USD 73.9968

-0.36

EUR 89.6249

-0.31

BRENT 68.83

0

AИ-92 45.34

+0.03

AИ-95 49.08

0

AИ-98 55.04

+0.01

ДТ 49.35

-0.01

16 мин
95
0

Регулирование углеводородных потоков и сланцевая революция. Новые возможности для России

Регулирование углеводородных потоков и сланцевая революция. Новые возможности для России

Многие мировые процессы приходится описывать, учитывая трудно-формализуемые и трудно-осязаемые факторы. В статье условно обозначены объекты, которые влияют на расклад сил на мировых рынках углеводородов. В современных условиях принято обозначать мировых игроков в виде финансово-промышленных групп, не всегда имеющих четкой привязки к границам определенных государств, но это материал отдельной статьи, поэтому в данной работе в качестве игроков приняты традиционные обозначения мировых экономических агентов – США, ЕС, Россия.

Развитие добычи сланцевого газа (также и нефти) в США привила к целому ряду последствий, в том числе на мировом рынке углеводородов. В различных исследованиях уже сравнительно долго обсуждался вопрос о том, что дополнительные объемы американского природного газа, полученные в результате развития добычи газа из сланцевых пород, могут быть направлены на экспорт ориентировочно с 2015 года, конкурируя с традиционными поставщиками газа. В статье показано, почему этот сценарий развития событий с большой долей вероятности не будет реализован или реализован, но в таких незначительных масштабах, что повлияет на мировую экономику незначительно. Для разъяснения ситуации следует системно подойти к осмыслению данного вопроса. В качестве основы для статьи используется одна из теорий, которая переросла в законодательные нормы, предусматривающие временную замену более 75% импорта нефти с Ближнего Востока к 2025 году.

Следует лишний раз отметить, что современный мир, очень сильно привязан к газу, нефти и другим углеводородным ресурсом, поэтому сейчас невозможно представить существование современной цивилизации без постоянного растущего их потребления. Когда появляются сложности с извлечением легкодоступных углеводородов, это сказывается на всей мировой экономике. Сейчас перед человечеством стоят сложные задачи — развивать новые технологии добычи труднодоступных и трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ), найти баланс в поставках углеводородов между добывающими странами и странами реципиентами, а также оптимизировать потребление газа.

Гарри Оппенгеймер (бывший президент алмазно­го синдиката De Beers) отметил в свое время, что люди покупают алмазы из тщеславия, золото - по глупости; так как они не спо­собны запустить в действие систему, основанную на чем-то другом. Международная система поставок углеводородов и обеспечения баланса спроса и предложения - самое эффективное направление бизнеса, которое основано на технологических и коммерческих связях, экономических интересах и соответственно политических интересах. Подавляющее большинство всех технологических систем в современной промышленности, энергетике и транспорте основаны на использо­вании углеводородов. В условиях отсутствия надежных и стабильных поставщиков сы­рья, способов их поставки потребителям в ряде случаев могут происходить серьезные сбои в мировых финансово-экономических процессах.

До тех пор пока углеводородные ресурсы и запасы находятся в недрах, в дол­госрочной перспективе их реальная стоимость возрастает (ввиду осознания пределов их использования), но как только они добыты и проданы, то превращаются в финансовые потоки. Это источники новых инвестиций в основные фонды, возможность приобрести новейшие технологии, различным материальным и нематериальным активам. Кроме того, это источник финансовых поступлений - или обесценивающихся денег (в случае их неэффективного использования). "Цветные бумажки" - евро, доллары, фунты, йены, юани или электронный вариант. Для того чтобы иметь ясное представление о потоках углеводородах необходимо ясно понимать товарную природу денег вне зависимости от страны с валютой, с которой мы имеем дело. В этих условиях задача эффективного развития одной из клю­чевых отраслей экономики России - нефтегазового комплекса (НТК) - не наращивание экспорта сырья любой ценой, а превраще­ние денежных доходов в капитал, т.е. самовозрастающую стои­мость, за счет эффективных инвестиций в развитие сырьевой базы и дальнейшую переработку углеводородного сырья в полупродукты, постепенное полупродуктов в создание активов и продукции, например материалов с относительно высокой добавленной стоимостью. 

До тех пор пока углеводородные ресурсы и запасы находятся в недрах, в долгосрочной перспективе их реальная стоимость возрастает, но как только они добыты и проданы, то превращаются в финансовые потоки.

При этом будет нелишне упомянуть, что деньги самый универсальный, но далеко не самый лучший механизм обмена, но один из главных инструментов влияния на мировую торговлю. В глобальных условиях они имеют свойство переливаться из одной системы в другую. Деньги "накачивают" экономику и заставляют ее развиваться. Уровень и скорость развития экономик зависит от того, как ими распоряжаются те или иные получатели.

При этом важно понять, что в современных условиях не группа стран экспортеров "сидит на нефтяной и газовой иглах", а группа стран импортеров. Подобные экономические способы воздействия как вливание излишнего количества углеводородов на рынок не могут оказать существенного влияния на остальных игроков, так как экспортеры давно используют механизм регулирования такого поведения. Иными словами это разовые операции, которые могут встретить противодействие со стороны стран поставщиков углеводородов в виде уменьшения того излишнего количества газа, которое поставляется на рынок. При негативном сценарии высвобождение некоторых незначительных объемов углеводородов направляется на внутреннее потребление, а потоки газа и нефти находят пути, чтобы быть переработанными в добывающей стране. Таким образом, все колебания предложения могут быть легко отрегулированы странами потребителями углеводородов. 

Основной вопрос состоит в том какая скорость развития у страны-потребителя и у страны поставщика углеводородов и кто создаст быстрее и больше высокотехнологичных активов 

Зависимость от финансового обеспечения стран поставщиков углеводородов в меньшей степени, чем зависимость стран потребителей от углеводородов. Непрерывность потока углеводородов из стран поставщиков странам потребителям - залог того, что он не будет "развернут" в будущем на внутреннее потребление в стране экспортере и будет продолжать поступать в страну - импортер. В противном случае экономика страны-экспортера успевает подготовиться для потребления высвобождающихся объемов углеводородов, которые предназначены для экспорта, т.е. нет смысла не покупать углеводороды, ибо свои углеводороды страна - традиционный экспортер может в будущем, а приобрести их можно за напечатанные "цветные бумажки" или их электронный вариант. То есть основной вопрос состоит не в том, сколько получит за свои углеводороды страны-поставщики, хотя это немало важно, а в том какая скорость развития у страны-потребителя и у страны поставщика углеводородов и кто создаст быстрее и больше высокотехнологичных активов, которые будут эффективнее использовать эти углеводороды. Это вопросы системной динамики, в которой скорость развития технологий, реальной (не углеводородной) экономики решающим образом влияет на перелив капитала из одной страны в другую. Для России цена на нефть достаточно высока, т.е. вопрос стоит не в удовлетворении базовых потребностей любой экономической системы. Вопрос скорее стоит в рациональности инвестиций и распоряжение дополнительными финансовыми потоками от создания продукции с высокой добавленной стоимостью. 

Сланцевая революция – сдерживающий рычаг перетекания капитала в нефтегазодобывающие регионы мира 

Сравнительно недавно в США появилась теория в ограничении приобретения углеводородов (нефти) в странах Ближнего Востока за счет добычи собственного газа. Предполагается использовать газ как заменитель нефтепродуктов.

Если сделать краткий исторический экскурс в историю можно заметить, что с этими же вопросами сталкиваоась США в этом году. Тогда возник то же самый энергетический вопрос, с которым сталкивается эта страна сегодня, отличие было в других источниках топлива. Американцы использовали китовый жир достаточно давно, но постоянно искали топливо, которое было дешевле. Этим топливом стал уголь, потом сырая нефть, сейчас газ. В середине 70-х нефть потребляемая американцами на внутреннем рынке более чем на 50% добывалась не из месторождений, принадлежащих американцам, а завозилась из Ближнего Востока. Но на этом они не останавливались в поисках топлива, которое было чище, лучше и стало бы "своим". Сначала стали проводить политику культивирования сельскохозяйственных культур под биотопливо в Латинской Америке, а также создавать "ветряки", солнечные батареи и в итоге придумали то, что получили сейчас. Этим топливом стал сланцевый газ. То есть американцы, постоянно перебирали все возможные источники топлива, проводя системный анализ их эффективности на каждый момент времени и анализируя показатели эффективности в динамике. Не удивительно, что именно в этой стране был добыт сланцевый газ.

Переходя к сути вопроса, следует заметить, что согласно мнению многих американских экспертов низкий по стоимости американский газ мог бы стать временным заменителем нефтепродуктов в автомобильном, железнодорожном и морском транспорте, а также использован как сырье для нефтегазохимии и уменьшения потока капитала из США в страны Ближнего Востока. Агрегировано за 10 лет с 2001-2010 года трансферт капитала из США в страны Ближнего Востока составил около 1 триллиона долларов (в ценах на нефть начала 2010 года), а с 1976 по 2010 агрегировано 7 триллионов долларов, если также учесть и расходы на военные нужды в регионе. Это самое большое перераспределение богатства от одной группу другой за всю историю человечества. В течение следующих 10 лет при отсутствии сланцевого газа планировалось переместить дополнительно 2,2-2,6 трлн. долл. На рисунке показаны основные финансовые потоки между регионами и странами (рис.1)*.

Соединенные штаты расходуют около 11 миллионов баррелей в день. 19,1% всей нефти контролируемой в мире. При этом спрос на углеводороды удвоится с только 2020 по 2040 года. Около 70% используется для транспортных нужд.

рис 1.jpg

Таким образом, Америка реализуют экономическую стратегию "размазывания" капитала по странам-экспортерам углеводородов, чтобы не усиливать какую-то одну страну, экономический центр или регион в отдельности. Недавнее снятие экономического эмбарго с Ирана и вовлечение этой страны в хозяйственный оборот - дополнительное косвенное доказательство этому.

 Если исключить единичные случаи передачи технологий в традиционные нефтегазодобывающие регионы следует отметить, что технологии добычи сланцевого газа переданы только регионам-потребителям углеводородов для усиления их независимости от регионов доноров. В течение 2012-2013 годов происходила интенсивная передача и апробирование технологий разработки сланцевого газа в Китай и Европейские страны,  несмотря на то, что Китай стал мощным конкурирующим экономическим центром для США и продолжает увеличивать свою мощь. Таким образом, можно с большей уверенностью предположить, что сильнее оказались опасения увеличения денежного потока в Россию из Китая и Европы; Ближнего Востока из США, Европы и Китая вследствие роста продажи углеводородов из первых. 

Очевидна стратегия США - удешевление углеводородов во всем мире. 

Однако более сложные, чем в США геологические условия залегания сланцевого газа в основных регионах потребителях углеводородов и менее затратные способы приобретения природного газа  других стран свидетельствуют о том, что в ближайшем будущем прорывов в добыче сланцевого газа в Китае и Европе не ожидается. Этим регионам рациональнее приобрести природный газ по трубопроводам и в сжиженном виде, сохранив резерв в виде собственного сланцевого газа на будущее. Очевидна стратегия США - удешевление углеводородов во всем мире. Но эта стратегия не может быть в полной мере реализована т.к. страны поставщики углеводородов могут договориться о снижении добычи для поддержания приемлемого уровня доходности. Относительно европейского региона следует сказать, что этот регион останется стабильным потребителем природного газа из России как альтернативный источник против поставок СПГ из других стран, в том числе из стран Ближнего Востока. Вероятнее всего экспорт СПГ из США будет иметь незначительный масштаб и скорее носить временный характер. Противоположный маловероятный сценарий развития событий, когда США всё-таки пойдут на такой шаг (экспорт незначительных объемов СПГ на непродолжительное время) предполагает, что "традиционные" страны поставщики углеводородов на международный рынок могут договориться о снижении добычи, чтобы поддержать уровень доходов на приемлемом уровне. 

Сланцевый газ - драйвером развития экономики США 

Несмотря на общемировое замедление темпов прироста спроса на трубопроводный и сжиженный природный газ в последние годы в США была противоположная тенденция. На рисунке отчетливо видна конвергенция линии спроса и предложения (рис 2)

рис 1.jpg

В послекризисный период 2009—2012 гг. шло замедление темпов прироста потребления природного газа во всех регионах мира кроме США. Это связано, отчасти, с резким увеличением добычи дешевого сланцевого газа, который подтолкнул рост производства, в том числе через дешевую генерацию электроэнергии. По абсолютному приросту потребления в 2012 г. США обогнали все регионы в мире. Можно сделать осторожный вывод — низкая цена на природный газ подтолкнула экономику США и само потребление газа. Это одно из косвенных доказательств того, почему США не будет экспортировать свой сжиженный природный газ, полученный из сланцев. Имеются единичные случаи экспорта США небольшого количества природного газа в виде СПГ в Японию из Аляски еще с 1969 г. с одного из старейших заводов Kenai LNG. Однако мощность этого завода незначительна и составляет 1,4 млн. т и он продолжает свою работу, чтобы не простаивали и были загружены построенные мощности, и для сохранения рабочих мест [[i]]. Конечно, США инвестировали значительные средства в терминалы СПГ, поэтому их простой означает создание "пояса ржавчины". Но использование терминалов для создания временного переизбытка углеводородов на некоторых мировых рынках для снижения цены может иметь временный эффект и носить краткосрочный характер, но не увенчается успехом, поэтому не будет реализовано в том максимальном объеме, который заявлен.

Приобрести углеводороды можно дополнительной эмиссией доллара, а использовать свой резерв углеводородов, добытый из "трудных" нефтегазоносных слоев земли для экономической экспансии не логично. При этом в ближайшем будущем следует ожидать другой сценарий, когда США в результате роста потребления углеводородов начнет импортировать СПГ с терминалов Катара и других стран. Это определенный шанс для России занять свою нишу на рынке СПГ в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Кроме того, ожидается, что тотальный перевод угольных котельных на природный газ в Китае к 2018 год, авария и последующие инциденты на ядерных электростанциях в Японии (лидера по потреблению СПГ) сделает эти страны основными точками роста потребления природного газа в ближайшем будущем. В этих условиях, учитывая мнения экспертов, что до 85% запасов российских углеводородов находится на шельфе,  Россия  сможет обеспечить страны импортеры газом на долгие годы.

Для США разумнее было бы увеличить потребление газа через возобновление закупки у Катара с последующим наращиванием производства высокотехнологичной продукции, и даже увеличением экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью при сохранении резервов своего сланцевого газа на будущее, когда у других стран начнут заканчиваться углеводороды. Для США предпочтительно сконцентрироваться на производстве высокотехнологичной продукции, чтобы "обменивать" ее на международных рынках на углеводороды, а не покупать их в долг. В условиях быстрой эволюции Китая американцам следует производить обмен, ориентируясь на том сегменте потребителей, который рассчитан на прихотливого потребителя. Мощные большие американские автомобили и грузовики, передовая электроника, высокотехнологичные самолеты, космическая техника и вооружение - те направления, которые они могут развивать, не конкурируя в среднем и недорогом сегменте, который заполняет китайская, японская и другая азиатская продукция, а также товары Ближнего Востока. 

Перспективы оптимизации использования ресурсной базы для газохимической промышленности 

Электроемкость российской экономики превышает в 2 раза электроемкость ВВП Японии и ведущих стран Западной Европы при таком же отставании по уровню ВВП на человека. 

Повышенная электроемкость экономики России связана с особенностями структуры российской экономики, в электропотреблении которой преобладает промышленность — ее доля составляет 44,5% (без электроэнергетики), и в последние годы эта доля растет. То есть мы продавали продукцию с высокой добавленной стоимостью при СССР, где в себестоимости был заложен "дешевый" природный газ. Зачем уходить от такой экономики, когда можно ее развивать.

Перспективным остаются поставки универсального базового газохимического полупродукта - метанола, который можно использовать для синтеза целого ряда химических веществ (в том числе по технологии метанол в олефины - methanol to olefins). Следует также развивать поставки "псевдо газа" в виде азотных удобрений. 

Перспективно использование метанола в энергетике для его переработки в ДМЭ, которое может стать главным фактором развития его топливного рынка в будущем (меньшая проницаемость и безопасность). В Китае в качестве топлива очень активно используется диметиловый эфир. В будущем следует ожидать тенденции перехода стран с плохой экологией на закупку экологически чистых видов топлива, таких как диметиловый эфир у других стран. Не стоит забывать, что производство экологически чистых видов топлива при производстве также наносит вред окружающей среде. Поэтому рациональнее перенести производство в удаленные и малозаселенные районы.

Россия может занять большую долю метанола и удобрений на мировом рынке и даже выше. Для этого нужен "дешевый газ". Где его взять следует прочесть ниже в статье. По оценке российских экспертов, к 2015 г. дефицит метанола в КНР может достичь 5,0-9,6 млн. т (14-20% внутреннего спроса). В ближайшие годы в Китае будет введено в эксплуатацию несколько крупных производств метанола, что, возможно, приведет к некоторому снижению дефицита. Его размер, вероятно, главным образом будет определяться рядом производственных факторов. Во-первых, сырьевым обеспечением китайской промышленности метанола.

С точки зрения перспективности сбыта интересно посмотреть на динамику внешнеторгового баланса проведенную компанией “CMAI”.

рис 1.jpg

Источник дешевого газа для России 

В современных условиях не группа стран экспортеров сидит на "нефтяной и газовой иглах", а группа стран импортеров. Экспортеры могут использовать свои ресурсы для развития и поддержания экономики на плаву, а импортерам приходится "выжимать" из недр земли последний газ и нефть, который остался в сланцах (не считая других экзотических источников углеводородов как арктический шельф и гидраты), чтобы сохранить конкурентоспособность своей экономики на фоне быстро развивающихся мировых экономических центров. Углеводороды - второй по значимости самый важный фактор для любой экономики помимо человеческого капитала. В современных условиях для поддержания прежнего уровня экспорта не остается вариантов, кроме как бурить очень глубоко или добывать газ на шельфе. При этом для России самый перспективный путь повышения эффективности внутреннего производства должен быть путь замены устаревших газовых турбин на современные, то есть увеличение КПД ТЭЦ. [ii] Нельзя отказываться от Арктического шельфа, потому что, не ясно временное ли потепление на шельфе или нет и замерзнет ли он в будущем или нет. На современном этапе погодные условия благоприятны для разработки Арктики, поэтому нужно максимально использовать период этих климатических изменений. При этом параллельно, для повышения эффективности экономики за счет высвобождения дополнительных объемов "дешевого" газа нужно интенсивно заменять технологически отсталые турбины на ТЭЦ. Из-за морального устаревания турбин ТЭЦ больше половины газа неэффективно сжигается.

Предложенный вариант замены газовых турбин ТЭЦ не рассматривается серьезно в связи с известным инцидентами активистов на платформе "Приразломная" в 2013 году. Тем не менее, следует обратить внимание на идею замены турбин ТЭЦ, которую активно продвигала данная организация еще в 2006 году. Эта идея незаслуженно забыта, хотя неожиданно стала актуальна в новых условиях в связи с успехом установки платформы "Приразломная", "сланцевой революцией" и необходимостью удерживать стоимость газа на внутреннем рынке на приемлемом уровне. При этом следует отбросить тот вариант, когда замена газовых турбин ТЭЦ идет в ущерб инвестициям, которые могут быть направлены на разработку арктического шельфа. Экономия расхода газа приведет к значительному мультипликативному эффекту в экономике. Основная сложность будет заключаться в том, как заставить собственников ТЭЦ модернизироваться. Это может быть некий законодательный механизм, такой как модернизация ТЭЦ через государственно-частное партнерство к определенному сроку. Однако необходимо четко осознавать необходимость принуждения к модернизации. По самым скромным оценкам за счет увеличения КПД можно увеличить суммарную мощность ТЭЦ минимум в два раза. Аналогичным образом можно высвободить дополнительные объемы потребляемого природного газа. Большой импульс для развития новой российской экономики может стать оптимизация по следующей схеме.

рис 1.jpg

При этом также интересно отдельно рассмотреть основные преимущества и недостатки использования природного газа как топлива.

рис 1.jpg

Следует отметить, что сибирскими учеными разрабатываются механизмы и система по оптимизации инвестиций в разработку новых месторождений и модернизацию ТЭЦ для получения эффекта от использования высвобожденного газа. 

Таким образом, можно сделать следующие выводы: 

Во-первых, сравнительно недавно в США появилась теория ограничения приобретения углеводородов в странах Ближнего Востока за счет добычи собственного газа и замещение им нефтепродуктов в морском, железнодорожном и автомобильном транспорте. 

Во-вторых, рост добычи сланцевого газа в США способствовал росту его потребления в этой стране и увеличению эффективности экономики. В 2012 г. произошло снижение темпов роста добычи газа в США. В 2013 году ежемесячные объемы извлечения углеводородов из сланцевых залежей и других источников претерпевали значительные колебания, и ожидается общее снижение объемов добычи газа в 2013 году согласно ранним прогнозам EIA. [1] 

В-третьих, ожидается, что авария и последующие инциденты на ядерных электростанциях в Японии (лидера по потреблению СПГ) тотальный перевод угольных котельных на природный газ в Китае к 2018 году, сделали эти страны основными точками роста потребления природного газа в ближайшем будущем. Не следует ожидать масштабного экспорта СПГ з США. Напротив, в долгосрочной перспективе потоки газа могут быть направлены именно в США. 

И, наконец, четверное, для повышения эффективности Российской экономики следует снизить энергоемкость российской экономики, тем самым высвободить дополнительные объемы газа ТЭЦ например для химического синтеза (высвобождение за счет модернизации и замены турбин) и/или генерации "дешевой" электроэнергии. При этом освоение труднодоступных и трудноизвлекаемых ресурсов на Арктическом шельфе также является базисом роста экономики России в Ближайшем будущем. Около 80% запасов углеводородов находится на арктическом шельфе, поэтому их освоение процесс неизбежный. Основная задача заключается в том, чтобы законодательно содействовать модернизации ТЭЦ для высвободить "дешевый" газ для создания нового импульса экономики России. Необходимо ускоренно модернизировать ТЭЦ России используя механизм частно-государственного партнерства, а также кластерного развития промышленности. Для оптимизации инвестиций в шельф и модернизацию ТЭЦ следует создать всероссийскую информационно-аналитическую систему опираясь на системно-динамическое моделирование. 

* На рисунке для расчетов приняты усредненные цены поставок нефти из регионов за 2012 год. Агрегированный расчет сделан, исходя из цен следующих марок нефти: Urals, REBCO, ESPO, Siberian Light, Brent, Dubai Crude, Light Sweet, WTI.

 






Статья «Регулирование углеводородных потоков и сланцевая революция. Новые возможности для России» опубликована в журнале «Neftegaz.RU» (№1-2, 2014)

Авторы:
Читайте также