USD 69.1263

+0.17

EUR 75.3348

+0.38

BRENT 88.52

+0.97

AИ-95

0

AИ-98

0

ДТ

0

10 мин
23
0

Нефтегазовый комплекс России в новых условиях: геополитическая ситуация, диверсификация, формирование новых рынков сбыта

Российский нефтегазовый комплекс переживает непростой период: санкционное давление, начавшееся в 2014 г., ограничения, связанные с пандемией, и усилившееся в этом году экономическое давление негативно сказываются не только на функционировании отрасли, но и на экономике России и мира в целом. С геополитическими вызовами связано нарушение логистики экспортных поставок углеводородов, попытки заменить российские углеводороды альтернативными поставками из других стран, ограничение зарубежного финансирования отрасли и участие международных компаний в российских проектах, запрет на поставку оборудования и технологий. В статье рассмотрены основные проблемы и задачи, возникшие как перед отраслью, так и перед государством и которые необходимо решить для выхода отрасли на путь устойчивого развития. Особое внимание уделено проблеме нахождения новых рынков сбыта, выстраивания логистических и технологических цепочек экспортных поставок углеводородов. В статье проанализированы варианты и вероятность замены России как поставщика углеводородов на европейский рынок.

Нефтегазовый комплекс России в новых условиях: геополитическая ситуация, диверсификация, формирование новых рынков сбыта

Нефтегазовый комплекс в России переживает сложный период. Одновременно несколько негативных факторов наложились на его развитие, обусловленных преимущественно санкционной политикой США и западных государств. Наша страна оказалась в условиях санкций не впервые. Запад ранее уже пытался повлиять на политику СССР посредством экономических и политических мер [1]. Только за период 1945–2000 годов они вводились в отношении нашей страны 160 раз [2]. С геополитическими вызовами связано нарушение логистики экспортных поставок углеводородов, попытки заменить российские углеводороды альтернативными поставками из других стран, ограничение зарубежного финансирования отрасли и участие международных компаний в российских проектах, запрет на поставку оборудования и технологий. Под санкциями находится не только Россия, но и ряд других стран с богатым нефтегазовым потенциалом. Источником многих проблем стали наблюдаемые в последнее время нерыночные условия и непредсказуемость работы отрасли, используемые в целях создания конкурентного преимущества в реальных секторах экономики.

При этом западные страны и США готовы забыть о своей зеленой повестке и активно начинают использовать энергетику с высоким углеродным следом, вплоть до использования в качестве энергетического ресурса угля. В результате угольная энергетика возрождается по всему миру – даже там, где шахты стояли законсервированными более 30 лет.

 

Направления развития нефтегазовой отрасли в условиях новой реальности 

Возникшие проблемы вызывают, прежде всего, необходимость расширения рынков сбыта и выстраивания новых производственных и логистических цепочек, импортозамещения оборудования и технологий.

 Диверсификация экспорта. Поиск новых рынков сбыта

 Одна из самых острых проблем, с которыми столкнулись нефтегазовые компании и чему уделяется основное внимание государства, связана с нарушением логистики экспортных поставок [3]. Исторически большая часть российской логистики была ориентирована на европейский рынок. В текущей ситуации необходима переориентация поставок нефти и газа.

Что касается нефти, то в результате санкций проблемы возникли, но они должны уменьшаться по мере того, как будут окончательно выстроены новые логистические цепочки. Например, в кратчайшие сроки должна быть увеличена пропускная мощность нефтепровода «Восточная Сибирь – Дальний Восток». В связи с возникшими трудностями компании вынуждены были сократить добычу нефти в 2022 по сравнению с 2021 годом до 500 млн т, т.е. на 5 %. Небольшое сокращение добычи произойдет и в газовой отрасли.

В газовой отрасли деятельность должна быть сосредоточена преимущественно по двум направлениям. 

Страны Юго-Восточной Азии 

Поскольку в обозримой перспективе поставки на Запад будут сокращаться, нужно продолжить тенденцию последних лет – диверсифицировать экспорт на быстро развивающиеся рынки Юго-Восточной Азии. Поставки в Китай в последние годы набирают обороты. Согласно плану на 2022 год по МГП Сила Сибири-1 в Китай должно поступить 15 млрд м3 газа, проектная мощность. Кроме этого магистрального трубопровода, поставки газа намечены по трубопроводам Сила Сибири-2 и Сила Сибири-3. Причем Сила Сибири-2 будет использовать ресурсную базу Западной Сибири, изначально предусмотренную для поставок газа в Европу. Поэтому запуск стройки Сила Сибири-2 вызвал в Европе волну негатива. Большие возможности для развития транспортировки углеводородов предоставляет Северный морской путь. В своем выступлении на Петербургском международном экономической форуме-2022 заместитель председателя правительства РФ А. Новак подчеркнул: «Восточная газовая программа будет ускорена: соединение единой системы газоснабжения с восточной системой газоснабжения, перемычка с газопроводом Сахалин – Хабаровск – Владивосток и ускорение переговоров с нашими партнерами по продаже газа по Сила Сибири-2». 

Расширение снабжения внутреннего рынка – еще одно направление диверсификации поставок, причем с упором на газоснабжение населения регионов. Россия, имея огромные запасы природного газа, слабо газифицирована, в стране огромный неохваченный внутренний рынок [4]. Работы по газификации ведутся, но их, несомненно, нужно интенсифицировать. Этому будут способствовать и газопроводные магистрали Сибирь-1, Сибирь-2, Сибирь-3, благодаря которым возможна газификация регионов восточной части страны.

Развитие глубокой переработки нефти, увеличение производства СПГ 

Перед отраслью в данном направлении стоят большие задачи, поскольку переработка нефти в значительной степени использовала иностранное оборудование и технологии. Несмотря на то, что вопрос импортозамещения в переработке нефти государством была поставлена перед ТЭК еще в 2015 году, осталось много нерешенных направлений, которые создают ряд проблем в связи с введенными санкциями.

В стране всегда большое внимание уделялось развитию трубопроводной транспортировки нефти и газа. Этому прежде всего способствовало географическое положение России – близость рынков сбыта. В современных условиях приоритеты меняются, и для расширения рынка сбыта продукции, особенно в географически отдаленные страны, необходимо развивать производство сжиженного природного газа (СПГ). Рынок СПГ должен стать для России новой точкой роста в энергетике, для этого страна имеет необходимые условия, в первую очередь громадную ресурсную базу. Россия может стать одним из лидеров в поставках СПГ, тем более, что многие страны в этом заинтересованы и имеют необходимую инфраструктуру для принятия СПГ. В настоящее время Россия активно торгует сжиженным газом, в том числе с Китаем, куда первые поставки были осуществлены в 2019 году по Северному морскому пути (СМП), причем за кратчайшие сроки – 19 дней. Однако и здесь все та же проблема – использование западного оборудования и технологий. Правительство намерено выделить средства на решение этой проблемы, в результате чего в России будет увеличено производство СПГ с современных 30 млн т до 100 млн т в будущем, т.е. до уровня США и Австралии, которые являются лидерами в торговле СПГ [5]. Президентом в 2019 году была поставлена задача увеличить грузоперевозки по СМП к 2024 году до 80 млн тонн в год. Главным грузом будут сырьевые ресурсы Арктики, где основную долю должен составлять российский СПГ. Анализ динамики грузоперевозок по СМП дает основание утверждать, что поставленная задача будет выполнена. Вместе с тем в развитии СМП много проблем, одна из них – налаживание регулярной круглогодичной навигации, поскольку ледоколы Росатома осуществляют ежегодно только единичные проводки.

Основные перевозчики СПГ: НОВАТЭК, Роснефть, Норникель и Северная звезда, причем НОВАТЭК наращивает арктический флот и заинтересован в развитии судоремонтной базы на российском Дальнем Востоке для СПГ-танкеров.



Импортозамещение

Санкции коснулись самого уязвимого места нефтегазовой отрасли – ее технического оснащения: предоставление технологий и поставки оборудования, особенно на глубоководных участках арктического шельфа, сервисных услуг и инвестиций. Приходится констатировать, что оборудование и технологии десятки лет закупались за границей, и крайне недостаточно развивалось производство в собственной стране, стране с самыми крупными запасами газа в мире, в стране, многие годы возглавлявшей или делившей с Саудовской Аравией первое место по добыче нефти. В сложившихся условиях необходимо стимулирование развития производств отечественного оборудования, причем инновационного, соответствующего передовым мировым образцам, а также современных технологий [6]. Надо отметить, что благодаря курсу на импортозамещение за последние годы в этом отношении многое сделано [7]. Говоря о техническом оснащении Газпрома на ПМЭФ-2022 А. Миллер, председатель правления, заместитель председателя совета директоров ПАО «Газпром» подчеркнул: «Что касается объема закупок на российском рынке материально-технических ресурсов и оборудования, объем составляет 99,7 %. Что касается трубной продукции, вся номенклатура, весь ассортимент трубной продукции только российский». Однако в целом по нефтегазовому комплексу проблемы обеспечения современным отечественным оборудованием и технологиями существуют, особенно то, что касается глубоководных проектов (свыше 152 метров) на арктическом шельфе.

Кто заменит и сможет ли заменить Россию на европейском рынке?

Реализация санкций в отношении нефтегазового комплекса негативно отразится на экономике стран, не только принимающих эти решения, но и на всей мировой экономике. Европа была главным потребителем российского газа. В последние годы европейский рынок демонстрировал рост спроса – 5 % ежегодно. У европейских стран высокая заинтересованность в российском газе, что определяется снижением собственных объемов добычи и ростом потребления. За последние десять лет собственные объемы добычи в Европе снизились на 37 %, в Германии – на 71 %. За счет собственных ресурсов Германия на сегодняшний день покрывает всего 7 % своего газопотребления. Однако политика возобладала над экономической целесообразностью. В коротком периоде нет возможности заменить российские энергоресурсы, и в первую очередь газовые, что признают и сами европейские партнеры. Предложения США заменить российские поставки природного газа своим СПГ вызовут много трудностей из-за отсутствия соответствующей инфраструктуры и необходимого для замещения объема сырья. В результате могут встать целые отрасли со всеми вытекающими последствиями для экономической и социальной сфер. Постоянные разговоры об этом уже сами по себе вызывают панические настроения и взвинчивают цены на углеводороды. Забыты разговоры о декарбонизации экономики и энергопереходе, который так активно обсуждали весь предыдущий год, и была поставлена цель с 2026 года ввести трансграничный углеродный налог.

В результате санкций европейские НПЗ вынуждены искать замену российской нефти, а именно – альтернативу Urals, российскому сорту нефти. НПЗ не могут работать с любым сортом нефти, необходима перестройка на другой сорт или поиск схожего сорта. Европейским НПЗ потребуются годы на замещение российского сырья. Кроме того, заводам, которые получают нефть по трубопроводу «Дружба», придется строить дополнительную инфраструктуру, искать более дорогих поставщиков, что в ряде случаев ставит такие заводы на грань выживания. В поисках альтернативы возможно использовать нефть таких стран, как Саудовская Аравия, Ирак и Кувейт, которые в теории могут увеличить экспорт, хотя их мощности уже задействованы в срочных контрактах.

Генеральный секретарь ОПЕК М. Баркиндо определяет сегодняшний разрыв между предложением и спросом газа на мировом рынке в 1 млн баррелей в сутки. Поэтому на рубеже 2022–2023 годов 3 млн баррелей в сутки, поставляемых Россией в ЕС, заменить будет практически нечем, даже в случае роста добычи в других странах и наращивания поставок СПГ из США. Кроме того, в последние годы в мире поступательно уменьшались инвестиции в традиционные энергетические отрасли из-за взятого курса на декарбонизацию экономики. Затем эту тенденцию усугубила пандемия. В результате уменьшение инвестиций отрицательно сказалось на развитие традиционных энергетических отраслей. Так, в 2019 году мировые инвестиции в ТЭК составили $480 млрд, в 2021 году – всего $350 млрд. Все это обуславливает возникновение дефицита предложения на рынке углеводородов. Резкое снижение поставки нефти на европейские рынки может вызвать рост цен к концу 2022 г. в районе $150 за баррель, в результате доходы от экспорта нефти в России могут быть компенсированы за счет высокой стоимости углеводородов.

Заключение

В условиях санкций основные направления развития нефтегазового комплекса России, как представляется, можно свести к следующему.

1.      Необходимо нарастить реализацию инфраструктурных проектов нефтегазового комплекса России: трубопроводных, железнодорожных, развивать Северный морской путь с достижением поставленных объемов грузоперевозок сырья, чтобы в кратчайшие сроки перенаправить экспорт нефти и газа с европейских рынков на перспективные рынки Юго-Восточной Азии, к тому же это станет эффективным инструментом развития восточных регионов России.

2.      В целях диверсификации логистики и расширения рынков сбыта необходимо наращивать производство СПГ, чтобы стать не просто конкурентоспособным в этом сегменте, но и занять лидирующие позиции в мировой торговле сжиженным газом.

3.      В связи с развитием СМП и увеличением грузоперевозок СПГ встает серьезная необходимость организация судоремонта не только на Северо-Западе, но и на Дальнем Востоке, чтобы была возможность отремонтировать пострадавшие суда и они могли вернуться для продолжения эксплуатации и погрузки новой партии СПГ.

4.      Одной из первоочередных задач является производство конкурентоспособного отечественного оборудования и разработка технологий, не уступающих западным. Со стороны государства необходимы меры по поддержке российских производителей оборудования особенно для Арктической зоны. То есть необходимо запустить новый длинный инновационно-инвестиционный цикл путем освобождения от налогообложения прибыли, направляемой на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. 

И еще хочется добавить видение взаимоотношений государства и нефтегазового комплекса, которые актуальны вне зависимости от международного положения и санкционного давления. Освоение новых районов добычи, высокая нефтеотдача, создание инфраструктуры для сбора и переработки попутного нефтяного газа, переориентация поставок сырья с европейского рынка на азиатский и т.д. – не первоочередная цель недропользователя. Во многом это одна из первоочередных задач хозяина недр – государства. Поэтому необходима совместная работа и согласование интересов государства, как хозяина недр, и недропользователей [8]. Государство должно заинтересовать добывающие компании в подготовке новой сырьевой базы для будущих проектов. Одним из таких стимулов для привлечения инвесторов в крупные проекты могут стать гарантии государства, уменьшающие предпринимательские риски; возможность переуступки или продажи выявленных запасов. Большие потенциальные возможности по привлечению инвестиций имеют проекты по геологоразведке и освоению месторождений, выполняемые на условиях государственно-частного партнерства.




Статья «Нефтегазовый комплекс России в новых условиях: геополитическая ситуация, диверсификация, формирование новых рынков сбыта» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№1, Январь 2023)

Авторы:
Комментарии

Читайте также