USD 74.0448

-0.39

EUR 89.4461

-0.93

BRENT 62.59

-0.72

AИ-92 44.38

0

AИ-95 48.28

+0.01

AИ-98 53.72

0

ДТ 48.81

+0.03

27 мин
445
0

Обзор нефтегазохимической отрасли России

Обзор нефтегазохимической отрасли России

За сравнительно короткий исторический период нефтегазовый химический комплекс занял прочные позиции практически на всех континентах, он составляет до 10% в структуре экономики многих стран. Нефтегазохимия является связующим звеном между нефтегазовым комплексом и другими отраслями: перерабатывающей промышленностью, машиностроением, аэрокосмической сферой, телекоммуникациями и др. В статье приводится обзор текущего состояния отрасли в России и мире, планы развития и тренды с точки зрения сырья, технологий и спроса на продукцию, а также дана краткая сводка ключевых проектов в нефте- и газохимии и переработке в стране. 

В общей сумме доходов компаний Exxon Mobil, BP, Royal Dutch Shell, Total, Chevron-Texaco, Conoco Philips и других, на долю химии приходится более 10%, а прибыль у ряда крупнейших нефтехимических компаний составляет более 5 млрд. долл. в год, количество рабочих мест может превышать сотни тысяч. В целом, не менее половины всей продукции нефтегазовой химии производится нефтегазовыми компаниями. 

Объем химического рынка удвоится до 2030 года по сравнению с 2016 года и превысит 6,3 трлн. евро, открывая огромные возможности для стран-производителей, только на Китай приходится 44% мировой доли, Европe - 15% (столько же - Северная Америка). В 2018 году Европа стала вторым крупнейшим производителем химической продукции в мире, объем производства в денежном выражении приблизился к 550 млрд евро. 

Ключевыми факторами конкурентоспособности нефтегазохимических предприятий в мире по-прежнему остаются низкие цены на сырье для нефтегазопереработки, стоимость логистики готовой продукции, а также низкие удельные капитальные затраты при строительстве новых и расширении действующих производств.

Около 9% всех заявленных в 2018-2019 годах проектов должны были быть реализованы в Западной Европе, еще 8% - в Восточной части и СНГ, что составило ~20% от общего объема инвестиций в нефтехимические проекты за этот период. 

«Черные лебеди» нарушили тенденции, намеченные в 2019 году, что привело к неравномерному росту спроса и предложения на рынке:

- Глобальные мощности могут увеличиться на ~40 - 50% до более чем 2 млрд т в год к 2027 году

- Более 1300 запланированных и объявленных к запуску заводов в основном в Азии и на Ближнем Востоке.

- 2020 год > 4 млн. т дополнительных объемов только в Китае.

- Спрос растет в Азии и на Ближнем Востоке, но существует предел для роста

- Европейские производители теряют свои рыночные позиции

- Повышение эффективности процессов

- Спрос на экологически чистые продукты с высокой добавленной стоимостью

- Возможности для обеспечения местных рынков специализированной продукцией

- Инвестиции в НИОКР помогут в достижении стратегических целей. 

Одним из важнейших факторов, влияющих на рентабельность, является себестоимость продукции. Сравнивая для заказчиков средние затраты на производство полиэтилена (ПЭ) и логистику в Китай до кризиса, мы пришли к выводу, что лучший уровень себестоимости по-прежнему у стран Ближнего Востока (особенно Саудовской Аравии) и США - при средней цене на ПЭ в Китае 1450 долларов/т маржа может достигать 800-1000 долларов/т. 

Во-первых, они выигрывают за счет более дешевого и доступного этана, а структура затрат на транспортировку, сырье и затраты на переработку (CAPEX и OPEX) сбалансирована. Европа в этом отношении находится в менее благоприятном положении среди производителей (затраты на переработку 1350 долларов/т), вынуждена тратить ~80% от общих затрат на нафту, что оставляет мало резервов для прибыли и гибкости цен на продукцию. 

После того, как было объявлено о заключении сделки ОПЕК+ в 2020 году, Россия, наряду с другими странами, провела переоценку своих капитальных затрат на разведку и добычу. Объявленное крупное глобальное сокращение инвестиций составило более 32 миллиардов долларов. 

Сектор переработки и сбыта показал относительную устойчивость на пике кризиса в сравнении с разведкой и добычей - многие заводы весной 2020 года сократили производство, но с тех пор работают на нормальных мощностях, генерируя маржинальную прибыль, несмотря на негативные прогнозы в начале года.

рис 1.jpg

Таковы основные причины, по которым российские компании стремятся диверсифицировать свою деятельность в сфере переработки и сбыта: сокращение запасов нефти и газа и снижение добычи, экспортная и налоговая политика, успешные примеры крупных нефтеперерабатывающих/нефтехимических кластеров, работающих на Ближнем Востоке и в Азии, поставляющих высокомаржинальную продукцию, быстрорастущий спрос на пластмассы и другую химическую продукцию в мировом масштабе. В январе текущего года премьер-министр РФ объявил о стратегической важности наращивания темпов развития нефтегазохимической отрасли страны, в т.ч. с точки зрения масштабов производства и экспорта.

 рис 1.jpg

В таких регионах, как Ближний Восток или Россия, происходят процессы консолидации и интеграции, слияния и поглощения, рынок нефтегазохимии становится олигополистическим. В России для успешного развития нефтегазохимической отрасли необходимо решить одну из ключевых структурных проблем - устранить дефицит мощностей по производству мономеров (прежде всего пиролиза). С одной стороны, в России имеется избыток нефтегазохимического сырья, который будет продолжать увеличиваться до 2030 года. С другой стороны, существует потенциал значительного увеличения спроса на нефтегазохимическую продукцию, сырьем для которой является процесс пиролиза. Считается, что Россия имеет хорошие перспективы для развития производства основных крупнотоннажных продуктов нефтегазовой химии - пластмасс, каучуков, продуктов органического синтеза - как за счет увеличения внутреннего потребления путем выхода на среднемировой уровень и импортозамещения, так и за счет расширения экспортного потенциала в ключевые для России регионы - Европу и Китай. 

В связи с отмечаемым профицитом базовых полимеров, который будет усиливаться по мере ввода мегамощностей на ключевых рынках, наиболее перспективным станет такой сегмент химической отрасли, как малотоннажная химия. Доля малотоннажной химии в общем обороте отрасли составляет до 40% в развитых странах и до 15% в России. При этом существует ряд барьеров для развития этого направления именно в нашей стране, к ним относится и необходимость привлечения финансирования и относительно высокие капитальные затраты на единицу выпускаемой продукции, а также олигополистичность рынка, которая мешает появлению независимых игроков в регионах, а для крупных компаний такие проекты не представляют достаточного интереса на данный момент.

рис 1.jpg

К концу прогнозируемого периода потребление светлых продуктов на нужды нефтегазохимии увеличится почти в четыре раза по сравнению с существующим уровнем, а доля переработки сырья увеличится до 55% от его производства против 28% в 2010 году. По оценке Минпромторга, на экспорт поставляется треть объема производимой химической и нефтехимической продукции. До 2019 года объем экспорта увеличивался быстрыми темпами – до 21 млрд долларов, то в прошлом году снизился на 17%.  Согласно энергетической стратегии РФ до 2035 года доля импорта полимеров должна снизиться до 20% к 2024 году и еще на 5% до 2035 году; доля сырья, направляемого на нефтегазохимию – увеличиться до 35% к 2035 году. 

Доля химического сектора в ВВП составляет около 4%.  По предварительным итогам 2020 года отрасль показала совокупный рост объемов производства около 5% к уровням 2019 года, в денежном выражении соответствует примерно объему продаж продукции крупнейшей международной химической компании BASF – около 60 млрд. долл. 

Правительство РФ разработало дорожную карту развития нефтегазохимической отрасли для роста производства полимеров до 2025 года. Эксперты оценивают документ как вполне реалистичный и достаточный с точки зрения механизмов господдержки отечественных предприятий. В соответствующем распоряжении правительства говорится, что 8 крупнейших потенциальных нефтегазохимических проектов могут обеспечить ввод более 8 млн т мощностей по производству полиэтилена и пропилена (рост текущих мощностей в 2,3 раза), экспортный потенциал которых составляет более 5 млрд долларов в год, а потенциал суммарной выручки — более 10 млрд долларов в год.

рис 1.jpg

В 2020 году нефтехимические компании переживали трудный период, в частности, в сфере производства метанола, связанный с ценовыми колебаниями, влияющими на деловую активность, и заставившими приостановить реализацию ряда проектов. В то же время, производители удобрений оказались «на гребне волны» во время резкого скачка цен на карбамид и пр. и были единственным сектором, показавшим рентабельность в кризисный год. Рассмотрим некоторые проекты в российской нефтегазохимической отрасли.

 

Основные газохимические проекты России 

В России сосредоточена почти треть мировых запасов газа. Это является серьезной предпосылкой для того, чтобы природный газ использовался не только в качестве топлива и энергоресурсов, но и для производства химической продукции с высокой добавленной стоимостью. 

Глубокая переработка природного газа целесообразна с экономической точки зрения, поскольку каждая стадия переработки – это возможность получения дополнительного дохода. Многостадийная цепочка на одном предприятии позволяет оптимизировать доходность всех звеньев от исходного сырья до конечного продукта. Наиболее широко известные цепочки переработки природного газа сначала в аммиак или метанол, а затем в их производные.

 

Метанол и его производные 

Согласно прогнозам аналитиков, сделанным еще в докоронавирусный период, наибольшие темпы роста в области газохимии будут наблюдаться в производстве метанола, которое к 2030 году увеличится более чем на 50% и практически удвоится к 2050 году по сравнению с 2017 годом. Несмотря на сильный удар по отрасли в 2020 году из-за эпидемии COVID-19 и резкого падения спроса на метанол весной и в начале лета EY дает вполне оптимистичные прогнозы: невзирая на текущие трудности темп роста потребления метанола в мире будет опережать рост ВВП, где ключевую роль как в потреблении, так и производстве будет играть Азиатско-Тихоокеанский регион. В 2019 году объем экспорта метанола из России составил порядка 2,11 млн т. За девять месяцев 2020 года объем железнодорожных отгрузок на экспорт увеличился до 1,8 млн т, что на 99,9 тыс. тонн больше по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, сообщает Argus. Доля России на рынке метанола существенно ниже доли на рынке газа (в структуре мирового производства метанола по виде сырья на природный газ приходится – почти 60%). В качестве одного из сдерживающих факторов роста экспорта продукта эксперты отмечают инфраструктурные ограничения, решить которые возможно за счет развития логистики: транспортировки по морю в Европу и Китай, в том числе прокладыванию маршрутов по Северному морскому пути.
 В связи с тем, что экспорт остается основным драйвером роста производства метанола в России при незначительном росте внутреннего потребления, то большинство новых анонсированных проектов сосредоточено вблизи портов для дальнейшего экспорта продукции по морю: в Ленинградской области и на Дальнем Востоке. Кроме того, часть проектов реализуется в центральной части России, где у основных игроков рынка имеются действующие производства. 
рис 1.jpg

Лидером по числу анонсированных метанольных проектов является Ленинградская область. 

«ЕвроХим» летом 2019 года объявил о своих намерениях заключить специальные инвестиционные контракты для реализации проектов строительства производств карбамида и аммиака, а также метанола в Ленинградской области с суммарными инвестициями порядка 2,5 млрд долларов. Владелец компании Андрей Мельниченко говорил, что создание азотной части проекта может занять 3–3,5 года, метанольная часть будет введена на год позже. В конце 2020 года ВЭБ одобрил финансирование завода по производству аммиака и карбамида в Кингисеппе. Мощность завода составит 1,1 млн т аммиака и 1,4 млн т карбамида в год. Срок запуска – 2023 год.

В начале 2020 года компания «Газ Синтез» приступила к реализации проекта строительства завода по производству метанола в порту Высоцк, расположенном в Ленинградской области. Генеральным подрядчиком проекта выбран южнокорейский концерн Hyundai, российским генеральным проектировщиком - НИИК, лицензиаром Haldor Topsoe. Завершение строительства нового завода планируется в 2023 году. Проектная мощность нового комплекса может составить 1,6 млн т/год метанола марки АА, отличающегося от марки А чистотой. Общий объем инвестиций в проект оценивается в 1,5 млрд долларов. 

Еще один анонсированный проект в Ленинградской области планируется запустить в 2024 году. Производительность завода составит 1,6 млн т/год метанола, капитальные затраты 1,3 млрд долларов. Летом 2020 года заказчик проекта RS GROUP проводил тендер на проектирование завода по производству метанола и биополимеров. 

Ряд компаний ранее анонсировавшие свои метанольные проекты в Ленинградской области, столкнулись с рядом трудностей и временно отложили или приостановили проекты, а еще один сменил свою «прописку». Так «Сафмар» Михаила Гуцириева изначально планировал приступить к реализации метанольного проекта в 2020 году с запуском в эксплуатацию в 2024 году, но затем из-за пандемии начало перенесли на более поздний срок. Инвестиции в проект мощностью в 1,8 млн т метанола в год оцениваются в 1 млрд евро.  Кроме того, планы по строительству метанолового завода мощностью в 1,7 млн т за 1,5 млрд долларов были у «Балтийской газохимической компании», которая даже подписала трехстороннее лицензионное соглашение соглашения с Mitsubishi Heavy Industries Engineering и Haldor Topsoe.  Начало строительства планировалось на первый квартал 2020 года, а срок запуска — 2023 год, однако проект был приостановлен. В связи с приобретением ресурсной базы — прав на разработку Кумжинского и Коровинского газоконденсатных месторождений — «Русхимком», изначально планировавший строительство метанольного комплекса (завод мощностью 1,7 млн т в год, метанолопровод и отгрузочный терминал) в Ленинградской области решил сменить локацию в пользу Ненецкого автономного округа. Изначально комплекс планировали к 2023 году, но перенесли на 2025 год. Вложения оцениваются в 1 млрд евро. 

Помимо Балтийского моря удобными с логистической точки зрения выглядят анонсированные проекты в Восточной Сибири: Приморском крае и Амурской области, а также на юге России - в Краснодарском крае.

Разговоры о строительстве завода минеральных удобрений в Находке (НЗМУ) ведутся с 2012 года. В 2015 году был подписан 20-летний контракт с «Газпром межрегионгаз» на поставки природного газа. В качестве генерального подрядчика выбрана китайская компания China Chengda Engineering. Общая стоимость проекта оценивается в $6,3 млрд. Сроки реализации проекта НЗМУ неоднократно переносились. По последним планам (возможно, также не окончательным), установка метанола на 1,8 млн т должна быть возведена в 2023 году, а аммиака той же мощности на год позже. На данный момент на площадке ведутся изыскательные работы. 

В Амурской области метанольный проект анонсировала компания «Технолизинг» (входит в Группу ЕСН). Среди плюсов проекта — наличие железнодорожной и перевалочной инфраструктуры, 25-летний договор о поставках газа из газопровода «Сила Сибири», а также статус резидента территории опережающего развития с пакетом субсидий и налоговых льгот. Мощности завода составят 1–1,2 млн т метанола в год. Суммарный объем инвестиций в проект — 41,5 млрд рублей, вывод производства на полную мощность намечен на 2023 год. Летом 2020 года «Технолизинг» выбрал Johnson Matthey в качестве лицензиара проекта. 

Столичная группа «ОТЭКО» с 2012 года занимается развитием инфраструктуры порта в Тамани (Краснодарский край). В 2022 году компания там планирует начать строительство заводов по переработке природного газа, которые позволят компании производить ежегодно до 1,5 млн тонн аммиака, 5,5 млн т метанола и более 2 млн т карбамида. Генеральный директор компании Мишель Литвак летом 2020 года сообщил журналистам, что на данный момент часть промышленного парка проектируется, часть инфраструктуры и хранилищ уже построены или будут построены до конца следующего года, кроме того компания подписала соглашение с «Газпромом» о поставке природного газа для переработки на заводах.

Среди проектов, реализующихся в центральной части России на базе действующих производств следует отметить огромную стройку на площадке «Щекиноазот». Основные перспективы производителя связаны с третьим комплексом по производству метанола (М-500), призванным увеличить суммарные объемы производства метилового спирта почти до 1,5 млн т в год. В сентябре 2020 года сообщалось, что несмотря на короновирус и логистические трудности, стройка нового комплекса вступила в активную фазу: на заводскую площадку было завезено 95% от общего объема технологического оборудования. Реализация проекта стоимостью 22 млрд рублей запланирована на конец 2021- начало 2020 года. Кроме того, 29 декабря 2020 года Губернатор Тульской области Алексей Дюмин и президент «Щекиноазот» Борис Сокол подписали соглашение о планах по строительству 2 новых химических производств: концентрированного малометанольного формалина мощностью 110 тысяч тонн в год, а также карбамидоформальдегидных смол и карбамидомеламиноформальдегидных смол мощностью 220 тысяч тонн в год. Общий объем инвестиций составит порядка 2,8 млрд рублей. 

Одно из крупнейших нефтехимических предприятий в Европе «Нижнекамскнефтехим» также планирует построить метанольный завод на базе действующих производств.   В 2020 году предприятие получило положительное заключение от Главгосэкспертизы на строительство завода. Лицензиаром выбрана компания Haldor Topsoe, а НИИК – подрядчиком для разработки проектной и рабочей документации. В настоящее время комбинат использует привозной метанол. Ввод в эксплуатацию собственного производства мощностью 500 тыс. т метанола ректификата в год позволит повысить эффективность, сократить затраты на изготовление полимеров. 

Компания «Томет» осенью 2019 года анонсировала свои планы по техническому перевооружению действующего производства метанола: были определены лицензиар - датская компания Haldor Topsoe и подрядчик для оказания инжиниринговых услуг - ГИАП. По результатам работ «Томет» планировал выйти на суточную производительность по метанолу в 1,6 тыс. т, улучшить показатели энергоэффективности производства. Плановый срок реализации проекта был запланирован на четвертый квартал 2020 года. Однако из-за сложных судебных тяжб с компанией «Уралхим» и признанием «Томет» банкротом, реализация проекта приостановлена. Большинство оборудования уже было поставлено на площадку, началось строительство части необходимой инфраструктуры. По мнению экспертов, скорее всего реализация проекта продолжится после решения юридических проблем. 

Еще один метанольный проект в центральной части России планируется реализовывать на площадке бывшего Химпрома в Волгограде.  Общий объем инвестиций в него составит около 7,5 млрд долларов. Пуск запланирован в 2024 году. В декабре 2019 генеральный директор компании-инвестора GTM One (Корпорация АЕОН) Александр Шведов заявил, что строительство метанолового завода в Волгограде начнется в 2021 году. Предполагаемая мощность химического предприятия составляет более 1 млн т метанола в год. Вся продукция завода будет поставляться на экспорт. 

Аммиак и карбамид

 Другой крупнейшая ветвью метановой химии является аммиак и его переделы. Согласно исследованиям Vygon Consulting, в России аммиак занимает первое место по объемам производства среди продуктов метановой химии (17.8 млн тонн), в разы опережая метанол (4,4. млн т). Согласно прогнозам аналитиков, проведенном аналитиками в 2017 году, производство аммиака увеличится на 15% к 2030 году и 30% к 2050 году по сравнению. Увеличение производства аммиака будет обусловлено преимущественно ростом спроса на азотные удобрения в развивающихся странах.
 
Аммиачная отрасль показывает устойчивость к финансовым и экономическим изменениям. Этот год не стал исключением. Согласно данным Argus за 2020 год, рынок минеральных удобрений с началом пандемии не только не испытал заметных потрясений, а напротив, активно развивался. Так, российские производители в январе — октябре увеличили отгрузки основных видов минеральных удобрений на внутренний рынок на 11,5%, до 8,2 млн тонн, на экспорт — на 2%, до 27,5 млн тонн.
рис 1.jpg

Несмотря на высокий спрос на минеральные удобрения, острая конкуренция способствует строительству новых эффективных комплексных производств, а также модернизации существующих мощностей. Согласно исследованиям Vygon Consulting, лучшие перспективы при текущих условиях будут иметь проекты запуска производства карбамида на действующих мощностях аммиачного производства. В России заявлены несколько крупных проектов. Прежде всего стоит отметить те, о которых мы говорили в разделе про метанол – это анонсированное «Еврохимом» строительство завода в Ленинградской области мощностью 1,1 млн т аммиака и 1,4 млн т карбамида в год, а также проекте «Находкинский завод минеральных удобрений» мощностью 1,8 млн т аммиака и 3 млн тонн карбамида в год. У компании «Щекиноазот» на 2021 год помимо комплекса метанола мощностью 500 тысяч тонн в год, о котором мы говорили в разделе про метанол, запланировано введение в эксплуатацию комплекса азотной кислоты и аммиачной селитры АК-270/АС-340. Кроме того, на площадке предприятия продолжается строительство производственного комплекса по выпуску аммиака и карбамида мощностью 525 и 700 тысяч тонн в год соответственно. Как было сказано выше, в конце 2020 года было подписано соглашение на строительство производства карбамидоформальдегидных и карбамидомеламиноформальдегидных смол, формалина. 

Приоритетным инвестиционным проектом в краткосрочной перспективе лидера по объему производства метанола компании «Метафракс» является строительство производственного комплекса «Аммиак-Карбамид-Меламин (АКМ)» с бюджетом более 58 млрд рублей. Проект предполагает возведение производственного комплекса, способного выпускать до 575 тыс. тонн карбамида, 308 тыс. тонн аммиака и 41 тыс. тонн меламина в год. Работа по созданию АКМ стартовала в 2016 году. Из-за пандемии ввод комплекса в эксплуатацию выходит за рамки проектных сроков. Компания испытывала логистические проблемы с доставкой импортного оборудования в Губаху, а также был затруднен приезд зарубежных специалистов, задействованных в проекте. «Совместно с генподрядчиками компания предпринимает все меры, чтобы минимизировать этот срок. Хотя на самой стройке по разным объектам степень готовности – 80-95%, есть и на 100% построенные объекты», - отметил в одном из интервью председатель совета директоров Армен Гарслян.

В конце 2020 года один из лидеров рынка удобрений - компания «Акрон» анонсировала крупнейший в истории Новгородской области инвестиционный проект - строительство нового производства мощностью 1,6 млн т карбамида и 300 тыс. т товарного аммиака.  Сумма инвестиций по проекту составит 106 млрд рублей. Начало реализации проекта запланировано на 2021 год, выпуск продукции - на второе полугодие 2025 года. Стоит отметить, что «Акрон» в последние несколько лет реализует серию проектов, направленных на увеличение мощностей производства аммиака и его эффективной переработки в азотные удобрения. В 2021 году ожидается завершение стартовавшего в 2019 году проекта «Карбамид №6+». Модернизация агрегата позволит увеличить мощность с 600 до 2050 тыс. тонн в сутки. Инвестиции в проект оцениваются в 85 млн долларов. 

Согласно стратегии развития до 2025 года «Тольяттиазот» в расширение производственных мощностей и повышение объёмов производства инвестирует порядка 112 млрд рублей. В рамках данной стратегии в 2021 году «предприятие планирует запустить комплекс по производству карбамида, разработанные в сотрудничестве с компанией Casale, мощностью 2.2 тыс. т в сутки и стоимостью свыше 25 млрд руб. Данный проект позволит увеличить существующие мощности по выпуску карбамида на 70%. В настоящий момент в выполнено более 40% строительных работ. В одном из интервью руководитель проекта Александр Постнов заявил, что компания выдерживает сроки строительства третьего агрегата и будет наращивать темп в 2021 году. 

 «Куйбышевазот» продолжает реализацию совместного с MET Development (проектное подразделение компании Maire Tecnimont) проекта - строительства комплекса по производству карбамида мощностью 1,5 тыс. т в сутки.  Общий размер инвестиций предварительно оценен на уровне около 160 млн евро (около 11 млрд. руб.). Мощность производства составит 525 тыс. тонн в год (1500 т/сутки) карбамида. Лицензиаром проекта выбрана компания Stamicarbon, в качестве проектного института привлечен НИИК. Завершение проекта планируется в 2022 году. Кроме того, в конце 2020 года в прессе появилась информация (на данный момент не подтверждённая и не опровергнутая предприятием) о том, что «КуйбышевАзот» ведет переговоры с администрации Курской области по вопросу заключения специального инвестиционного контракта для строительства комплекса по переработке минеральных удобрений стоимостью 50 млрд рублей, где оператором проекта выступит дочернее предприятие компании - «Курскхимволокно».

Кемеровский «Азот» продолжает реализовывать стартовавшую в 2018 году и рассчитанную на 6 лет программу под названием «Техническое перевооружение производства минеральных удобрений с увеличением выпуска аммиачной селитры на 220 тыс. тонн в год». Модернизация предприятия позволит, в частности увеличить выпуск аммиачной селитры в 1,6 раза за счет строительства трех цехов по ее производству. По данным сайта компании, выпуск аммиачной селитры в 2017 году при работе одного цеха составил 1 млн 50,8 тыс. тонн. Общий объем инвестиций по программе составляет 27 млрд рублей. 

Филиал «Азот» «Уралхима» осенью 2020 года приступил к реализации инвестиционного проекта, который позволит увеличить мощность производства аммиачной селитры. Инвестиции холдинга составят 1,2 млрд рублей. «К маю 2021 года проведем монтаж и включение в работу установки охлаждения гранул аммиачной селитры. Второй этап намечен на лето 2022 года – окончание монтажа основного и вспомогательного оборудования и запуск его в работу», - прокомментировал сроки реализации проекта Андрей Михеев, заместитель директора по развитию филиала «Азот». 

На 2021 год был запланирован запуск завода удобрений в Орловской области. Компания «Орелметахим» еще в 2017 году подписала с правительством региона инвестсоглашение о реализации проекта по строительству завода мощностью 700 тыс. тонн гранулированного карбамида в год. Однако в 2020 году компания испытала трудности с подготовкой необходимой документации. О новых сроках реализации не сообщается. Объем инвестиций оценивается на уровне 181 млн евро. Срок окупаемости проекта по различным подсчетам составит от 7 до 9,5 лет. Время строительства – 40-48 месяцев.

 

Ключевые проекты по производству полиолефинов в России 

С точки зрения денежного оборота мировая торговля полимерами приближается к объему продукции черной металлургии. Рыночная стоимость некоторых видов малотоннажной продукции иногда превышает цены на золото и драгоценные камни. После четырех-пяти этапов переработки углеводородного сырья стоимость конечной продукции увеличивается в 8-10 раз. Например, это цепочка: природный газ - этан - этилен - полиэтилен - полиэтиленовая продукция. Некоторые продукты на 7-8-м этапе переработки нефти и попутного нефтяного газа (ПНГ) в 100 и более раз превышают стоимость аналогичного сырья. 

В 2020—2030 годах в России ожидается реализация ряда ключевых новых проектов по производству полиолефинов.

 «СИБУР» приступил к реализации проекта Амурского газохимического комплекса (ГХК). Мощности завода по производству базовых полимеров составят 2,3 млн т полиэтилена и 400 тыс. т полипропилена в год. Продукция комплекса будет представлена широким марочным ассортиментом. Основным сырьем станут этановая фракция и сжиженные углеводородные газы с Амурского газоперерабатывающего завода «Газпрома», которые будут поступать в объеме до 3,5 млн тонн в год. Ввод комплекса в эксплуатацию запланирован на 2024-2025 год. По предварительным оценка инвестиции в проект составят порядка 10-11 млрд долларов. 

В текущем году крупнейший проект «СИБУРа», выводящий нашу страну в десятку лидеров мира по производству базовых полимеров, «Запсибнефтехим», должен заработать на полной проектной мощности – по данным компании, в 3 квартале 2020 года были получены первые 1,5 млн тонн продукции, максимальная загрузка оборудования комплекса превышала 80% в тот период. 

Масштабная стройка планируется и в Ленинградской обрасти. В марте 2019 года «Газпром» и «Русгаздобыча» приняли решение о создания крупного комплекса по переработке этансодержащего газа и производству сжиженного природного газа (СПГ) в районе Усть-Луги. Он предусматривает создание мощностей по переработке 45 млрд кубометров газа в год, производству и отгрузке 13 млн тонн СПГ, до 4 млн тонн этана (сырье для полиолефинов) и более 2,2 млн тонн сжиженных углеводородных газов (СУГ). По планам «Газпрома», основная часть СПГ будет поставляться в Индию и в Пакистан. Об ассортименте полимерной продукции пока информации нет, но эксперты предполагают, что она будет ориентирована на экспорт в Европу и на внутренний рынок. Изначально ввод в эксплуатацию первой очереди комплекса был намечен на вторую половину 2023 года, второй очереди – до конца 2024 года. Однако из-за пандемии сроки реализации были перенесены на более поздний срок. Ориентировочная стоимость проекта составляет около 20 млрд долларов. 

Запуск еще одного проекта по производству полимеров запланирован на 2024 год. Строительство Иркутского завода полимеров является частью газового проекта Иркутской нефтяной компании (ИНК), включающего создание системы добычи, подготовки, транспорта и переработки природного и попутного нефтяного газа с месторождений, и участков недр, разрабатываемых ИНК в Восточной Сибири. Сырьем будет этан, вырабатываемый на Усть-Кутском ГПЗ, который в настоящее время строит также оператор данного проекта ИНК. Мощность завода - 650 тыс. тонн полиэтилена в год. Ориентировочная стоимость проекта составляет более 2 млрд долларов. ИКТ приступила к строительству газоперерабатывающего завода в Усть-Куте, а также трёх установок подготовки газа на месторождениях. В конце 2020 года Главгосэкспертиза одобрила строительство завода полимеров.

 На площадке «Нижнекамскнефтехим» идет строительство нового этиленового комплекса. Завод будет ежегодно производить 600 тыс. т этилена, 270 тыс. т пропилена, 248 тыс. т бензола, 89 тыс. т в год бутадиена. На предприятии планируется создать 600 новых рабочих мест. Первую очередь завода намерены сдать в 2023 году, после чего планируется начать вторую. Ожидается, что полностью предприятие будет построено в 2027 году. 

«Лукойл» планирует увеличить выпуск полиолефинов за счет двух новых инвестиционных проектов: в Кстово и в Буденновске. Летом 2020 года компания выбрала лицензиара для установки по производству полипропилена производительностью 500 тыс. тонн в год. Им стала Lummus Technology. Также соглашение включает в себя базовое проектирование, обучение персонала и поставку катализаторов. Еще один анонсированный проект «Лукойла» - газохимический комплекс в Ставропольском крае на базе действующего производства «Ставролена». Завод будет перерабатывать газ с Каспийских месторождений. Ранее отмечалось, что первая очередь завода будет выпускать карбамид, вторая – полиэтилен и полипропилен. Мощность предприятия по газопереработке озвучивалась в 1-3 млрд кубометров в год.  Объем инвестиций в проект оценивается в 2 млрд долларов. 

В стратегии развития компании «Газпром нефтехим Салават» до 2020 года, помимо модернизации производства минеральных удобрений для увеличения мощности и качества продукции, описаны задачи по расширению существующих нефтехимических производств (например, комплекс изомеризации) параллельно с осуществлением проектов по добавлению новых установок и модернизацией НПЗ (комплекс каталитического крекинга). В области производства основной акцент делается на и качества производимых продуктов.

 

Взгляд в будущее: Возможности для "зеленых инноваций" 

Для мировой нефтегазовой химии основной движущей силой являются инновации, новые технологии и продукты. Современная мировая нефтегазовая химия основывается на так называемых мега-установках, которые обеспечивают хорошие технико-экономические показатели за счет высокого технического оснащения и «эффекта масштаба». 

Изменения в структуре существующей сырьевой базы в нефтехимической отрасли. Среднее мировое соотношение составляет 60% сырой нефти и 40% газа. В России, крупнейшей стране-производителе газа, доля газа составляет 25%. Япония и ЕС, т.е. традиционные импортеры сырья, имеют примерно одинаковые показатели. В США, Канаде и ряде других нефтегазодобывающих стран доля газового сырья, этана, пропан-бутана и т.д. в потреблении нефтегазохимии достигает 70%.  По расчетам, потенциал добычи ценных компонентов для газохимической промышленности составляет не менее 50 млн т рациональное использование ПНГ. Предварительные расчеты эффективности работы типовых газохимических комплексов различной специализации: основного, производства пропиленовой и пропиленовой продукции, «полимерной «химической» и «нефтехимической», показывают внутреннюю норму рентабельности проектов от 16 до 25%. Чистая дисконтированная прибыль составляет от 31 до 231 млн долларов. Современный газоперерабатывающий завод со средней мощностью переработки 3 млрд куб. м в год стоит не менее 400-500 млн долларов со сроком окупаемости 5-7 лет и более.

На рынке появятся химические продукты с принципиально новыми возможностями применения. Это будут термопластичные композиционные материалы на основе полимеров; пластмассы с длительным жизненным циклом; материалы, способные к самоадаптации; высокотехнологичные волокна нового поколения; самовосстанавливающаяся экорезина; "умные" наноматериалы, меняющие форму по желанию потребителя; аморфные полимеры, восстанавливающие поврежденные покрытия; биосовместимые и биоразлагаемые материалы и т.д. p. Международные эксперты связывают переход на новый технологический режим с формированием мирового рынка газа как основного сырья "новой волны". 

Интеграция нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов уже некоторое время занимает сердца и умы руководителей мировой промышленности, и все еще существует значительный потенциал для дальнейшего развития этого процесса. Основной причиной изменений является изменение спроса на топливо и химию. 

Многие новые и комплексные предприятия в странах Ближнего Востока и Азии включают в себя как нефтеперерабатывающие, так и химические процессы, увеличивая общий коэффициент конверсии и маржу. Как правило, производство топлива позволяет получить добавленную стоимость на уровне около 15 $/баррель сырой нефти, в то время как нефтехимическая промышленность «прибавляет» дополнительные 30 $/баррель. Крупнейшие технологические компании, такие как ExxonMobil и Honeywell UOP, прогнозируют, что будущий нефтеперерабатывающий актив будет: полностью интегрированным (концепция "нефть-в-химию"), подключенным (цифровым) и гибким (с точки зрения сырья и изменения технологических параметров). 

Общее развитие отрасли будет напрямую зависеть от координации деятельности по всей цепочке: добыча - переработка нефти и газа, включая утилизацию ПНГ, производство удобрений, а также добыча метана из угольных пластов - газохимия, которую теперь следует рассматривать как единую отрасль, конечную продукцию химического комплекса. 

Специальные химические вещества могут играть еще большую роль в устойчивом развитии в будущем. Существуют значительные возможности для внедрения таких инноваций. Специальные химические вещества торгуются на базе их характеристик или функций, а не химического состава. Следовательно, цена имеет важное значение, но не является императивом. Кроме того, специальные химические вещества ближе к потребителю, чем товарные химические вещества. Продукты, включающие "зеленые" специальные химические вещества, могут вызвать интерес потребителей к окружающей среде и биологическим ингредиентам. Пути к более "зеленым" специальным химическим веществам включают их использование: 

- возобновляемого сырья, полученного из альтернативных источников. В целом, материалы на биологической основе имеют меньший углеродный след (выбросы парниковых газов), чем их нефтехимические аналоги. Но есть и особенность: происхождение сырья имеет значение. Изменения в землепользовании могут иметь серьезные негативные последствия для углеродного следа. 

- Биокатализаторы и биотехнологии. Биотехнологии предлагают устойчивый путь к получению продукции с высокой добавленной стоимостью. В качестве примера можно привести подсластители из стевии. 

- Отходы в качестве сырья. Использование отходов в качестве сырья поддерживает экономику замкнутого цикла, перерабатывая их в полезные продукты. Примерами специальных химических веществ, которые могут быть получены из отходов, являются полиолы из отходящих газов (например, дымовые газы сталелитейных заводов и отходящие газы нефтеперерабатывающих заводов); фурфурол из биомассы; и полигидроксиалканоаты - биоразлагаемые полимеры - из биогаза (путем анаэробного брожения). 

- Спрос на карбамид растет вследствие увеличения потребления продуктов питания и высокого спроса на него в технических направлениях (меламин и жидкость для очистки дизельных выхлопных газов). Мировой спрос на карбамид в настоящее время составляет 167 млн. тонн в год, и ожидается, что он будет расти на уровне 1,5% в год, до 179 млн. тонн к 2022 году. Факторами, определяющими себестоимость производства карбамида, являются природный газ, низкие затраты на строительство установок и эксплуатационные расходы. Уверенный рост спроса на карбамид в России и странах бывшего СССР, обусловленный увеличением производства удобрений и спроса на меламин. В дополнение к ожидаемому замедлению темпов расширения мощностей, начиная с 2019 года, потенциал роста цен на карбамид.

 

Заключение 

В результате изменения стратегии химические компании могут получить следующие результаты:  дополнительные клиентоориентированные модели или модели на основе данных;  повышение уровня локализации деятельности и реконфигурация цепочек поставок, для того чтобы стать ближе к клиентам; резкое сокращение объемов выпуска продукции, которое компенсируется за счет использования новых моделей монетизации;  увеличение количества партнеров и расширение экосистемы компаний для распределения риска развития, дополнения технических компетенций и устранения разрыва в цепочке создания стоимости с конечными пользователями;  рост применения технологий, в частности искусственного интеллекта;  трансформационные изменения в самосознании и культуре компании для реализации новых возможностей. 

Российским нефтегазовым компаниям необходимо будет заново оценить будущие стратегии развития в меняющихся условиях. В настоящее время мы видим, что больше внимания стало уделяться возобновляемым источникам энергии и устойчивым решениям для нефтехимии. Российские нефтегазовые компании также должны будут рассмотреть этот вопрос, если они хотят сохранить доступ к экспортным рынкам.

Некоторые из ключевых проблем и возможностей будут связаны с новыми трендами, среди которых стоит отметить возрастающую роль ВИЭ, разработки, основанные на использовании биотоплива, технологии рециклинга и активное использование газа.



Статья «Обзор нефтегазохимической отрасли России» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№1, Январь 2021)

Авторы:
Читайте также