости, что снижает их возможности конкурентного сотрудничества с мировыми экономическими партнерами, эффективного и сбалансированного экономического роста, наращивания конкурентоспособности национальных производителей.

Возможности Союза очень велики при рациональном их использовании. ЕАЭС может не только обеспечить свои потребности, но и стать мировым поставщиком сырья, товаров и услуг. У ЕАЭС есть все возможности к расширению, в него могут вступать новые члены. Для этого необходимо выработать устраивающую всех потенциальных участников компромиссную схему дальнейшей интеграции, ориентированную на прагматичную и конструктивную политику сотрудничества, призванную защищать национальные интересы на международной арене без ущемления суверенитета государств-членов.

То есть развитие и интеграция нефтегазохимических отраслей в ЕАЭС должны быть направлены на обеспечение высокого уровня конкурентоспособности производств через синхронизацию добычи, доставки и переработки сырья при стимулировании внутреннего спроса.

Странам ЕАЭС необходимо системно решать вопросы отставания в конкурентоспособности и использовать преимущества сравнительно низкой стоимости сырья, других факторов роста эффективности.

Литература

  1. Телегина Е.А. Новое измерение глобальной энергетической безопасности. Мировая экономика и международные отношения. – 2015. – № 11, т. 59. – С. 5-16. Available at: http://www.imemo.ru/files/File/magazines/meimo/11_2015/5_16_TELEGINA.pdf.
  2. KPMG global energy institute. Asia Pacific’s Petrochemical Industry: A Tale of Contrasting Regions. Available at: https://assets.kpmg.com/content/dam/kpmg/pdf/2014/11/asia-pacific-petrochemical-industry-v1.pdf.
  3. Тенденция развития мировой нефтегазохимии. Available at: http://www.webeconomy.ru/index.php?Page=cat&newsid=1002&type=news.
  4. Брагинский О.Б. Сообщающиеся сосуды мировой экономики. Available at: http://tcj.ru/wp-content/uploads/2014/11/2014_10_31-35_soobschauschiesa.pdf.
  5. Petrochemical Outlook Challenges and Opportunities 2015. Available at: https://ec.europa.eu/energy/sites/ener/files/documents/OPEC%20presentation.pdf.
  6. Приказ от 8 апреля 2014 года об утверждении стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 года. Available at: http://strategy2030.midural.ru/sites/default/files/files/strategiya_him_i_neftehim_do_2030.pdf.
  7. Global Petrochemical Market Outlook: Impact of Energy at the Extremes Presented to: Valve Manufacturers Association of America market outlook workshop August 6-7, 2015 – Renaissance Blackstone – Chicago, IL. Available at: http://c.ymcdn.com/sites/www.vma.org/resource/resmgr/2015_MEETINGS/2015_MOW_Presentations/Eramo.pdf.
  8. OPEC World Outlook 2015. Available at: http://www.opec.org/opec_web/static_files_project/media/downloads/publications/WOO%202015.pdf.
  9. Доклад Евразийской экономической комиссии о развитии энергетики ЕАЭС. Available at: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/dmi/internal_market/Documents/Доклад%20барьеры,%20изъятия%2.....
  10. План развития газо- и нефтехимии России на период до 2030 года. Available at: http://minenergo.gov.ru/press/doklady/11723.html.
  11. Нефтегазохимическая отрасль. Состояние отрасли. Available at: http://minenergo.gov.ru/activity/oil/ petrochemical_branch/.
  12. Кузьмина Е.М. Экономическое развитие стран ЕАЭС и перспективы экономической интеграции до 2025 г. Available at: http://russiancouncil.ru/papers/EAEU2025-Policybrief-ru.pdf.
  13. Демидова Е. В. Ключевые факторы конкурентоспособности и основные направления развития нефтегазохимической отрасли: мировой опыт и российские тенденции. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/klyuchevye-faktory-konkurentosposobnosti-i-osnovnye-napravleniya-r.....
  14. Демидова Е.В. Актуальные проблемы и тенденции развития нефтегазохимического комплекса России. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/aktualnye-problemy-i-tendentsii-razvitiya-neftegazohimicheskogo-ko....



Статья «Перспективы интеграции нефтегазохимических отраслей стран ЕАЭС» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№4, Апрель 2018)

Авторы:
Читайте также
Система Orphus